Угроза гомункула

Форумы Арктогеи (Geopolitik): Россия и власть: Угроза гомункула
16933: By Сотрудник номер 37 on Воскресенье, Май 26, 2002 - 14:03:
Александр Дугин, лекция 1995 г. Моква, бункер

УГРОЗА ГОМУНКУЛА


Вероятно, люди, которые следят за нашей деятельностью, представляют, что у нашего обращения, нашего призыва (если использовать аналогию, кальку исламского термина “даават”) есть различные важные планы и уровни. Призыв может распространяться самым разным образом - и через политику, и через экономику, и через культуру, и через метафизику. То, о чем сейчас пойдёт речь, будет формулировкой призыва в некоторых довольно отвлечённых сферах, которыми, собственно говоря, я и занимаюсь приоритетно.
Многие темы уже намечены, обговорены, освоены: мы старались, чтобы соответствующие тексты пусть небольшим тиражом, но все же были изданы, и не только в виде самиздата. Речь идёт уже не о том, чтобы их объявлять или провозглашать, а о том, чтобы их адекватно развивать.
К сожалению, я не вижу никакого адекватного развития этих тем. Однако, может быть, придёт время, когда ритм современных событий несколько замедлится, возникнет пауза, зазор, и всё написанное и изданное будет прочитано, внимательно осмыслено, развито.
Нормальных людей всегда крайне мало, это могут быть вообще единицы, но, я думаю, что постепенно накапливается, растёт потенциал тех, кто смогут продолжать и развивать темы уже обозначенные и обоснованные. Поэтому мы не будем замыкаться на одном и том же, на повторении одних и тех же вещей, которые уже написаны и изданы.
Я часто иду таким путём, который, может быть, не приносит практических дивидендов: вскрывая и обозначая определённую тему в самых общих чертах, я не продолжаю её развивать и утверждать, пока она начинает приносить определённую отдачу, а перехожу к следующей.
Сегодня я выбрал тему “Угроза гомункула”. На первый взгляд она не имеет прямого отношения к нашему бытию или к политике и представляется экстравагантной. А мне она представляется крайне актуальной (может быть самой актуальной на сегодняшний момент, а может быть и нет, но в принципе очень важной).
Во время прочтения средневековых трактатов по оперативной магии, по герметизму, моё внимание всегда привлекала следующая тема. Это описание того, как герметик или маг, работая с материей, добавляя в свинец компоненты серы, преобразуя ртуть в более субтильные, сложные вещества наконец-то получает в колбе маленького человечка, который называется “гомункулус”. Дальше следует описание, как гомункулус себя ведёт - что он бегает или ходит по дну сосуда. Часто говорится, что гомункул долго не живёт и очень быстро умирает - появляется из субтильных манипуляций с алхимической материей, побегает-побегает, и умирает. Иногда говорится о том, что гомункулы бывают вдвоём, как Адам и Ева - два маленьких человечка мужского и женского пола, которые также возникают на дне колбы, а потом уже тоже умирают или не умирают, дальше их судьбу сложно представить.
Эти описания довольно регулярно появляются в алхимической, герметической, магической литературе. Сам термин “гомункул” очень впечатляющий - помните, у Гёте Фауст беседует с гомункулом, есть в опере ария гомункула... Когда я натыкался на такие описания, загадочность этого персонажа, его недешифрируемость всегда привлекала моё внимание. Что это было? Что такое этот гомункул и какой он имеет смысл?
В магических текстах не так уж всё загадочно и сложно, как кажется на первый взгляд: они все имеют определённую структуру, это в основном сложные мифологические концепции, либо околорелигиозные, либо инициатические, либо принадлежащие к иным, скажем так, нонконформным религиозным формам (в контексте христианской цивилизации - к языческим или мусульманским). В магии и герметизме особой сложности нет, т.е. всё имеет определённое очень серьёзное и глубокое объяснение.
А вот гомункул из этой схемы как-то выпадал. С одной стороны, это что-то очень конкретное, это явный, вещественный, яркий образ - маленький человечек, бегающий внутри колбы. Это как-то плотски ощутимо, напоминает образы из тех, которые временами преследуют наше бессознательное, сны; кроме того, тематика маленького человека, человека в бутылке, развивается и в литературе - в частности, у Майринка. С другой стороны, это всё же совершенно не с чем сопоставить, нечем
расшифровать.
Очень давно я заинтересовался этой темой. Развивая тему гомункула, я пришёл к ряду связанных с темой гомункула символических соответствий, которые, на мой взгляд, представляются очень важными. Не то чтобы важными для каких-то практических целей, а просто важными и всё.
Этимологически слово “гомункул” означает “человечек”. “Homo” означает по-латыни “человек”, а “homunculus” - “человечек”. Это слово с уменьшительным суффиксом, то есть предполагает понимание “гомункулуса” как чего-то маленького, как маленького человечка. Соответственно, это его первое определение, что он маленький, и это является явным указанием на то, что речь идёт о ребёнке или о существе, напоминающем ребёнка, или о карлике, или о гноме.
Кстати, интересна фулканелевская параэтимология слова гном - от слова “гнозис”, “знание”, т.е. гном - это “тот, кто знает”, “хранитель знаний”.
С одной стороны, в определении “гомункулус” явно есть указание на малый размер существа, а с другой стороны, речь идёт об искусственном создании.
Гомункулус - это некая ожившая кукла, как Буратино у Алексея Толстого, популяризатора этого образа. Символы фольклора, детского фольклора - это не что иное как развитие тех же самых алхимических и магических текстов. Это, кстати, уже настолько банально, что и говорить противно, и так всё понятно - что нет ни одной сказки, ни советской, ни не советской, которая не была бы напрямую связана с определёнными инициатическими организациями, с определёнными доктринами. В этом отношении расшифровка и современного неофольклора, и традиционного фольклора представляет собой колоссальное поле, которым мало кто занимается.
Итак, в случае гомункула, с одной стороны, мы имеем дело с ожившей куклой, т.е. с искусственным творением, с неким человекоподобным автоматом, с неким искусственным созданием, а с другой стороны, речь идёт о чём-то маленьком, и поэтому концепция “живой маленькой куклы” подходит к определению гомункула ближе всего.
“Живая маленькая кукла”. Что напоминает гомункул, если обратиться к истории религий?
Он напоминает такого интересного персонажа, которому посвятил Густав Майринк один из самых своих знаменитых романов - голема.
Напомню Вам легенду о големе. В средние века раввин пражской синагоги Лоэв, чья могила находится в Праге, её и сейчас можно найти, создал такое искусственное существо из глины - куклу, которая приводилась в движение путём вложения в её уста пентаграммы.
Некая параллель с тематикой гомункула тут есть. Но, в отличие от гомункулуса, голем вскоре начинал расти. Обратите внимание - если он начинал расти, то можно предположить, что вначале он был очень маленький и лишь потом достигал средних человеческих размеров.
Когда раввин Лоэв вкладывал ему пентаграмму в уста, голем начинал быстро-быстро суетиться и как верный слуга осуществлять всякие бытовые поручения. Но, как свидетельствует эта легенда о големе, в какой-то момент раввин Лоэв забыл вытащить у него пентаграмму, голем взбесился, стал быстро расти и, наконец, когда у него эту пентаграмму всё-таки хитростью удалось выманить, рухнул, раздавив под своими остатками раввина Лоэва. Это одна из версий. Другая версия, что он просто произвёл массу разрушений.
Густав Майринк написал об этом очень интересный герметический роман - роман “Голем” - который был первым, что мы издали в нашем издательстве «Арктогея» в 1989 году. Тоже, наверное, не случайно.
У одного из самых крупных исследователей иудаистического, каббалистического эзотеризма, Гершома Шолема, профессора Иерусалимского университета, ныне покойного, в одной из его работ о каббале есть прекрасное описание голема. Там есть очень интересный момент: Гершом Шолем пишет, что Майринк несколько упростил эту сложную тематику создания голема. Шолем привёл описание ритуалов и заклинаний каббалистов, которые создавали такое существо из глины, ходя по кругу. Согласно его концепции, оно само вставало - каббалисты становились в круг на определённую землю, специальным образом выделенную и размеченную, произносили каббалистические заклинания, двигаясь по кругу, и тогда эта кукла, это существо само восставало из глины.
Явственно близким образом, приблизительно в таких же терминах, описывается происхождение гомункула в герметической и алхимической литературе.
Что очень интересно, Шолем говорит, что эта каббалистическая легенда не только средневековая, её истоки уходят в очень далёкие времена, в ветхозаветную эпоху. И он приводит псалом Давыда, в котором говорится: “мой голем, Твои глаза видели его”. Очень внушительно. “Твои глаза” означают глаза Бога, “мой голем” - голем Давыда. Поскольку в псалмах речь идёт от первого лица, расшифровывается это однозначно так.
“Мой голем, Твои глаза видели его”. Разбирая эту энигматическую фразу, Гершом Шолем делает одно утверждение, которое фактически и подвигло меня к расшифровке смысла гомункула и доктрины, которая с ним связана. Гершом Шолем пишет, что согласно очень особому эзотерическому направлению в иудаизме, т.н. “меркаба-гнозису”, эзотерическому учению, связанному со школой пророка Иезекииля, сам Адам, первый Адам, был сотворён големом. Первый Адам, до того как Яхве, Тетраграмматон, вдохнул в него душу, был големом и был сотворён магическим способом, аналогичным тому, которым средневековые каббалисты создавали голема из глины. Бог не лепил Адама “руками”, а, условно говоря, ходил вокруг его потенциального местонахождения, кружился вокруг него в танце, и тот постепенно превращался в куклу.
Таким образом, проблема гомункула теснейшим образом связана с самой проблемой творения, с проблемой возникновения человека. И понятно, что в качестве новорождённого тот рассматривается как маленький человек - “гомункулус”.
Кстати, это напоминает исламское предание о том, что в будущем веке, когда этот цикл кончится, Мохаммед или его свет воплотится в первом человеке, и он будет маленьким и будет жить на лепестке, на листике как в целом мире. Опять первый человек выступает как маленький человек, как крошка, который потом развивается. Поэтому голем растёт в каббалистических легендах, поэтому гомункулус алхимиков рождается таким небольшим человечком.
К этой же теме относится целый ряд легенд и сакральных и инициатических сюжетов, связанных с автоматами, с человекоподобными машинами. Например, о создании такой человекоподобной машины говорится в истории Альберта Великого, средневекового теолога. Он якобы создал (но, скорее всего, на самом деле создал) аппарат в виде женщины, которая прекрасно справлялась с теологией, умела считать, говорить, выдавала абсолютно точные теологические рассуждения. Ученик Альберта Великого, Фома Аквинский, поскольку не смог переспорить этого автомата, этой женщины-голема, разбил её палкой от злости, потому что она говорила более правильно, чем Фома.
Такого рода легенды про странные автоматы, про куклы сопровождают всю историю тайных обществ.
Евгений Всеволодович Головин, когда готовился фильм по сюжету о заговоре вампиров, отметил следующую интересную и правильную вещь. Современные дети играют в куклы. А знаете ли вы, что, например, если в 12-13 веке в Европе, в доме, в семье находили куклу, хозяйку дома сжигали на костре как ведьму? И вот почему. Для чего с точки зрения инквизиторов или средневековых людей могли держать в доме кукол? Для того, чтобы наносить по ним колющие удары и тем самым причинять колоссальный вред окружающим. Понятие “кукол”, в которые, собственно говоря, играют наши дети, происходит из альтернативного, нонконформного идолопоклонничества, которое вкупе называется, как правило, “сатанизмом”, “язычеством”, “двоеверием” или “ведьмовством”, т.е. из тех традиционных форм, которые остаточным образом существовали в христианизированном внешне обществе. Все куклы, статуэтки, идолы определённым образом связаны с той самой традицией.
Теперь можно вспомнить различные истории про говорящих идолов и оживающих статуй - тема Пигмалиона наиболее известна. Опять идея оживления творения, машины. Машина, творение рук человеческих - например, идол из камня, Молох - вдруг в определённых ситуациях, после определённых жертвоприношений и камлания, оживала, начинала пульсировать глазами, пускать огонь. Например, говорится, что, когда статуя Молоха или Ваала пожирала младенцев, она чавкала. Видимо, существует ещё связь традиции голема и традиции гомункула с живыми и оживающими статуями, с линией довольно древних культов, в которых языческое оживление идола (разными способами) имело фундаментальное, центральное значение - идол начинал говорить. Отсюда различные “оракулы” и т.д.
