Ермак или хан Ер-Мар?

Форумы Арктогеи (Geopolitik): Имперская идея и русский национализм: Ермак или хан Ер-Мар?
21159: By Валерий МЕЛЬНИКОВ on Пятница, Июль 09, 2004 - 23:00:
Помню, еще в школе, проходя по программе истории покорение Ермаком Сибири, задавал себе вопрос: что это за имя такое – Ермак? Может, это прозвище, тогда почему к прозвищу присовокупили отчество Тимофеевич, а если есть отчество, то где фамилия? Странно, что у человека, которому поручили столь ответственное дело, даже нет биографии. Удивляло и поведение коренных жителей Сибири, так охотно принимавших Ермаково владычество, меняя чужака Кучума на другого правителя, но тоже чужого.

Вопросы эти с той поры так бы и остались без ответа, если бы не статья М. Валиева в журнале «Наука и религия» с неожиданной версией биографии казацкого атамана Ермака Тимофеевича. Оказывается, Ермак вовсе и не казак, а сибирский князь гуннского племени кераитов. Да и не просто князь, а князь-епископ Ер-Мар Темучин. И воевать Сибирь пошел он, чтобы вернуть родовые владения, отнятые ханом Кучумом. Впрочем, все по порядку.

В XI веке правитель племени кераитов принял христианство несторианского толка. (Историческая справка: несторианство – течение в христианстве, основанное в Византии в V веке константинопольским архиепископом Несторием, утверждавшим, что Иисус Христос, будучи рожден человеком, не был Богом по рождению, а лишь впоследствии принял Божественную природу. Пресвятую Деву Марию Несторий призывал называть Христородицей, а не Богородицей. Несторианство как ересь было осуждено на Эфесском соборе в 431 году.)

В 1198 году несториане-кераиты помогли правителям маньчжурско-китайского государства Цзинь добиться успеха в военных действиях, за что их правитель Тоговил получил потомственный титул «ван» (хан, князь) и стал именоваться Ван-ханом. Оставаясь при этом главой несторианской общины, Ван-хан прослыл среди соседних народностей «пресвитером Иоанном». Известно, что одна из жен Чингис-хана была дочерью пресвитера Иоанна. Этим объясняется, что, хотя в покоренных землях и хозяйничали чингисиды, несториане-кераиты пользовались относительной самостоятельностью, имея во владении земли и леса на берегах Тобола, Туры, Ишима и Иртыша – страну Сибирь.

В XIV веке, после разгрома Тамерланом несторианских общин Средней Азии, часть из них спаслась бегством в Сибирь – во владения единоверцев, потомков пресвитера Иоанна. Христиан в Сибири стало столько, что к титулам кераитских князей-первосвященников стали добавлять титул «мар» (святой, епископ), а после успешной победы над разорителем сибирской земли чингисидом Абаком еще и титул «ер» (богатырь, герой). И стали называться правители Сибири Ер-Марами – «героями-епископами».

После победы над Абаком князь Ер-Мар Мухаммед основал новую столицу Сибири – Аскер, среди соседних народностей больше известную как Кашлык (в некоторых летописях называется городом Сибирью). Но в 1563 году племянник побежденного Абака хан Кошим, прозванный в народе Кучумом (пришельцем, чужаком), захватил Кашлык и жестоко расправился со всеми кровниками. Лишь одному из потомков пресвитера Иоанна Ер-Мару Темучину удалось спастись. Коренные жители Сибири, несториане, оказали сильное сопротивление мусульманским муллам, пришедшим из Бухары с ханом Кучумом, и не желали отказываться от веры отцов. Весь крещеный народ Сибири ждал возвращения своего законного правителя-единоверца Ер-Мара Темучина, скрывшегося в приграничных с Сибирью землях и получившего там прозвище Ермак – Тимофеев сын...

Исправно служил новоиспеченный казак на государевой службе: был канцеляристом при воеводе пермском, ходил проводником в торговых походах по Сибири, атаманил при походе на Польшу. Везде, где бы ни был предприимчивый Ермак, первым делом искал дружбы у влиятельных людей. Эта дружба с сильными мира сего не раз спасала бывшего князя, никак не желавшего примириться с судьбой простого казака: то повздорит с кем-нибудь из знати, то по степным обычаям невесту родовитую украдет.