Фраза “мой голем, Твои глаза видели его” открывает нам некий тонкий, серьёзный, центральный смысл этой формы. Казалось бы, давайте уберём непонятные энигматические, алхимические тексты, давайте спишем поклонение идолам на невежество и грехопадение древних некультурных народов, давайте отбросим эту идею гомункула как пережиток. Конечно, можно. В своё время, когда началась “эпоха Просвещения”, так отбросили всё. Не только гомункула. На таком же основании отбросили христианство, на таком же основании отбросили все сакральные традиции. Но где-то к середине 20-го века, когда полный рационалистический нигилизм в отношении сакральных сюжетов достиг своего пика, его последователи обнаружили, что всё, дальше ехать некуда, и если не будет существовать некоторых сакральных сюжетов, глубоко резонирующих с человеческим бытиём, тогда не будет и науки, занятой прогрессирующей десакрализацией и нигилистической в своих последних целях. И тогда мы видим, что общая западная профаническая наука на рубеже 30-40 годов вдруг разворачивается и начинает двигаться в противоположном направлении, от отвержения всех сакральных мотивов к интересу к ним, преимущественно начиная заход через нетрадиционные, дикарские, шаманские религии – особенно яркие - там, где иррациональное выражается наиболее полным образом.
Неслучайна тематика жертвы, жертвоприношения, призрака, сакрального становится одной из самых центральных тем у “новых левых” мыслителей, подвергшихся сильному воздействию Фрейда и Юнга, вообще у психологов юнгианской ориентации.
Таким образом и понятие гомункула возвращается. Мы его гоним, а оно возвращается. Эта фраза из псалмов Давыда - “мой голем, Твои глаза видели его” - несёт в себе некий тревожный и довольно зловещий смысл. Но благодаря вкладу Гершома Шолема картина в целом проясняется. Оказывается, с его точки зрения, голем является некой тварной частью человека. Бог создал людей големами, он создал людей аппаратами, он создал людей субтильно отличными от того, что мы имеем в виду, когда говорим о живых, подлинно живых существах. Речь идёт о том, что переход между человеком и идолом, человеком и куклой, человеком и аппаратом заключается в некой не человеком заданной тонкой реальности, в некоей дымке… Отсюда тематика пентаграммы. Без пентаграммы он мёртв, с пентаграммой он жив. То же самое в тематике оживления идолов в древних культах. Без жертвоприношений идол молчит, получив жертвоприношение, он начинает страшно вращать глазами или более вразумительно говорить интересные вещи, как уж получится. Тут возникает тематика некой гомогенности, однородности и непрерывности при переходе между неподвижными куклой, идолом и движущейся машиной, также свойственная понятию голема.
Если человек и машина, строго говоря, не являются онтологически различными, между ними не существует реального разрыва, то при определённых условиях существует возможность перехода и от куклы к человеку, т.е. оживление куклы, искусственной вещи, аппарата - который начинает отвечать Фоме Аквинскому на теологические вопросы, который начинает обслуживать раввина Лоэва в старой пражской синагоге и выполнять в аналогичных ситуациях массу всяких поручений. Можно вспомнить куклы мадам Манделипп из зловещего триллера и много аналогичных современных образов - Буратино, например, со всеми остальными куклами из соответствующей сказки.
Соответственно, высшим ритуалом для человека, исследующего дно реальности (эзотерика, гностика, мага, герметика, каббалиста) было бы воспроизвести ту же самую операцию, которую произвёл Бог, создавая Адама - отсюда это бесконечное желание создать именно живой аппарат. Ту же самую операцию, но не совсем ту же самую -- сейчас будет понятно почему «не совсем ту же».
Известен целый ряд сюжетов, связанных с оживлением кукол. Даже Аркадий Райкин в семидесятые фильмы снял глупейший фильм, где он, Райкин, ходит среди манекенов и постоянно невесело шутит. Вряд ли он был каббалистом. И фильм был удивительно глупый - большей пошлятины и бездарности трудно себе представить. Но вечная тематика в десятом, сотом хаотическом аспекте всё равно воспроизводится.
Головин упоминал следующую статистику. В Голландии, в Амстердаме какие-то любители точных измерений заметили регулярное исчезновение по ночам манекенов, которые потом утром возвращались на свои места. По их подсчетам в голландских магазинах мод и салонах ночью всегда наличествует меньшее число манекенов, нежели днем… Но в Голландии наркотики можно достать без проблем, может быть, просто наблюдатели немножко перебрали... Но если сама тематика есть, если уже кто-то утверждает нечто, значит это уже каким-то образом – «социологически» -- есть. И мы видим, что в тематике гомункула настолько много теологических обоснований, что вряд ли это просто бессмысленный анекдот.
Теперь ясен и обратный вариант. Одновременно с линией оживления кукол существует традиционная вудуистская практика не только оживления мертвецов, но и превращения живых людей в зомби. Кроме того, мы знаем современный пример - использование PR-технологий на людях, которые смотрят телевизор. Люди постепенно начинают мало чем отличаться от кукол, потому что мало-помалу поддаются определённому воздействию, как пентаграмме, и действуют в соответствии с этой парадигмой. Помимо экстравагантного шаманско-вудуистского аспекта есть ещё бытовой пример того, что называется “brain-washing”, оглупления обывателей через средства массовой информации, что по большому счёту даёт такой же эффект. Разница между человеком и компьютером или живой куклой, или ожившим идолом, или каким-то жадным божком не то что всё более и более стирается, а на самом деле никогда не была особо яркой. В средневековье люди признавали возможность гомункула и оживления кукол, ныне же само наблюдение за реальностью показывает, что не такие уж это невероятные вещи.
Существует определённая традиция, которая рассматривает людей как аппарат. Был такой французский гуманист Ламетри, который даже написал книжку, которая называлась “L’homme machine”, “человек-машина”. Таким образом, представление о человеке как о машине - это и есть, собственно говоря, утверждение полной гомогенности между идолом, куклой, аппаратом, автоматом - и человеком.
Вернёмся к фразе “мой голем, Твои глаза видели его” псалма Давыда. Царь Давыд и в ветхозаветной, и в новозаветной традиции рассматривается как максимально приближенный к статусу совершенного человека, не полностью, конечно, поскольку проблемы с этикой на определённом этапе присутствуют, но очень сильно приближённым, быть может, одним из самых близких к статусу совершенного человека в ветхозаветной истории. Отсюда и центральность псалмов Давыда в литургике. Во всяком случае, центральное место царя Давыда в этическом комплексе священной истории - это совершенно особая история. Тот факт, что именно в псалмах Давыда сказана эта фраза, означает, что тематика гомункула является очень важной именно с точки зрения структуры человека как вида. Потому что совершенный человек - это тип, который рассеивается потом в истории, в народах, в родах уже как конкретная последовательность индивидуумов, и нет в обычном человеке ничего сверх того, что было бы в совершенном человеке. Совершенный же человек, напротив, содержит в себе все сущностные качества всех людей, которые бы могли когда-то существовать.
“Голем” Давыда, “мой голем” в данном случае можно перевести или расшифровать как “наш голем” - “Твои глаза видели его”. “Наш голем”, т.е. одна из сторон, один из аспектов человеческого существа, человеческого рода, который является механизмом. И, следовательно, мы имеем в лице человека, в лице нас самих дело с существом, один из аспектов которого, а, может быть, в большинстве случаев, и вся полнота которого, является на самом деле не чем иным как усложнённой машиной.
В своё время Гейдар Джемаль (подобно просвещенческим философам таким как Декарт и врачам – таким как Гарвэй) обратил внимание на следующую поразившую его вещь. Когда посмотришь человека в разрезе, с брюшной полостью, со всякими органами, которые представлены в анатомическом кабинете, невозможно отделаться от ощущения, что это какой-то механизм, что внутри человека действуют какие-то моторы, поршни. Механичность устройства человеческого организма поражает своей наглядностью. Отсюда, кстати, происходит вся современная медицина, которая рассматривает человека именно как механическое существо: если что-то плохо работает, надо это “укрепить”, буквально как “смазать поршень” или “подвинтить гайку”.
Утверждение механической сущности человека и способность, соучаствуя в практике Творца, сделать нечто подобное, создать столь же живое существо, как и человек (не будем говорить, живое это на самом деле или нет) - в этом и состоит задача создания гомункула. То есть, алхимик или маг, который выращивает в колбе это маленькое существо - гомункула, человечка - повторяет акт первотворения, одновременно доказывая и утверждая фундаментальную справедливость своей собственной догадки или инициатически переданной ему информации о том, что человек есть просто машина (как у Ламетри). Машина разнообразная, управляемая -- с одной стороны, довольно сложная, а с другой стороны, не особо.
Казалось бы, всё. На самом деле нет. Только ещё подходим к самому началу. Утверждение доктрины гомункула, утверждение доктрины оживлённой куклы, утверждение концепции голема может рассматриваться, наверное, двояким образом.
Можно привести такой аналог. Человеческая психология - вещь сейчас достаточно изученная. И чем больше живёшь, тем больше убеждаешься, что это действительно факт - человек, каждое человеческое существо управляемо бесконечно малым, крошечным комплексом инстинктов, ориентаций, психологических установок, микроскопических отклонений от заданных норм, и кажется, что речь идёт о каком-то неживом искусственном существе. Потому что живое существо в нашем представлении - это нечто спонтанно свободное, то, чьё бытиё исходит изнутри и дефинируется неким внутренним источником, неким внутренним неспровоцированным жестом, активностью, “солнечной активностью”. Что касается человеческой психологии, то, чем больше психиатр или психолог или просто внимательный человек, делающий наблюдения на протяжении жизни, изучает человеческую природу, чем больше они наблюдают за человеческим существом, тем больше приходят к выводу о безусловно реактивной природе человека. Не активной, а реактивной. К выводу, что человек движется, формируется, предопределяется совокупностью внешних по отношению к нему импульсов. Но этот провоцирующий код и есть, собственно говоря, та пентаграмма - только рассыпанная по массе ситуаций - которую раввин Лоэв вкладывал в уста голема.
Активность - это действие, а реактивность - это противодействие, ответное воздействие. Т.е. человек реагирует, реактивно реагирует на импульсы. Не просто на однозначные импульсы, как в своё время считали марксисты - будто только среда формирует человека. Да, среда очень сильно формирует человека. Но его также одновременно формируют компоненты его бессознательного, его родового, этнического, расового плана и т.д. и т.п. Поэтому человек фактически представляет собой реактивного голема, который реагирует на совокупность внешних и внутренних импульсов как некая очень развитая, выскотехнологичная версия собаки Павлова. Собака Павлова, достойная «рая». Приблизительно этим и является, согласно психологам, человеческое существо.
А если попытаться применить ряд подобных практик к человеку, освоив некие психологические и психиатрические навыки, то ужасающие подтверждения налицо. Конечно, можно со всем этим просто согласиться и сказать: да, мы имеем дело с големами, ожившими Пиннокио, мы в театре теней какого-то злобного Карабаса-Барабаса выполняем дурацкие роли - одни служители системы, другие революционеры, одни правые, другие левые, третьи патриоты, четвёртые демократы, но, на самом деле, всё это не что иное как единое гомогенное сборище несвободных кукол. Даже не то что «сборище»… Это в общем не так унизительно, потому что фраза “мой голем, Твои глаза видели его”, никакого унизительного смысла не имеет. Это лишь страшный приговор роду, приговор виду (приговор Давыда, подтвержденный Ламетри). Есть, наверное, внимательные, тонкие, пессимистичные люди, которые могли бы признать эту трагическую картину, это трагическое положение вещей, смириться… Может быть от этого оптимизма и жизнерадостности у них не прибавилось бы, но, тем не менее, они, познав тайну големической природы человека, грубо говоря, успокоились бы в этой формуле “тёмной обречённости” - да, человек - машина, да, человек - оживший автомат и всё.

Но есть и другая практика. И тут я подхожу к одному очень интересному моменту. Вместе с универсальностью приговора из псалма Давыда о големической природе человека всё время мы сталкиваемся с очень тонкой и очень интересной линией несогласия и восстания против такого положения вещей. В человеческую стихию, как в планктон, в человеческую реальность вброшен некий малый процент существ, душ - как угодно их можно назвать - малый процент энергий и тенденций, которые делают из вскрытия големической природы человека совершенно противоположный вывод. Они утверждают, что такая картина мира, картина преобладания человеко-автоматов не является последней истиной, окончательным приговором человечеству, что во всей этой линии, в тематике голема речь идёт о некотором злом умысле, о лжи, и что на самом деле гомогенность, однородность между человеком и машиной, между человеком и куклой, взаимопереходимость одного в другое, реактивная природа человеческого существа, демонстрируемая постоянно и повсюду, и внимательному историку и наблюдателю почти очевидная, не есть нормальное положение вещей. О големизме здесь речь идёт как о каком-то фактически данном, наличествующем, но этически негативном явлении. На полное приятие определения царя Давыда о том, что “мой голем, Твои глаза видели его”, здесь накладывается внутреннее тотальное (и странное, неоправданное на первый взгляд) несогласие, возмущение и раздражение. И это возмущение и раздражение в смысле поверхностных мнений очень понятно. Почти каждый человек, если ему скажешь - “ты, Василий, просто комбайн” или “Вы, Мария Михайловна, -- ходячий телевизор”, обидится, потому что никому не хочется себя таковым считать. Хотя стоит с ним поговорить психологу, ему станет понятно, что есть он чурка и есть. Что Буратино, что избиратель большой разницы нет. Всё равно, тем не менее, никто не хочет почему-то себя таковым считать.
Настолько ли наблюдатель - скептик или психиатр – является столь изощренным и циничным знатоком големизма, чтобы утверждать, что шик ситуации, тонкость человеческого спектакля в домике Карабаса-Барабаса в том, что все эти монстры принимают самих себя всерьёз? Когда, глядя в зеркало, они говорят - “вот я, как хорошо”. Или, например, когда отказываются признавать и внимательно читать Библию, внимательно изучать герметические тексты, а довольствуются просто очередями, лозунгами, выкрикивают что-то. От этого, скажет скептик или психиатр, просто жизнь становится веселее, не такой мрачной. Как копошатся… Как весело они копошатся…
Когда наблюдение предельной обусловленности человеческого существа, его безысходной обусловленности, угнетает скептического исследователя, тогда, действительно, можно посмотреть, как люди участвуют в политике, в теледебатах, как они едят, гостей созывают, о чём они говорят, и сразу становится веселее, потому что бездонность, разделяющая их мнимую самооценку и их реальный автоматизм, абсолютная спровоцированность всего, что они говорят и делают, каждого их малейшего жеста, каждого их сновидения, каждого их ощущения, как они реагируют на мух, которые на них садятся или на еду, которая им подаётся - всё это выдаёт предельно комичную марионеточность двуногого вида.
При этом каждый из них думает, что он говорит что-то своё. Как вот часто один другому говорит - “я тебе говорю”. Кто “ты”? Откуда “ты” взялся, что “ты” говоришь? Кто-то положил, кто-то взял, на самом деле, это “я” тебе говорю, а что это ещё за “я”? Вообще, откуда идея “я” у этих странных механических клоунов? Идея “я” у подобий Пьеро, Мальвины, неких чудоковатых петрушек - “я так думаю относительно этого”. Кого “этого”, дружок? Какого «этого»?
Короче говоря, спектакль становится только ещё более гротескным от того, что люди не хотят признавать себя куклами. И только среди тех людей, которые понимают свою аппаратную природу, которые способны вскрыть в себе самих автомат, и намечается первая серьёзная бытийная проблематика. Если человек думает, что “это он”, то “он” ошибается. Человек - это ожившая, оживлённая кукла. Для каких целей - это другой вопрос.
После того, как происходит распознание големической природы человеческого, и соответственно, после того, как происходит осознание своей собственной сущности как просто говорящей куклы (своей собственной - не других, подчёркиваю), когда при рассмотрении отражения в зеркале возникает ощущение, что перед тобой стоит скафандр или Пьеро, сбежавший от хозяина со страшной плёткой, с этого момента начинается ответственное мышление.
Это, кстати, описывается у Густава Майринка как столкновение с големом.
После этого можно сказать - “мой голем, Твои глаза видели его”. То есть человек предстаёт как скромный оживший аппарат, осознавший свою аппаратность, и представляющий в глазах объективной реальности, абсолютной реальности себя в качестве безответного, по большому счёту, невинного, поскольку несвободного, винтика.
Но после того, как происходит это столкновение с големом, это выяснение гомункуловской природы нас самих, человека как такового, открываются два пути. Один путь - это путь глубокого смирения, постижения марионеточности нас и не то чтобы своего рода “великого покоя” (хотя и он может присутствовать в определённом случае), но путь рассмотрения такого положения вещей как абсолютно верного, единственного, не подлежащего пересмотру, неизбывного и неснимаемого. Это очень трагическое, на самом деле, очень глубокое понимание бытия.
Мне представляется, что эта пессимистическая традиция, предельный онтологический пессимизм, основанный на вскрытии големичности рода человеческого, конечно, никак не может быть опровергнут, отвергнут, легко разоблачён, потому что любые доказательства противного должны быть очень серьёзными, тогда как даже элементарные модели современной юнгианской психиатрии, психологии (и тем более бихейвиористские модели) показывают, что доказать это (реальную спонтанность) в человеке практически невозможно. Спонтанность - это плохо осознанный психиатрией и не доведённый до конца анализ механистичности.
Когда мы говорим “спонтанность”, мы просто проявляем невежество. Никакой спонтанности ни в нас, ни вокруг нас нет - действуют жёсткие законы.
Люди, которые постигают это, формируют некую касту. Это и есть каста людей, которые говорят ответственные вещи, в отличие от поющих петрушек, которые говорят вещи безответственные.