И вот никому ранее не известный Ермак – Тимофеев сын получает неограниченные полномочия и огромные средства, позволившие ему собрать довольно внушительное войско, способное в течение нескольких лет вести победоносный поход по бескрайним сибирским просторам. Сибирские племена оказывали Ермаку воистину ханские почести, не раз предупреждали его войско о кучумовских засадах. Неискушенные в сравнительном богословии аборигены-несториане охотно меняли свою веру на православную, не видя особой обрядовой разницы. Благо знакомы им были и исповедь, и причастие, и литургия со всенощной. Даже передвижные церкви-юрты имелись.

Обремененная солидными трофеями дружина Ермака даже и не собиралась домой, как было это принято у казаков, не принимала мира от хана Кучума, не раз предлагавшего замириться на выгодных для казаков условиях, а год за годом упорно продвигалась к центру Сибирского ханства – стольному граду Аскеру. Сибирский хан Ер-Мар возвращал себе наследное царство.

Родовитостью Ермака объясняются и те почести, которых он удостоился от Ивана Грозного, после того как бил челом царю новыми богатыми землями. Атаману был присвоен титул «князь Сибирский», в подчинение было передано пять сотен царских стрельцов во главе с воеводой-князем и сотником стрелецким при нем. Сибирское же происхождение Ермака подтверждает тот факт, что и поныне вогулы, остяки, тюрки и прочие сибирские народности чтут Ермака – того, кто когда-то покорял их предков.

Может быть, кому-то и не понравится историческая версия о том, что лихой казацкий атаман на самом деле был инородцем, да еще не совсем чистой православной веры, можно сказать, еретиком. Но это только версия. Вполне возможно, что был все-таки казак с православным именем Ерма, переиначенным в Ермак, и происхождение его было знатное, по каким-либо причинам скрываемое. Но так ли это важно? Настоящий патриот – это тот, кто приносит Отечеству реальную пользу, независимо от того, как произносится его фамилия и какой у него разрез глаз.
21160: By AL on Суббота, Июль 10, 2004 - 14:44:
Здрасьте, приехали! Из "гуннского племени кераитов". Где кераиты, а где гунны? Тем не менее, очень захватывающая версия! Вполне пригодная, даже очень, для формирования мифа. Вообще ведь, история дораскольной Руси-Евразии - по большей части история несториан и несторианства. То есть, самого аутентичного Православия...
21169: By Виктор Викторин on Четверг, Июль 15, 2004 - 12:29:
Этносы и социумы приволжских степей XVII - XX вв.: политика и потестарность (от кочевания к оседлости)
Выступление на Шалкарском евразийском Форуме (Уральск)

Нижнее Поволжье издавна известно как «врата народов» и «место встреч» различных этносов. Кочевая и оседлая история этого региона взаимно дополняли друг друга, динамично видоизменялись от одной эпохи к другой. Полукочевое ногайское (юртовское, затем юртовско-едисанское) население начало формироваться при Астрахани – уже российской, под защитой крепости – в 1557-58 гг. Прежние здешние кочевники («татары орды и ханства», исчезнувшие ныне), по свидетельству путешественника-дипломата Энтони Дженкинсона, узнав о приближении русских войск, отошли к Азову (Тане) – именно под власть Крыма и Турции.

Аналогично обстояло дело и при дальнейшем течении событий. Кочевые сообщества в Нижнем Поволжье и на прилегающих территориях находились прямо или косвенно в орбите «высокой» международной политики и на стыке серьёзного противодействия сфер интересов сильных государств. Достаточно привести примеры вовлечения этносов-номадов XYII, а ещё более XYIII вв. в соперничество России и Турции (ногайцы, калмыки-мусульмане, отчасти туркмены Предкавказья), России и Персии (арабы западного Прикаспия, терекеменцы-карапапахи), России и Хивы (казахи, каракалпаки), даже России и Китая (калмыки-ойраты).