Теперь идёт утверждение. До столкновения с големом, до выяснения своей собственной тени, до магического производства гомункулов и осознания себя как манекенов, до этого момента, всё что говорит человеческое существо безответственно, потому что оно находится в подголемическом, «недоголемическом» состоянии. Это тяжёлые вегетативные грёзы, остатки сновидений, это какие-то недоделанные, недоработанные, или механистически передаваемые в самой простейшей системе - даже проще, чем интернет - коммуникации, совокупность эмоций, генов, мыслей, высказываний, текстов, утверждений, жестов и т.д. Всё предельно механично.
И всё же есть интересная, парадоксальная традиция, которая видит положение вещей слегка иначе…
Големичность человеческой природы является не фактом, а следствием и результатом некой «злостной каверзы», которая лежит очень и очень далеко в прошлом и очень глубоко в мире причин. На самом-то деле люди не были изначально аппаратами, но были превращены в них с целью повеселить какое-то сложное и неочевидное «божество» своей тупостью. Всё ещё более сложно, но в то же время иначе: в аппараты некогда были превращены реально живые существа, те, кого можно назвать ангелами, библейские “бней элохим”, «сыны божии». Это, на самом деле, очень страшная линия, потому что мы касаемся тем, которые граничат с нонконформными сторонами метафизики и традиции и могут вызвать массу подозрений и массу упрёков в наш адрес. Но попробуем продолжить развитие этой линии на свой страх и риск.
Существует небольшое количество определённых существ, которые, не отрицая факта големичности, не отрицая никоим образом перспектив человека как куклы, как гомункула, и будучи способными воспроизвести всю аргументацию и предъявить доказательства этого (в самих себе в первую очередь), рассматривают такое положение дел как результат катастрофы. Для оформления этой догадки часто привлекаются сюжеты, которые повествуют о принадлежности некоторых исключительных существ к совершенно другой линии (нежели линия всеобщей големичности). Например, сюжет рождения из камня (Митра) или ухода существа в камень (в скандинавских сагах имеются аналогичные сюжеты про викингов, в германских легендах - про Фридриха Второго, который удалился в вулкан Этну, или императора Оттона, о котором говорили как о спящем императоре), или превращения людей в животных (в аппараты, на самом-то деле), вставления каменного сердца, превращения людей в статуи. Есть целый ряд преданий о метаморфозах, которые описывают и отражают это второе мировоззрение, мировоззрение, которое этически (негативно) оценивает факт аппаратности человеческого существа и рассматривает эту аппаратность как результат воздействия злых чар, некой негативной реальности, такой как Майя индуистов или «злой демиург» христианских гностиков.
Есть традиции - например, традиция йезидов или богомилов - которые считают, что «мир создан сатаной». У Мамлеева был ряд ранних рассказов, где ему тоже подобные страшные вещи приходили в голову – в частности, один из его героев догадывается, что «мир создан крысой».
На первый взгляд, кажется, что это как-то уж слишком страшно, мрачно и тревожно, а на самом деле, введение фундаментальной драмы в саму основу бытия и есть единственный “свет в окошке” в антропологической перспективе, поскольку если големическая природа человеческого рода все же является не единственным, абсолютным фактом, но результатом катастрофы, тогда есть возможность восстания, опрокидывания этой антропологической модели после встречи с собственной големичностью, после её осознания, и утверждения возможности иного бытия. Лишь здесь можно попытаться говорить о том, что следовало бы называть «свободой» или «спонтанностью», поставив перед собой эту перспективу как задачу, как задание, как далёкий предел – и тут мы впервые сталкиваемся с подлинно оптимистическим началом – хотя и трудно достижимым, рискованным, проблематичным.
Такой подход лежит в основе обрядов, называемых “второе рождение”. Второе рождение - это инициатический термин (в христианстве Крещение является вторым рождением), который в изначальной традиции, да и сейчас, в актуальности, несёт в себе смысл перехода к «сверх-големическому» состоянию. Структура теории «второго рождения» такова: мы, рождённые якобы живыми матерями и отцами, якобы живущие среди якобы живых людей, являющихся носителями якобы живых генов и клеток, на самом деле, являемся куклы, трупы, прах, гробы, терафимы. То, что мы называем естественным, является на самом деле искусственным и аппаратным. Наше рождение - это рождение раба, рождение в рамках темницы, концлагеря, это закабаление - “галеры”. Для того, чтобы родиться по-настоящему, для того, чтобы помимо нашей големической природы было чему пойти на Страшный Суд, чтобы осталось что-то, что было бы дополнительным компонентом, элементом, атомом, неощутимым, но очень важным для нашей конституции (и не только post mortem), необходимо произвести над собой, с одной стороны, нечто аналогичное нашему зачатию или рождению, а с другой стороны, нечто крайне противоестественное, против чего бы сопротивлялось всё наше естество, нечто крайне искусственное для того, что кажется естественным, являясь искусственным, на самом деле.
Тут мы подходим к очень интересной черте: в такой перспективе создание голема или гомункула приобретает прямо противоположный смысл. Если рассмотреть нас самих как существ искусственных, как ожившие аппараты, как куклы, и начать вести противный естеству этой куклы образ жизни, создавая из себя самого особое противоестественное для неё (для себя) существо, тогда эта “кукла от противного” и станет настоящим “я” и обретёт жизнь. Это и есть одна из сложнейших линий “второго рождения”. Чтобы не остаться в рамках материального мира существу приходится постоянно ломать всю логику своего бытия в нём.
На уровне естества мы рождаемся от двух людей - от отца и матери. Поскольку речь идёт о некой операции, с одной стороны, совершенно напоминающей естественный процесс, с другой стороны, во всём от него отклоняющейся, соответственно, наше духовное, “альтернативное” рождение должно быть от одного человека - скажем, только от отца или только от матери - один же мастер делает куклу или выращивает гомункула, а не два. Так, в христианской традиции подчёркивается противоестественное, сверхъестественное происхождение самого Исуса Христа - “прежде всех век” он рождён от одного Отца, без матери - это подчёркивается - а в конце времён, в Воплощении, он рождается от одной матери, без отца. Но это высокие теологические примеры, их, пожалуй, даже не стоило бы употреблять, во всяком случае это высшее метафизическое описание того, о чём мы говорим.
В инициатических традициях, которые не то что более приземлённые, а которые менее тревожно и опасно затрагивать, в магических ритуалах, в шаманских инициациях, в сектантской практике эта тематика противоестественного зачатия и рождения является одной из важнейших вещей. Например, в Ливии и в Ливане крестьяне-феллахи, веря, что в конце времён мужчина родит, ритуально носят здоровые шаровары,
чтобы плод не вывалился и остался в них. Этот традиционный обряд, легенда и связанная с ней традиционная одежда бытует до сих пор.
Существуют самые разнообразные формы противоестественного рождения. В “Серебренном голубе” у Андрея Белого описывается как такой духовный, спиритуальный гомункул зачинается и развивается в хлыстовских практиках - в радениях и аналогичных оргиастических ритуалах - как возникает некое тонкое, субтильное, полураспадающееся существо. Оно описано у Белого зловеще потому, что тематика создания духовного гомункула, тематика «второго рождения» настолько жестока, настолько болезненна, настолько затрагивает и колеблет минеральные основы человеческого существа, что любое прикосновение, обращение к ней (если внимательно думать, а не ушами хлопать) переживается как “внутреннее землетрясение”.
Эта тематика - голема, нового рождения, аппаратной природы человека - потрясает основы человеческого существа. Знаете ли Вы откуда взялось слово “трус”? “Трус” - кто “трясётся”. “Трусом” раньше называли землетрясение. Существовали практики - и в русском сектантстве, и у суфийских дервишей (до сих пор это распространено на Северном Кавказе и особенно среди чеченцев) – ритуального пребывания в лёгком дрожании, которое постепенно доходит до резонанса, посредством чего человек искусственно расшатывает свои минеральные основы “с обратной своей стороны”. Мысль о големе есть аналогичная вещь, поскольку тут потрясению, “трусу”, ужасному состоянию подвергается наше органическое существо. Человека трясет, потому что в него входит Великий Ужас.
Противоестественное «второе рождение» имеет отношение к этой тонкой, субтильной традиции, во многом парадоксальной, в основе которой лежит недовольство фактическим положением вещей. Фактическое положение вещей - это аппаратность человеческого существа и искусственность, неполноценность, несамодостаточность материального мира. Но в отличие от пессимистической перспективы психиатра, не то что циника, но именно скептика, перспектива второго рождения -- искусственного самозачатия и саморождения, линия производства чего-то противоестественного из самого себя, рассмотрения своей собственной данности как чего-то, что подвергается тотальному преодолению, переработке, когда тотальность данности снимается, и изготовлению на её месте, из этого готового, данного нам существа чего-то другого, не готового, не данного, а того, что является или может являться (это уже вопрос веры) заданием -- напротив, оставляет пусть маленькую, но лазейку для надежды… Вместе с тем, это настолько жёсткая, настолько бескомпромиссная и страшная вещь, что, если понять, о чём мы говорим, то пропадут досужие вопросы -- каким будет этот маленький гомункулус, которого мы можем породить, каким будет спиритуальный ребёнок, каким будет то существо, которое мы оживим вместо себя, то вольное существо, которое будет двигаться по собственной воле, думать собственными мыслями, действовать собственными руками (или какими-то ещё конечностями, которые у него будут задействованы или появятся)…

Мы не можем заранее получить гарантию, что это существо будет красивым, героичным, что это будет некий Зигфрид. Вполне возможно, что появится какое-то чудовище. Отсюда тематика, часто встречающаяся, например, у Лавкрафта, когда человек вдруг обнаруживает в себе чудовище, монстра. То есть, он думает, что он обычный, а, на самом деле, он тяжёлый маньяк, монстр или просто некое существо - alien – инопланетянин, рыба, красноглазый обитатель колодцев, «чужой», замурованный в людское сообщество. Отсюда негарантированная, рискованная сторона того учения, о котором я говорю. Нерискованная мудрость заканчивается формулой Давыда - “мой голем, Твои глаза видели его”. Это вершина мудрости, а царь Давыд - это крупнейший, высший мудрец. Умнее этого ничего невозможно сказать. Всё остальное будет в лучшем случае таким же, а скорее всего -- глупее, чем “мой голем, Твои глаза видели его”.
Преодоление големичности - это страшно и рискованно, это необеспеченный волевой бросок и попытка родить и создать нечто, что было бы спонтанным и подлинно живым. Вы можете себе представить, насколько это неопределённая и рискованная задача? Но тем не менее, это очень интересная и перманентная линия человеческой истории, которая объясняет очень многое. Например, гераклитовский образ “играющего младенца” (реактуализированный Ницше) или «crowned and conquering child». Этот образ маленького существа, противоестественным образом зачатого, некоего духовного творения, которое одновременно несёт в себе очень зловещие черты, потому что речь идёт о существовании, которое автоматные люди, люди-куклы, просто представить себе не могут.
Между аппаратным существованием и существованием спонтанным лежит непроходимая бездна, бездна смерти, или ещё одна грань, которая более страшна, чем смерть. Ведь можно умереть и дальше продолжать все то же самое, так ничего и не заметив… Есть своего рода «art moriendi», «искусство смерти», которое позволяет человеческому существу умереть и не пробудиться. Считается, что не пробудившемуся потом будет не очень хорошо, но в индуизме и буддизме утверждается, что есть особые типы людей, которые миллиардами лет живут и умирают, потом снова живут и умирают, не пробуждаясь, болтаются бесконечно по “коридорам власти”, переминаются с ноги на ногу в бескрайней загоризонтной очереди, не ведущей никуда...
Поэтому перспектива гомункулуса -- на сей раз гомункулуса духовного, гомункулуса второй категории -- объясняет феномен революции.
В принципе, тематика революции, предельного, сверхдогматического радикализма, не вписывается в саму логику аппаратной игры. В этом моменте, моменте революции, миге переворота, миге восстания заканчивают своё действие все обычные аппараты, обычные манекены и их психология, их феноменология останавливаются.
Французский либерал, Жан Бертран Фай, с которым я, кстати, недавно встречался на научной конференции в Ливии, написал в 1978 году любопытное эссе. Он предложил политологическую аллегорию, выглядящую как дуга, два конца которой представляют правых и левых, и между ними как между электродами происходит обмен свободными разрядами. Элементы сконструированной таким образом политической системы просто обмениваются случайными хаотическими тенденциями. Я предложил ему представить что будет, если эта дуга замкнётся, и мы согласились, что там ударило бы так, что всё разлетелось бы. Это «короткое замыкание».
Мир големов, вселенная големов, телевизор големов, внутренние подразделения големов, их времяпрепровождение - дни рождения, телефоны, увлечения - всё это никакими путями, никогда не приведёт к духовному рождению, ни к сущностным переменам к лучшему, ни к решению какой бы то ни было проблемы. Все проблемы у мира - это проблемы театра Карабаса-Барабаса. В принципе, тематика пробуждения, тематика нового рождения, тематика духовного гомункула как альтернативы этой мёртвой системе не вписана в эту систему, поэтому она не имеет здесь никакого места, вообще не принадлежит этому циклу. Она не принадлежит голему, она принадлежит тем глазам, которые видели его, т.е. взгляду “оттуда”. В этом смысле второе рождение - это невозможное действие.

[ Находясь в Ливии, я пообщался с деятелями левой оппозиции А.Прохановым и Р.Хасбулатовым. Проханов очень интересно говорил о том, как он себе видит оппозицию и нашу политическую систему. Он говорит, что Советский Союз был идеальной структурой, которая к концу своего существования достигла высшего пика и только враги, проникшие в Советский Союз, его разложили, подорвали и предали. Таким образом, всю оппозицию, всю деятельность, всё неповиновение и самоутверждение он видит, если угодно, в големических терминах: была система, сильно её потрепали, её надо подверстать, остатки собрать, переконструировать и попытаться сопротивляться силам хаоса, разрушения этой системы. Я как-то сразу очень чётко понял фундаментальное, неснимаемое различие наших взглядов на жизнь, хотя мы с ним очень дружелюбно говорили, долгое время вообще были очень близкими друзьями. Потому что, если и есть в мире что-то интересное, то это прежде всего, пессимистичное утверждение полной механичности (отсюда конспирологичности) естественных процессов бытия, предельный онтологический пессимизм по отношению к себе как данности. И есть существа, которые останавливаются на големичности, делают из этого некий страшный эстетический вывод. Это тоже очень хорошие люди, не надо умалять их достоинств. Но и это не случай Проханова - он предлагает бороться за вечность механики, он полагает, что автомат не может сломаться, что у автомата нет границ.
Второй вывод из этого пессимистического взгляда, о котором я рассказал - это попытка на место этого старого, ветхого родить новое. Естественным образом такого не получится, потому что, если мы будем обращаться к естественным процессам рождения, то могут родиться из КПСС центристские партии, правая и левая оппозиции - вот, пожалуйста, естественное политическое рождение. Это политическое воспроизводство систем принципиально не может родить ничего нового из того, что было в предшествующем аспекте. Значит новое рождение должно проходить не естественно, а через осознанные усилия по освобождению от концептуального самогипноза повседневностью, естественным током событий, големической, по сути дела, реальностью.]


Тематика гомункула связана с ещё одной алхимической, герметической линией, которая называется “палингенезис”, «рождение в противоположную сторону».
Кстати, “Палингениус” - это был инициатический псевдоним раннего Генона.
Что такое «палингенезис»? Это описание практики, когда берётся роза, сжигается, потом из пепла восстанавливается. Как это делается - определённый секрет. Что это такое? Это как раз способность воспроизводить, рождать формы путём вроде бы естественным, но на самом деле обратным, потому что обычная роза рождается из семени, из ростка, растёт, потом уничтожается и пепел есть последнее слово розы - такова логика голема розы - а истинная роза, чьё существование и, соответственно, палингенезис оспаривают некоторые скептики, рождается не из семени, а из пепла, из факта смерти, она рождается не из хорошего, унавоженного грунта, а из самой себя, из того, что роза должна быть, не смотря на то, что нет ни грунта, ни семени, а есть только пепел.
Мы затронули антропологическую, маго-инициатическую (и даже политическую) проблемы. Я вижу в этих трёх уровнях совершенно одну и ту же модель, которая соединяет сразу три действия: метафизическое (осмысление мира и нашего собственного участия, качества, статуса в нём, его истории), магическое (наше магическое преображение, то как мы пытаемся изменить себя - улучшить или ухудшить), политическое (в которое проецируется все два вышеназванных). Есть очень жёсткая, брюзжащая, надоедливая тенденция - разделять это всё - мол, пусть философы сидят в кабинете, колдуны колдуют или жрецы совершают жертвоприношения, а политики занимаются политическим делом, не надо этого всего мешать. То есть, с одной стороны - интеллигентик с книжкой, с другой - шизик с летающими тарелками, и с третьей стороны, упитанный партийный функционер.
Мне очень многие говорят, пишут целые трактаты на тему, что интерес к политике - очень хорошо, но зачем смешивать эти позиции? Я полагаю, что темы, которые мы затрагиваем, не являются ни только лишь метафизическими, ни только лишь индивидуальными, ни только лишь мистическими, ни только лишь политическими. Я с трудом могу себе представить шамана, который полностью принимает либеральный или советский строй: представление, что можно жить во внешнем мире и полностью изолировать от него внутренний мир, ведёт к расщеплению сознания и таким образом оба мира становятся фиктивными.
Пока минимально количество душ, которые могли бы сказать словами Давыда “мой голем, Твои глаза видели его”, пока второе рождение критической массы существ не осуществлено, всякая условная эрзац-политика будет в цивилизационном плане для страны бесплодна и являться исключительно механическим занятием.

[Неслучайно такая бурная плагиаторская возня вокруг моих текстов, моих идей. Я понял не так давно, что это такое. Персонажи, которые это делают (я ясно вижу присутствие големов в них, это пародии), желают присвоить и ассимилировать знания, элементы моей доктрины без её центра, без того, чтобы соприкоснуться со странным и тревожным и очень зловещим центром, который формирует всё остальное в качестве своих атрибутов.]

Попытки воздействовать косвенно - на среду, на историю, на людей - создавать упрощенные варианты идеологии, духовного учения, на мой взгляд, хороши только тогда, когда обеспечен внутренний пласт, внутренний круг, когда этот переход, этот революционный бросок от кукольного существования (предварительно осознанного) сделан. А этот бросок страшен.

[Если мы хотим улучшить мир просто с этической стороны, это одно дело - мы будем ходить по этому кругу. Отсюда плагиат, потому что взять все компоненты вместе означает встать в определённую сложную спиритуальную зависимость от полюса, вокруг которого это вращается. А это опасно, это связанно с реальным как индивидуальным, так и, если угодно, с коллективным риском, совершенно не греет и впереди ничего не сулит, поскольку за подобную акцию следует только расплата и отнюдь не награда. Вообще, лучше всего не вылезать из такого фиктивного существования - в нём, конечно, со стороны смешно, но внутри всё более-менее гарантированно. И первый шаг - осознание собственной големичности - может страшно поколебать основы человеческого существования, тут уже даже самые дикие варианты типа самоубийства или каких-то тонких вещей не исключены, а наоборот, вероятны, поскольку опыт это чудовищный.
Но преодоление этой големичности ещё более страшно, потому что тут мы должны пройти через операцию столкновения внутри нас самих с некой сущностью, о которой чётко известно только одно - это не мы. И она встаёт на место нас, определённая позессия осуществляется, если угодно, одержимость, что-то внутри нас присутствует, что не мы, что является чужеродным по отношению к нам, если удастся ещё дойти до такого этапа. Поэтому опыт этот очень страшен.]

Часто говорят, что преодоление данности - благое намерение, которыми известно куда дорога вымощена, и я, на самом-то деле, думаю, что вариант, когда ничего хорошего не получается, может быть. Но угроза превратиться в монстра не отменяет императива преодоления голема, напротив, именно ответственность, взятая за возможное превращение в монстра, т.е. ясное осознание возможности тёмного исхода всей ситуации и отличает существо, которое действительно не выносит механичности, от того существа, которое прикидывается и просто пытается сделать своё големичное существование более весёлым и терпким.

Многие думали, когда слышали название сегодняшней лекции, что я буду ругать овцу Долли, которая из колбы. “Угроза овцы Долли”. Нет, на самом деле я хочу закончить тем, что угроза гомункула - это угроза именно пробуждения к истинной реальности.
Угрозы гомункула - это наша угроза, угроза нам и угроза нас.
16934: By Дугин on Воскресенье, Май 26, 2002 - 14:09:
Для тех, кого интересует мое отношение к -БП, к "деду", и причины отдаления, а также мотивации реакции "деда" на это в тюремных книгах и все остальное, вышеприведенный текст, надеюсь, окажется релевантным.

Это также приоткроет диалектику затянутого "ужина с идиотом" (и его чахлыми геномами) в -БП-цикле. Мне кажется данная ретроспекция многое объясняет и представляется довольно актуальной для адекватного понимания того, что делалось в дальнейшем и делается сейчас.
16938: By Джетсюн on Воскресенье, Май 26, 2002 - 15:54:
>> Символы фольклора, детского фольклора - это не что иное как развитие тех же самых алхимических и магических текстов. Это, кстати, уже настолько банально, что и говорить противно, и так всё понятно - что нет ни одной сказки, ни советской, ни не советской, которая не была бы напрямую связана с определёнными инициатическими организациями, с определёнными доктринами.

Александр Гельевич! А с какими доктринами и инициатическими организациями связан сюжет и песонажи пьесы Микаэля Энта «Бесконечные истории». По ней лет пятнадцать назад был снят очень красочный «голливудский» (Германия–США) фильм в постановке В. Петерсена.
Очень хотелось бы узнатьВаши комментарии.
16952: By Капролог on Понедельник, Май 27, 2002 - 16:48:
Интересно, а президент Путин кто - голем или гомункулус? Наверное Путин голем, потому, как я понял, гомункулуса может запросто изготовить любой алхимик, но они маленькие, не могут вылезти из колбы и вообще долго не живут. А голема никакой даже самый продвинутый алхимик создать не может, голема может создать только раввин в синагоге, зато големы совсем как настоящие, ростом с человека и живут сколько угодно. Конечно, Путин голем, потому что он с виду как обычный человек и руководит нами уже 2 с половиной года. Его создали раввины в Израиле и подсунули нам в руководители.
16955: By Res on Понедельник, Май 27, 2002 - 18:25:
Здесь имеется в виду необходимость посвящения в Малые Инициатические Мистерии (рождение от Духа), только так можно перейти к Великому Деланию. Без этого первого шага человек будет является автоматом, гомункулом, живым мертвецом.
В традиционном обществе власть может принадлежать
только рожденным от Духа, это и есть Интеллектуальная Элита.
Видимо непонимание этого лидером НБ и послужило
причиной отдаления.
16960: By Kveldulfr on Понедельник, Май 27, 2002 - 21:06:
Очень хорошая лекция. А фактически, для тех, кто умеет правильно читать - самая лучшая лекция.

Res не очень хорошо умеет читать, или вообще не умеет, дело в том, что он не читает, а интерпретирует, а это, увы, потеря 90% содержания. В целях интерпретации он применяет особую дешифровальную семантическую матрицу - ментальный аналог матричного принтера - отсюда "первый шаг", "традиционное общество", "живой мертвец", "Великое делание", "Малые Инициатические Мистерии", "Интеллектуальная Элита" и прочие популярные термины.

Сонмы нелепых людей, рассуждающих о Инициации в книгах, обыкновенно, ничего в ней не понимают, они только клонируют одно и то же под разными терминами и вариативным набором фраз; подлинная Инициация это Чудо Вселенского масштаба, изменяющая ход мировой истории и траектории полета комет, провоцирующая тектонические катастрофы и появление новых горных хребтов.

Рожденный от духа - крещеный неофит - еще не видит голема и не увидит его еще очень долго, он только начинает немножко мучаться от своей ущербности и осознавать, будто внутри или снаружи что-то не так и начинает думать - что именно: это говорит о том, что в обожженный глиняный кувшин заронено малое зерно духа - то есть это еще далеко не Роза, распускающаяся в центре Креста; а в тексте лекции повествуется преимущественно о победивших голема - это сияющие хрустальные сосуды - то есть вообще о мелких, микроскопических единицах исчисления, в завершении кали-юги таких людей может быть один, два, три, ну четыре, ну, может, пять, или - что совсем уж невероятно - шесть, то есть очень немного - поэтому и лекция предназначена для очень немногих. О таких людях, к примеру, говорил Джемаль, что у них отсутствует психика и что "они легитимно функционируют всё, начиная от статуса короля Норвегии и до приемлемости доллара в качестве платёжной единицы".

Еще можно добавить, что появление таких людей как правило самими людьми-терафимами не решается - такие решения принимает нечто совсем иное и совсем не отсюда.
16964: By - on Вторник, Май 28, 2002 - 09:52:
> мы, рождённые якобы живыми матерями и отцами,
> якобы живущие среди якобы живых людей, являющихся
> носителями якобы живых генов и клеток, на самом деле,
> являемся куклы, трупы, прах, гробы, терафимы.

иллюстрация по теме
16966: By Капролог on Вторник, Май 28, 2002 - 12:10:
Res, а кто посвящен в эти самые Инициативные мистерии Духа? Наверное, какие-нибудь масоны, хасиды и прочие сионисты-сатанисты. А обычные граждане никакими мистериями не занимаются. Выходит, у нас население состоит на 99,99% из сплошных големов? Ну и ну!
16968: By Черный Элефант on Вторник, Май 28, 2002 - 13:08:
Да, Вы совершенно правы.
16974: By freimann (Freimann) on Вторник, Май 28, 2002 - 15:12:
Эти вельт-печальные выводы возможны только в дискретной оптике. Тогда получается, что големичность - это природное качество индивидуализированного и изъятого из обращения субъекта.

Если рассматривать Бытие как поток, то проблема не встает. Не големичность, а помраченность, статус, преходящее явление, обусловленное кармой.

Харе Кришна, Харе Рама.
16975: By Капролог on Вторник, Май 28, 2002 - 15:56:
Тогда я не понимаю, в чем проблема. Простой народ у нас одни сплошные големы и все правительство тоже големы и даже сам президент Путин - тоже голем. Так сказать, плоть от плоти народа.
16976: By freimann (Freimann) on Вторник, Май 28, 2002 - 16:01:
А он никакой не мучитель,
а просто наш добрый учитель!