Экономически изначально «продвинутые», с развитыми обменно-денежными отношениями, кочевники были очень консервативны в своём внутреннем социально-регулятивном и правовом устройстве. Охарактеризовать его следует как «потестарное» – властное дополитическое, от лат. «potestas» – «власть как возможность, потенциальность (у)правления» (ср. Ю.П.Аверкиева, Ю.В.Бромлей, А.М.Хазанов, В.А.Попов и др.). Оно основывалось на обычае, соглашении, авторитете старейшин и очень сложных генеалогических началах.

Релевантные ссылки:

Шалкарский форум – новая звезда на интеллектуальном небе Евразии

Нагима Байтенова "Политический фундаментализм в решении этнических и межэтнических проблем"

Эдуард Понарин "О развитии нового русского национализма"

Лев Гумилёв "Мы абсолютно самобытны"




Специфический «хозяйственно-культурный тип» – ХКТ (С.П.Толстов, М.Г.Левин, Н.Н.Чебоксаров, В.Б.Андрианов, Г.Е.Марков и мн. др. авторы) определял эти особенности внутренней организации скотоводов-номадов.
Однако при столкновениях кочевых народов (тем более, если за ними, как обычно, стояла поддержка сильных держав), в таковых отражались политические хитросплетения. Укреплялись эти тенденции с вхождением кочевых и полукочевых этносов данного региона в состав России, их постепенном переходе к оседлому земледелию и рыболовству(1). Показательных примеров тому большое количество.

Любопытно, что не только внутриэтнические, но и некоторые межэтнические взаимоотношения могли оформляться средствами потестарного строя (в т.ч. «внешней эксплуатации» – Л.Е.Куббель). Речь идёт о традиционных в кочевой среде отношениях «припущенничества» (или, как в Букеевской орде XIX в., «приёмных приговоров») в отношении прикочевавших или взятых в плен чужеродцев. А также об этногруппах «чужого» происхождения, названных автором в одном из предыдущих сообщений «болдырными» (хакасск. «бельтир, пельтир» – «устье, слияние рек», калм. «балдр», тюрк. «болдыр», русск. диал. «болдырь» – это «потомок смешанного брака, метис»).

Такая «нечистокровная», т.е. неполноправная группа, оседлые земледельцы-«тумáки», бежавшие в сер. XYI в. к Астрахани «на Бузан», были известны в Большой ногайской орде, жившей по Яику (Джайеку, Жайеку). Аналогичный слой – «эмеки/джемеки» – образовался у астраханских татар ногайского происхождения («едисан/джетисан») в XYII-XYIII в. Войны, которые Россия вела на Северном Кавказе и участие в них астраханцев разных этносов, пополняли его военнопленными, бравшими в жёны местных женщин. Схожую же функцию в улусах Калмыцкой степи выполняли т.н. «кетчинеры».

Среди приволжских казахов хана Букея и его потомков, с их переселения в 1801 г., значительную роль играли «тюленгуты» (среди которых автору известны этноэлементы северо-кавказского и калмыцкого происхождения). Они исполняли при хане военно-полицейскую (т.е. внутриполитическую) функцию(2). В дальнейшем она перешла к «нугай-казакам», потомкам бежавших в казахскую степь из-под Оренбурга служилых ногайцев. Впрочем, в 1836-37 гг., при восстании Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова, отряды «нугай-казаков» защищали хана, но двое мужчин с характерным именем «Нугайты» (В.Ф.Шахматов) были известны среди видных лидеров восставших.

Однако, верх одержало вновь потестарное устройство: «тюленгуты, тюленгиты» составили отдельный казахский род (с подразделениями) в Букеевской орде. А «нугай-казаки» в районе Жанибека оформились в группу родов (уйсен, кояс, костанбалы и казан-колак) – тоже казахских, но помнящих до сих пор об особенностях своей этноистории.

Жизнь на «границе цивилизаций» вносила серьёзные коррективы в весь уклад жизни рассматриваемых кочевников и полукочевников. С сер. XYIШ по сер. XYIII в. обозначилась тенденция к письменной фиксации и кодификации кочевого обычного права. На съезде в Джунгарии в 1640 г. всеми ойратами и делегатами от калмыков с Волги (тогда ещё живших только в правобережье) были принято «Их цаажин бичиг» – «Великое степное уложение»). У калмыков в 1750 г. его дополнили законы Дондук-Омбо, а в 1822 г. крупным шагом к приведению обычного права в соответствие с официальными стали т.н. «Зензелинские протоколы». У казахов (исследования И.В.Ерофеевой, Т.И.Султанова и др.) это произошло почти сразу после вхождения казахов Младшего жуза в состав России, при хане Тауке (1729-48), в его законах «Жети жарга».

Влияние региональных властей на положение дел в степях отражало Положение от 19 мая 1806 г. «О землях кочевых народов Астраханской губернии» (3). Реформы М.М.Сперанского («Сибирское уложение» от тюля 1822 г. и отдельно в 1827 г. «Положение о кочующих инородцах») как раз и стоились на сочетании государственных и потестарных элементов во внутреннем и внешнем управлении кочевыми и полукочевыми сообществами.

Естественным образом и последовательно сокращалась сфера влияния и власти прежней аристократии. Астраханские потомки эмира Эдиге – мурзы (князья) Урусовы и Тимбаевы в 1811-35 гг., просто в «текущем статистическом» порядке (при регистрации в «ревизских сказках»-переписях), утратили права на дворянства и значительную часть своего привилегированного статуса. В частности, их уравняли в правах, как государственных крестьян, с прежними зависимыми земледельцами-«эмеками», владеть которыми претендовали потомки мурз.

Во внутренней Букеевской орде власть ханов (потомков Чингиз-хана) стала ближе к сер. XIX в. уже номинальной и официально ликвидирована после правления Сахип-Гирея (1845-47 гг.).В дальнейшем потомки ханов («тюре», «ак-сияк») выделялись лишь только положенным особым, символическим приветствием в их адрес, а также и особой тамгой, семейными преданиями (у Н.Н.Харузина и др. авторов). Сословие тарханов у башкир (род Юлаевых-Азналиных и мн. до.) уже не прослеживалась после ликвидации в 1865-59 гг. особого военно-служилого («башкирского») сословия и превращения бывших воинов в обычных крестьян новой, Уфимской губернии.

Кочевое скотоводство постепенно уступало место оседлому земледельческому труду. Укреплялись связи с соседними народами, осуществлялся интенсивный и плодотворный культурообмен. Рос уровень образованности. Специфические степные культы (т.н. в науке «кочевой шаманизм») сохранялись лишь в элементах; они, как и следовавший им «альтернативный», в первую очередь, суфийский, или дервишеский ислам уступали место каноническому, «мечетному» мусульманству.

Пригородные (вокруг г. Астрахани) юртовцы стали оседлыми, согласно их воспониманиям (сохранено в архивах) «после похода царя Петра», т.е. в теч. XYIII в., а объединившиеся с ними едисанцы – в 1801 г., в момент ппреселения новых кочевников - букеевских казахов. Из полуоседлой жизни полностью осели на землю в нач. XX в. (за основу обычно берётся 1929 г.) другие нижневолжские ногайцы – карагаши, кундровцы и утары-алабугатцы, а также астраханские туркмены (племена абдал и игдыр). К нач. XX в. оседлая жизнь всё более распространялась в приволжских и пркаспийских улусах калмыцкой степи, а также во Внутренней (Букеевской) орде – особенно вокруг её территориально-политического центра, Ханской ставки. Уже в советское время, к концу 30-х гг. XX в., процесс седентаризации был, в основном, завершён. Иные, кроме указанных выше, этносоциокультурные особенности переходного состояния от скотоводства к земледелию: подростковые союзы «жиен/джиен», культы святых мест - «эвлие/аулья» у тюрок и сходные ритуалы «земли и воды» у калмыков-рыболовов Прикаспия (сохранённые, в различной степени, и до нынешнего дня) – привлекаются автором в сообщении на данной конференции для дополнительного обоснования его версии.