(о докторе кукольных наук)
16978: By Эосфор (H) on Вторник, Май 28, 2002 - 16:54:
Многие считают, что на Востоке сознание индивида не "индивидуальное", а "дивидуальное".

Хотя странно.
Индивид вроде как "неделимый".
"Дивид" - "разделенный"
16981: By Goleahm on Вторник, Май 28, 2002 - 20:45:
а я ничего не скажу.
16983: By Черный Элефант on Вторник, Май 28, 2002 - 21:22:
Я рассчитывал, что после моего замечания дискуссия на эту тему должна будет прекратиться. Но, похоже, я напал на целое собрание недовольных големов и дикуссия будет иметь еще некоторое продолжение. Я вас правильно понял?
16984: By freimann (Freimann) on Вторник, Май 28, 2002 - 22:24:
Будуть, будуть. Вспомните первоисточник и Пророка нашего - тов. Буратино.
16985: By Ю.В. on Вторник, Май 28, 2002 - 22:56:
" собрание недовольных големов "

Осознать себя големом.Как первый, необыкновенно тяжёлый шаг из «недоголемического» состояния.
Затем необыкновенно тяжёлое усилие к недовольству.

Здорово!

Но для этого нужны Его глаза?
16986: By Апостол Буратино on Среда, Май 29, 2002 - 02:49:
Карабас - это Высшая форма иницииации. По сути Он есть воплощение мудрости, доброты и сакральной власти. Надо всем, по-истинне стремится к тому, что-бы полностью восторжествовал Карабас.Он наша Религия. Он наше упование.

Главное помнить: если всё время призывать Карабаса в своё сердце - Он придёт. Он всегда думает о нас. Но при этом также важно не забывать, что нет более тяжкого греха чем хула на Карабаса. Даже простое упоминание светлого Его Имени Его всуе, требует немедленного и самого настойчивого покаяния. Иначе нет прощения. Нет искупления. Явление Карабаса в нашу Манвантару наш единственный шанс. По милости своей, открывает нам Он своё бытие. Да благословен Его приход.
16990: By Апостол Буратино on Среда, Май 29, 2002 - 15:34:
Cобытия, часто непредсказуемы своими результатами. Доказательство этого факта, мы встречаем в древнем гностическом мифе о том, что Колобок и Карабас барабас – братья! Шарабан Барабан (шире известный как Колобок), был публично казнён за свои многочисленные злодеяния, но будучи волшебником, сконцентрировался полностью в своей голове и укатился. Теперь, понеся наказание и претерпев преображение, он всё время странствует по свету в поисках приключений...
16992: By Бор on Среда, Май 29, 2002 - 16:18:
Для татаров про Буратинку и Бурого Волка
16994: By Капролог on Четверг, Май 30, 2002 - 11:51:
"что на Востоке сознание индивида не "индивидуальное", а "дивидуальное". "

Эосфор (H) вполне возможно! Каждому человеку приходится иметь целых два сознания. Одно сознание для партии и правительства, второе - для себя и близких знакомых, которым можно доверять. Ничего странного в этом нет.
16997: By Реклама on Четверг, Май 30, 2002 - 14:49:
Группа Крематорий с клипом "Пиноккио-датский приц"(2000) восстала из праха и забвения. А всё почему...да потому что врубается в старого Дугина(Гомункул-95). Музыканты безвольно играют и поют вслепую...У всех залепленные снегом и льдом очки.Всем действом руководит Пиноккио великий артист у которого миллион глаз и рук. В последние секуды ролика ломается и развинчивается deus ex mashina Пиноккио, который к этому моменту вытеснил всех персонажей со сцены и почти стал абсолютом. Думаю это хэппи энд по евразийски.
16998: By сумасшедший старичок on Четверг, Май 30, 2002 - 17:49:
Очень сиптоматичный текст и не менее симптоматичные отзывы поклонников.

В каком-то смысле ВСЁ у данного автора происходит по этой схеме: предлагается некий идентификационный код, позволяющий его незрелым слушателям уверенно харкать жидкими слюнями направо и налево повторяя: «Големы! Унтерменши! Атлантисты! Никонияне! и пр.»

Сами слушатели при этом ничего ангелического, сверхчеловеческого и даже евразийского или древле-православного из себя не представляют, но слюни летят обильными хлопьями (например, на соседней ветке, которую почему-то удалили, какая-то горстка соплей в штанах давеча вещала о «нулевом уровне духовности» у Лимонова).

Да и лектор предоставляет так много поводов подозревать его в недостаточной сверхчеловечности, что прочтение (наверное, уже в тысячный раз) очередного увлекательно-остроумного текста про то, что все современные люди – свиньи (ну или «големы» – неважно) оставляет какой-то нехороший осадок…

Щенки же не зря брешут – они почуяли мокрыми носами, что «главный» им знак подает: «Все – говно, а мы – крутые». А раз почуяли - он (знак) там есть. А раз есть, автор - хуже любого голема, сознающего свою големичность (а таких все-таки много), так как он, будучи големом, признать этот нерадостный факт отказывается.

Именно в этом состоит «семя тли», неизбежно разлагающее в труху все, что он пытается соорудить реального. Невозможно что-то сделать в реальном (читай: големическом) мире, не сознавая себя единым с этим миром, мня себя неким загадочным ангелическим Штирлицем – агентом Золотого Века, брезгливо морща нос… Тем более, если сам – голем… Начитанный, быстросоображающий, заносчивый голем. Отличающийся от других только тем, что признаться себе в своей големичности теперь уже на порядок сложнее, чем другим (тот же механизм, что и в случае фарисеев)…

Нет слов, геополитика хороша! Но големы тут такого нахимичить успели, что ее неопровержимые постулаты – не более, чем фон. А в периоды, соразмерные человеческой жизни («семьдесят, аще в силах осмьдесят лет») значение имеет даже не стратегия (уже на ступеньку ниже геополитики), а тактика. И пренебречь этим обстоятельством могут разве что Уральские горы или Тихий океан.
А тут еще специфика, которую на все стремительно приближающийся Конец Света накладывает (вроде бы столько про это писано, только вот геополитика почему-то стерильна по отношению к нему – сплошной Карфаген да Чингисхан! )
Особенно это становится заметно, когда современная ситуация с предвоенной сравнивается, а тот факт, что тогдашняя Российская империя или СССР были полноценными силовыми полюсами, а современная Россия – пустое место, легкомысленно игнорируется.

Президент совершает изящный тактический ход (декларирует сближение с Америкой) и делает практически невозможное – России, уже вычеркнутой из списка действующих субъектов, Путин возвращает историческое бытие и пространство для политического маневра. А ему угрюмо бубнят банальности: «Море – это когда не Суша, а Суша – это когда не Море».

Да сколько можно одно и то же?!!! Знаю! Знаю, что «Море – не Суша»! Что ж теперь ложиться и помирать, раз «не Суша»?!!..
Путин тем и отличается от… не Путина, что рассмотрел весь спектр политических инструментов и сведений об устройстве Вселенной (евразийство там всякое, геополитику), принял к сведенью, разложил по полочкам. Что-то с полочки снял, попробовал применить – не работает. Големы расшалились - не хотят многополярности и прочих дельных вещиц. Будешь заставлять их, упрямиться, пыжиться зря – попа треснет... Повертел Путин в руках эти милые сердцу штучки (геополитика там всякая, евразийство) вздохнул и обратно положил. Закусив губу, извлек какую-то гадость – заработала!.. Меньше всего он в этот момент нуждается в рекламе достоинств отложенного инструмента… как бы он не был хорош…

«Напоминатель геополитических банальностей» разумеется видит все в ином свете. Его бесконечное бубнение свидетельствует о том, что он ВСЕРЬЕЗ мнит себя чем-то качественно отличающимся от адресата его назоливых рекомендаций. Типа Путин – голем (в силу чего не бежит, задрав штаны, геополитическую фантастику в жизнь претворять), а он – наоборот. Это наводит на размышления…

Или, допустим, другая тема: «Пушкин – говно, Аввакум – круто». Оно, конечно так. Но у големов последние 150 лет с этим говном кое-что связано. Можно аристократически плюнуть: «Это ваши големические проблемы, у нас свои – ангелические». Нормальная позиция. Но тогда лети на небо. У тебя своя свадьба, у големов – своя…

Нет не летит. Почему? Есть одна страшная догадка… У ГОЛЕМОВ НЕ БЫВАЕТ КРЫЛЬЕВ. Некоторые из них знают, что бескрылы. Но не все…
16999: By Ю.В. on Четверг, Май 30, 2002 - 18:36:
Совсем не впервой.
Что действительно важно, так сразу клакеры затопывают тему.
17000: By - on Четверг, Май 30, 2002 - 19:15:
Немного поэзии.

Морква на городi,
У саду бджола.
Жаба на болотi
Крила розвела.

Хоче полетiти,
Тихо каже "Ква!"
Але в небо взмити
Не даЕ Москва.

Знають, знають хитрi
Клятi москалi
Те, що у повiтрi
Жаби - королi.

Що розкинув крила,
Мов зелений птах
Цiлий день парила б
Жаба в небесах.

Що могла б дiстати
Навiть до зiрок,
Що створив лiтати
Жаб зелених бог.

Але щось тримаЕ,
Тягне до трави.
Жаба точно знаЕ -
То рука Москви.

В ней залiзнi пальцi,
Як кiльцем взяли.
I трима за яйця
Жабу москалi...

Кажуть, що не треба.
Кажуть: "Ти лайно".
Але смотрить в небо
Жаба все одно.

I хоча минають
Цi тяжки часи,
Досi заважають
Жабi руськi пси.

Годi, кляте стерво,
Золота Москва
Жаба ще не вмерла,
Жаба ще жива.

Жаба ще порине
В синю далечiнь,
Бо немаЕ нинi
Краще жаб створiнь
17003: By Общество российско-финской дружбы on Четверг, Май 30, 2002 - 21:47:
>> Закусив губу, извлек какую-то гадость – заработала!..

Да вы что? Точно что заработала? Это не есть "оптический обман"?

>> Пушкин – говно

Пушкин - не говно. Пушкин - идиот. Переписку с Вяземским поните? Наверняка помните... Пушкин - просто прелесть. Пушкин - это наше всё. Ну или практически всё.

>> У ГОЛЕМОВ НЕ БЫВАЕТ КРЫЛЬЕВ. Некоторые из них знают, что бескрылы. Но не все…

Каков штиль... Вы часом не пиит?

Мы вот тоже не пииты, но поробуем развить вашу мысль:

У големов не бывает крыльев,
У големов вырастают ноги.
Ноги так похожие на руки,
Не несут големов в бесконечность.

Правда здОрово?

ЗЫ. Милый старичок. Нам совершенно невдомёк побудительные мотивы вашего присутствия на данном форуме. Хотя мы уверены, что они есть, что они небанальны, а возможно даже пугающи. Но, поверьте, было бы очень занимательно, если бы вы их огласили.