Многие характерные моменты прежнего кочевого скотоводческого уклада (в частности, упомянем порядки и правила родового – казахск. и ногайск. «ру» – строя, обычно-правовых «адатов» и мн. др.) были привлечены на рубеже XX-XXI вв. в процессах т.н. «этнического возрождения» в республиках СНГ и регионах России, где проживают потомки носителей этого специфического ХКТ. Эта составляющая сыграла, опять же, в основном, политическую и сопряжённую социально-психологическую роль. Поскольку воспроизвести пытались традицию в её производной, «вторичной» форме (К.В.Чистов), утратившую постоянство и последовательность своего осуществления, не имеющую полного соответствия современным реалиям. Тем не менее, многовековой опыт (в частности, заключённый в фольклоре) хранит огромные воспитательные возможности. А глубинный пласт этнической традиции (тем более в столь интересных и специфических формах, как рассмотренные) ещё только понемногу становятся доступен средствам научного исследования. Потестарные и обычно-правовые механизмы, несколько модифицированные, продолжают действовать, особенно, на бытовом уровне, в сельских местностях. Они отражаются в общей культуре (особенно, на духовно-бессознательном её уровне), влияют на общественную жизни, имеют выходы и в политической сфере. Большое количество историко-этнологических источников по номадологии (кочевниковедению) ещё только ожидает своего введения в широкий аналитический оборот, рассеяно по архивам и музейным хранилищам. Потому важная работа по изучению этих проблем должна стать предметом совместных усилий и постоянного сотрудничества учёных разных регионов и государств.

(1) См. подробнее: Викторин В.М. Российское государство и кочевые народы // История России. Россия и Восток (серия «Мир истории»). СПб., 2002 – С. 152-189.

(2) Уместно и поучительно вспомнить, что и в древних Афинах «полисéйя» (т.е. городская надзорная служба, первая известная полиция – малопочтенная, в общественном мнении, миссия) набиралась именно из заведомых «чужаков», не связанных родовыми и земляческими узами, из рабов-вольноотпущеенников, этнически скифов, восточно-иранского по языку народа, в прошлом тоже кочевавшего.

(3) См.: Викторин В.М. Указ. раб. – С. 183.

ДОСЬЕ ПОРТАЛА "ЕВРАЗИЯ"

Виктор Михайлович Викторин, Cоветник губернатора Астраханской области, кандидат исторических наук, доцент, докторант (ист-этн. религиоведение) РАГС при Президенте РФ
21422: By А. Быков on Четверг, Декабрь 02, 2004 - 15:53:
Видимо следует рассматривать опечаткой сообщение автором о том, что при Тауке было письменно зафиксировано "Жеты Жаргы" (самые ранние списки Гавердовского, Спасского и Левшина относятся к началу XIX века. Также даты правления указаны неверно, эти даты скорее похожи на даты ханствования Абулхира. весьма спорными представляются суждения автора о теленгутах.
21713: By Леонид Михайлович on Пятница, Сентябрь 16, 2005 - 20:13:
"при Тауке было письменно зафиксировано "Жеты Жаргы" "

Скажем так, это официальная версия каз. исторической науки.

Что касается версии, то кажется она довольно смелой.
Привлекает лишь внимание вопрос: действительно ли несториане представляли собой значительную группу населения Сибири, и насколько это могло повлиять на распространение Православия?

Добавлю ещё, что сие ересь никак не есть "самое аутентичное Праволславие".
СВ. Кирил предал Нестрия анафеме 12 раз.
Учение сего еретика подрывает саму надежду на спасение и искупления человечества Христом, ибо отвергает боговоплощение.
Отец же Православия - СВ. Афанасий Александрийский сказал: "Бог воплотился, чтобы человек обожился".
21826: By В.М. Викторин on Четверг, Март 16, 2006 - 11:51:
Колл. А.Быкову (от 2.12.04) давно храню признательность за интерес и внимание. Датировка Тауке и Абулхаира действительно и досадно неточна, учту.
Но про Законы Тауке - не опечатка, а одна из версий.
Про теленгутах как "не совсем казахской" группе среди казахов - мои полевые данные, в них убеждён. А кому же ещё было доверять полицейско-политич. функции в орде и её родах-"ру"?
Больше всего встречал, конечно, потомков калмыков из пленных, но были аналогич. семьи из народов Дагестана (в войнах России - попадали и под Астрахань, и к Уральску - Оренбургу, ассимилировались у ногайцев и казахов).
Именовал бы подобные образования (примеров несколько, речь особо) "болдырскими группами"


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100