ЗЗЫ. А не огласите - позовём Мырлина.
17007: By Общество российско-гренландской дружбы on Пятница, Май 31, 2002 - 00:13:
Мы тут посоветовались и решили, что это просто Егор Зеленый. А мотив, ну Вы понимаете, нам бы не хотелось удаляться в подробности. Мотив можно выразить одни маленьким, но зато очень емким словом. А какое это слово, Вы наверное и сами уже догадались.
17008: By Общество российско-интеллигентской дружбы on Пятница, Май 31, 2002 - 00:30:
Нет, это просто Тело без Органов
17015: By Общество российско-гренландской дружбы on Пятница, Май 31, 2002 - 18:44:
Не вижу никакой разницы.
17024: By Капролог on Понедельник, Июнь 03, 2002 - 16:51:
А может Старичок - это на самом деле Цырлин?
17043: By ИванЦыбуля on Четверг, Июнь 06, 2002 - 00:17:
А Старичек на самом деле засланый казачек
17062: By Капролог on Пятница, Июнь 07, 2002 - 12:53:
Наверное, Старичок это гомункул, а может даже настоящий голем.
17069: By ИванЦыбуля on Суббота, Июнь 08, 2002 - 09:53:
Ну если у него во рту глиняная табличка и рядом бродит еврей с пейсами тогда голем а если еврея нет и он пахнет мочей и конским навозом тогда гомункул.Капролог а вы чем пахните а чем пахнут все остальные Как же тогда старичек объясняет успех партии Евразия на предстоящих выборах ну и то что из самой администрации (извините за употребление сииего божественного слова всуе)прислали поздравление учред съезду
или он думает что это не съезд а разъезд?
Думаю выскажу мнение большинства которое пахнет навозом что мы должны дать товарищу старичку возможность высказаться по этому вопросу Вы как считаете Капролог (в свете указанных причин ваше мнение особенно ценно)
17070: By freimann (Freimann) on Суббота, Июнь 08, 2002 - 11:01:
Анатомия големов может различаться.

Есть голем, который догадывается, что он голем, и есть полный болван.

Тот голем, кто догадывается, страдает от своей големичности, но чувствует сквозь отчаяние, что где-то под глючной ПО есть Искра света, знает, что на самом деле он живой. Такой не боится Пустоты, проявляющейся, когда не работает ПО.

Но бывают особи, чувствующие что Искры у них нет. (Это так или им только внушили?) И больше всего они боятся Пустоты. Потому что боятся вдруг увидеть нечто страшное, темное и мохнатое. А когда они функционируют как голем, они как раз веселые и довольные.

Оставьте СС в покое. Пустоты он не боится.
17073: By ИванЦыбуля on Суббота, Июнь 08, 2002 - 18:56:
Ну в целом можно сказать что Дугин то отошел как бы от первоначальной ненависти к Америке просто не повезло ему так неожидано эти две башни рухнули а тут и Путин выступил вроде как с Америкой вместе так что даже и не пукнуть Но в последнее время Евразия гладко продекларировала мягкую такую поддержку стабильному обществу в России так что если отвлечься от каких то нравтственных моментов то получается вполне трендовая коньюктуреая игра а для того чтобы играть против нужен ресурс или очень хорошие стратеги ни то ни другое из воздуха не возьмется так что может не так то и плохо если вместо лысого Караганова мы будем видеть бородатого Дугина
17118: By из простых-с on Понедельник, Июнь 10, 2002 - 19:09:
А может сумасшедший старичок - это Зюганов?
17121: By ИванЦыбуля on Понедельник, Июнь 10, 2002 - 21:20:
Должен сказать что старичек весьма не прост Вот что он сейчас делает никто и не знает а если кто то знает то он и есть старичек.Мне лишь приходят в голову всего две банальные вещи что он казачек (об этом я уже писал) ну и что он лисовичек
Мне вот кажется что он читает наши сообщения что мы так мучаемся пытаемся понять кто он и так похохатывает мерзко так как это делают сумашедшие старички.
17217: By Общество российско-финской дружбы on Суббота, Июнь 15, 2002 - 22:16:
>> Или, допустим, другая тема: «Пушкин – говно, Аввакум – круто». Оно, конечно так. Но у големов последние 150 лет с этим говном кое-что связано.

Звонили коллеги из Лаапенранты, надо было записать чей-то емаил и под руку подвернулся томик карманного издания "Сочиненiя А.С.Пушкина. Лицейскiя стихотовренiя и отрывки" (C.-Петербургъ. Издание А.С.Суворина. 1887). Записал емаил на обложке.

Книжка валялась рядом с компьютером и сегодня я открыл её наугад:

Все призракъ, суета
Все дрянь и гадость
Стаканъ и красота -
Вотъ жизни сладость.


Я понял: Пушкинъ - телемитъ.

Можно сказать "всамделишный". Что может быть связано с "Пушкинымъ" у "големов" - как-то непонятно...
17227: By из простых-с on Понедельник, Июнь 17, 2002 - 10:08:
Сами же вроде бы и отваетили: "емаил" на обложке.
17228: By Обшество российско-финской дружбы on Понедельник, Июнь 17, 2002 - 10:54:
alexander@pushkin.ru

https://www.nic.ru/whois/?domain=pushkin.ru

И еще о Пушкине. Въ томе седьмом вышеозначеннаго изданiя обнаружил полемические труды А.С.Пушкина, писанные им в 1830-32 году в "Литературную Газету" под никнеймом Феофилакт Косичкин...

Там Пушкин бранится с Булгариным и Гречем, защищает Дельвега, отстаивает интересы некоего сообщества "литературных аристократов", бранит мемуары некоего французского сыщика по имени Видок (Vidocq)...

РЖ за 170 лет до РЖ.

Тоже бывает.
17253: By Общество российско-финской дружбы on Вторник, Июнь 18, 2002 - 15:09:
Просто чудо! Из ЖЖ Константина Крылова

http://www.livejournal.com/talkread.bml?journal=krylov&itemid=344991

Подсознательная пушкинистика

Прилёг на минутку и заснул часа на полтора. Всё-таки в дневном и вечернем сне есть что-то неправильное, в чём я и имел неудовольствие убедится.

А именно.

Приблазился мне Пушкин, выскочивший из ада, чтобы посмеяться над людьми. Он был весь чёрный, сгорбленный, во фраке с длинными фалдами, выглядел как помесь козла с обезьяной, и передвигался по пустому тёмному пространству огромными прыжками. Сначала молол какую-то чепуху и тарабарщину, и я догадался, что Пушкин в аду разучился русскому языку (в аду говорят по-французски, поют по-итальянски, ругаются по-немецки, а других языков там нет). Потом, однако, его речь обрела связность и даже некоторую гладкость. Тараторил что-то про общество "Арзамас", в частности, о том, что первоначально это был club, собиравшийся под видом литературных занятий для упражнения в "науке страсти нежной", а все заседания сводились к тому, что приглашались дорогие барышни или юноши (ибо большая часть "арзамасцев" была жополюбцами). Пушкин же получил известность через свою страсть страстью к минету, и ввёл моду на юных минетчиц.

Особенно знаменита в этом кругу была некая Глашка, считавшаяся чрезвычайно искусной в этом деле. Пушкин даже посвятил ей несколько строк в "Онегине" (вычеркнутых цензором). Он их мне прочитал. Запомнился отрывок:

...и бурста'
Подносит милые уста
К тому надменному предмету,
Который... (тра-та-та-та, дальше не помню)

Я не понял слова "бурста", и Пушкин ударился в объяснения, что, дескать, "бурста" на профессиональном арго проституток того времени означает - "с левой стороны glans penis", почему-то считавшейся более чувствительной, так что начинать минет полагалось именно "бурста". Ещё Пушкин рассказывал - в подробностях - что Глашка удивительно хорошо делала "лубок" - это была такая крайне утонченная ласка члена кончиками ресниц, высший класс тогдаших минетчиц. На эту тему у Пушкина тоже нашлось стихотворение, из которого вообще ничего не помню, кроме строки "очами тёмными ожгла"; произнося это, Пушкин гнуснейшим образом хихикал и кривлялся. Потом сообщил, давясь и икая от смеха, что Глашка долго блюла девство, но в конце концов арзамасцы принудили её к близости, и она оказалась мальчиком (дальше следовала какая-то грязная история про Жуковского).

Ещё Пушкин хвалился, что получил у адского начальства личное разрешение слушать записи группы "Агата Кристи".

Потом я ему сказал какую-то дерзость, и он, захохотав мне в лицо (прямо у моего носа щёлкнули огромные жёлтые зубы, как у макаки), козлом ускакал в какие-то адские пропасти и щели.
17351: By Провинциал on Понедельник, Июнь 24, 2002 - 07:12:
"Vincit omnia veritas"-гласит девиз некоторых древних инициатических обществ Запада.Истина побеждает все.Лишь избранные преодолеют сопротивление тварной среды и победят.Ибо что может противостоять всепобеждающей силе Истины? Но молвит тихо раввин:"наклонись,дабы услышать меня..."и дохнув на ладонь стерет первую букву в слове ЕМЕТ на гордом челе Героя."...МЕТ".
Все в мире этом суета и прах.
17360: By Из ниоткуда on Понедельник, Июнь 24, 2002 - 13:44:
"Провинциал" здесь уже был, да весь вышел. Потрудитесь впредь хотя бы "-2" добавлять.
17596: By st. jamin on Четверг, Июль 18, 2002 - 17:36:
kak vam ne stidno pisat takuu mut'.
17702: By SBS on Пятница, Август 02, 2002 - 12:27:
В лекции А.Г. Дугина упоминается ария гомункола из "Фауста" Гёте. Отзывы "правоверных" евразийцев на на сообщения "Сумасшедшего старичка" - не что иное как "хор гомунколов", переходящий в откровенный лай и визг. Ещё раз перечитайте последнюю строку из лекции:Угрозы гомункула - это наша угроза, угроза нам и угроза нас". "Спасись сам - и сотни вокруг тебя спасутся" - это аксиома Православия. Или вы уже спаслись - евразийцы, герои и проч.?
17704: By freimann (Freimann) on Пятница, Август 02, 2002 - 14:21:
Читайте важнейший апокриф о Спасителе -
http://zvezda.ru/2000/02/24/buratino.shtml
17706: By SBS on Пятница, Август 02, 2002 - 15:41:
Судя по стилю и содержанию, этот "апокриф" писали Дуремар, кот Базилио, Лиса Алиса, под редакцией Карабаса-Барабаса. Последний и является обобщенным Демиургом, а не как не папа Карло. Имя Пинокио происходит от "пинос" - сосна (дерево Аполлона). Пинокио, Мальвина, Пьеро - големы, как, впрочем, и вы, и я. Но осознавая свою големичность, надо как-то выбираться из этой ситуации, раз уж всё так запущено. Итальянский гностик в своей сказке спрятал массу "золотых ключиков", которыми можно открыть не одну потайную дверцу.
Пинокио в этом помогают и папа Карло, и сверчок ("сверчок" - прозвище А.С. Пушкина в "Арзамасе"), и черепаха Тартилла. Кстати, Знание о "золотом ключике" Пинокио узнал от сверчка, а тайну местонахождения от Карабаса-Барабаса. Это произошло, когда Пинокио "был облачен в глиняный костюм" (Залез в глиняный кувшин в корчме и подслушав разговор Карабаса-Барабаса). Имя самого магистра кукольных наук очень напоминает имя Демиурга офитов - Карабантоса. Пинокио находит "золотой ключик" на дне в пруду у Тартиллы (от слова "тартар" - ад, преисподняя). Пинокио, как и некоторые другие куклы-големы, сумевшие пройти потайную дверцу, отнюдь не спаслись. Им до спасения также далеко, как вам до Пинокио.
17707: By freimann (Freimann) on Пятница, Август 02, 2002 - 23:09:
побольше почтения к Базилио и Л.Алисе. Эти уважаемые Мастера много сделали хорошего для нашего Пророка.

С дегенератом Дуремаром :) они не имеют ничего общего, а самого демиурга имели в виду.
17718: By _X_ on Воскресенье, Август 04, 2002 - 23:57:
Вздумал тут перечитать "Приключения Буратино" Алексея Толстого. Герметические смыслы я расшифровать не знаю, но общее впечатление почему-то оправдывает обращение с тов. Толстым в "Голубом Сале". Какая все-таки гниль слова.
17721: By SBS on Понедельник, Август 05, 2002 - 09:34:
Лису Алису и кота Базилио, вполне можно причислить к помощникам Пинокио, ибо в мире Карабаса Барабаса все перевернуто вверх дном, и друг может стать врагом, а враг другом. Именно Базилио и Алиса посвятили соснового чурбана в мистерии Королевского Искусства. Nigredo - погружение пяти золотых (пять чувств, подаренных кукле-голему Демиургом. Пинокио пытается растворить своё ложное псевдо-Я, зарыв его в землю помойки страны дураков ) в матку земли. Пинокио не готов к этому, потому что в нем слишком много ещё големического ("человеческого"). Он слишком любит себя, так хочет "театр и миллион курток для папы Карло", прежде всего для самого себя. Такого типа чурбаны неизбежно должны исчезнуть в преисподней (пруд черепахи Тартиллы). Но Пинокио все же повезло, так как он всё же не простой Голем, а Голем который очень хочет измениться (он уже не первый раз оказался в жутком "театре" Карабаса Барабаса, так как другие куклы узнали его, как впрочем и сам магистр кукольных наук). Подлинную инициацию (золотой ключик) Пинокио получает от Тартиллы.Что касается А. Толстого, то его "Буратино" и первоначальный Пинокио - это две большие разницы.
17725: By Егор Зелёный on Понедельник, Август 05, 2002 - 17:01:
"Что касается А. Толстого, то его "Буратино" и первоначальный Пинокио - это две большие разницы".

Разумеется. В сказке о Пиноккио нет ни золотого ключика, ни черепахи. Стало быть, и инициации. К тому же, имя черепахи у А.Толстого - не Тартилла, а Тортила. Справедливости ради отмечу, что итальянское слово tartaruga (черепаха)действительно восходит к латинскому tartarus - подземное царство, однако, в сказке А.Толстого - тОртила. Такого слова в итальянском нет. Как и (на всякий случай) чередования о и а. Tortina - пирожное. Скорее всего, в поисках имени для черепахи, писатель пошёл проторенным путём (burattino по итальянски 'кукла, марионетка') открыл словарь и посмотрел, как будет, собственно, черепаха. Слово tartaruga показалось ему не соответствующим образу. И тут он решил обратиться к другому романскому языку - испанскому(открываем словарь). По-испански черепаха - tortuga. Хрен редьки не слаще. Писатель рассеянно скользит взглядом по странице. О, красивое слово: tortilla (картофельная запеканка). Убираем одно l, а то больно изящно для черепахи - и получаем имя.

А в слове Pinocchio есть и вторая составляющая - occhio, что означает 'глаз'. Глаз сосны, сосна с глазами. Жизнь, заточённая в стволе. И не стоит притягивать за уши "Твои глаза".

Опус в "Полярной звезде" вызывает чувство сконфуженности. Неужели автору кажется, что это смешно, неожиданно, парадоксально (или, не дай Бог, глубоко или вовсе наделено эзотерическим смыслом)? Ладно, бумага всё стерпит. Интернет - тем более. Но сколько же можно терпеть! Друзья, не будет ни второго Хармса, ни даже Курёхина. Жанр себя исчерпал.
17726: By _X_ on Понедельник, Август 05, 2002 - 17:38:
Мне же больше всего нравился советско-еврейский фильм. Весело и конкретно.

Почему-то у контр-инициаторов принято оставлять лазейку к золотому ключику. На развод?
17734: By SBS on Вторник, Август 06, 2002 - 09:41:

Прошу прощения, разумеется, "золотой ключик" нуждается в кавычках. Но, тем не менее, аллегорическая цепочка средневековых мистиков - ключ-замок-дверь, на мой взгляд, присутствует в сказке. Дверь символизирует надежду, замок - милосердие, а ключ - мольбу к Богу. Ключик обязательно должен быть зототым, тоже относится и к пяти монетам. Символом Пути Любви служило очищенное и пробужденное сердце, пылающее золотым огнем милосердия. Чаще встречается медь, а то и хуже...
Папа Карло идет по проторенному пути, покупая на последние деньги Пиноккио красочную азбуку с картинками, словарями, формулами и т.п. Этот путь не всегда и не для всех однозначно плох. Но Пиноккио посылает куда подальше школу, загоняет свою азбуку, если не ошибаюсь, за четыре сольдо, и идет в театр Карабаса Барабаса. В данной конкретной ситуации ему азбука не нужна, ему хватило нескольких мгновений, чтобы благодаря своей интуиции (пробужденному сердцу) четко и ясно заявить: "Это злой и мерзкий театр".
И ещё об одной способности Пиноккио важно напомнить. Эта способность дорого стоит - "протыкать" холст с нарисованным очагом (майя-иллюзия) и видеть сквозь иллюзорную ткань "реальности" потайную дверцу в каморке старого папы Карло.
17739: By _X_ on Вторник, Август 06, 2002 - 23:30:
В связи с ("_") мне показалось релевантным следующее http://golovin.rema.ru/?area=works&article=59
17742: By SBS on Среда, Август 07, 2002 - 13:19:
Одной из особенностей сакрального инициатического текста является наличие нескольких уровней вложенности. В адаптированном варианте мифа, легенды или сказки эта особенность представлена синонимическими рядами в виде символических образов на первый взгляд не связанных между собой.
В сказке о Пиноккио тому есть нескольких примеров:
Сосна или сосновое полено - пруд черепахи Тартилы или сама Тартила - Соль и Вода, которой посыпал и полил Пиноккио свои зарытые "золотые" на помойке в стране дураков - Дверь или потайная дверца;
Другой пример: Мольба к Богу(молитва) - пылающее огненное сердце - Золотой Ключик;

Цепочку синонимов можно продолжать очень долго, так как Мудрость единственна и одновременно многолика ("Книга премудростей Соломона"). Эти слова можно отнести и к Исиде, чьи качества столь многочисленны, что в египтяне называли её "богиней с множеством имен". Гностики называли Мудрость Софией, Девой Света. Мудрость "незаметно открывает врата Города, и, как сказано в Библии, "она взывает у ворот при входе в город, при входе в двери. К вам, люди, взываю я и к сынам человеческим голос мой" ("Книга премудростей Соломона"). Одним из титулов Исиды был "Открывающая Пути".
"Мудрость является тем, кто всегда желает встречи с ней. Всякий, кто ищет её, найдет её без труда, ибо она будет ждать его у дверей" (там же гл.6)

Небесная София (Мудрость) ассоциируется с натрием или солью. Апостолы названы солью земли. Использует соль и пророк Елисей: "И вышел он к истоку воды, и бросил туда соли, и сказал: так говорит Господь: Я сделал воду сию здоровою, не будет от неё впредь смерти, ни бесплодия (4-ая Книга Царств 2:21-22).
Парацельс называет соль "центром воды, где металлы должны умирать", а Ван Гельмонт называет Алкахест наиболее удачной удачной изо всех солей.

Некоторые мистики считали , что дерево (сосна) является символом божественной доброты на её низшем, телесном уровне. Согласно мифу Осирис был заточен в стволе дерева. Бога нужно искать внутри природы, а не вне её. Таким образом, Бог заключен в каждом человеке, в соответствии с его способностью отражать божество.
Парацельс: "Не человек видит посредством глаза, а глаз посредством человека".
Яков Беме: "Человек не постигает истину, но Бог постигает истину в человеке. Внутрений свет внутри нам - это естественный атрибут духа, который просветляет и преобразует души тех, кто заботится о нем".
Джалал ад-дин Руми: "Голые сучья, кажущиеся зимой спящими, тайно работают, готовясь к своей весне".
Стадия nigredo есть начало растворения, перехода к первоначальному состоянию хаоса, в котором все противоположные пары сливаются воедино. В даосизме есть схожая идея "возвращения к неотесанной глыбе":
Простой, как кусок неотесанного дерева;
В то же время восприимчивый, как впадина в холмах.
Мутный, как потревоженный ручей -
Кто из вас может принять такое мутное состояние,
Чтобы стать, в конце концов, спокойным и чистым?
Кто из вас может успокоить себя,
Чтобы стать, в конце концов, полным жизни и бодрости?


Практически любой символ воды - море, река, фонтан, колодец, акведук, дождь или роса (сюда же можно отнести пруд черпахи Тартиллы) - символ очищения и обновления в Духе.
В неканонической Книге Премудрости Иисуса, сына Сирахова, Мудрость говорит о себе: "Я появилась подобно тому, как ручей появляется из реки, и стала акведуком для орошения сада. Я сказала, что полью сад свой избранный и не пожалею воды: и вот, ручей мой становится рекой, а река становится морем. Учение моё сияет, подобно утренней заре, и я озарю его своим светом дальние пределы. Я дам людям пророчество о своём учении и оставлю его им навеки веков".
Парвулеско говорит о существовании "тайной религии Акведука". Суть её зашифрована в словах Св. Бернара Клервосского: Дева Мария - это "акведук, через который приходят к нам воды небесные".
В мексиканском "Попол-Вух" говорится, что человек (голем) создан из грязи или глины, взятой из-под воды. В алхимических текстах утверждается, что изначальная до-Адамическая земля, когда её доводят до своей изначальной субстанции, на своей второй стадии преображения подобна чистой воде. На первой стадии она есть собственно "алкахест". Изначальная субстанция содержит в себе самой сущность, эссенцию всего необходимого для сущности. Сущность "оплодотворяется" Духом Бога лица вод - хаоса. По сути, эта субстанция и есть сам хаос. Это то, из чего алхимики брались изготовлять своего "гомункула".

Когда жених из Песни Песней Соломона стучит в дверь своей возлюбленной, он произносит: "Отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! Потому что голова моя вся покрыта росою, кудри мои - ночною влагою".

Знание, передаваемое обычным путем - через дискурс, печатный текст, Интернет, подвергается многочисленным искажениям.Это обусловлено различными факторами, главным из которых является субъективность человеческого мышления. Текст не в состоянии донести непосредственную суть знания, слова лишь искажают.
Поэтому в инициатических текстах обязательным атрибутом является нарушение смыловной логики (Естественно, это вовсе не говорит об отсутствии инициаци. Просто инициация, в данном случае, адаптирована для текста сказки.), отсутствие тех или иных персонажей в мистических цепочках (Золотой Ключик, Тартилла). Эзотерики писали просто и ясно, когда хотели скрыть подлинный смысл, и наоборот, раскрывали тайну, выдавая запутанный текст.
Это необходимый элемент для "расширения сознания", о котором говорил на одной из лекций Е.В. Головин. "Расширение сознания", и как следствие, способность к интуиции, является единственным способом подлинного Познания.
17754: By . on Пятница, Август 09, 2002 - 11:40:
!!!
17755: By Егор Зелёный on Пятница, Август 09, 2002 - 13:13:
Всё было бы хорошо, если бы не фактические ошибки, связанные с интерференцией двух сюжетов.

Пиноккио Карло Коллоди не имеет отношения к золотому ключику, даже если последнему словосочетанию придать некий символическмй смысл. В сказке просто нет никакого золотого ключика и, соответственно, черепахи Тортилы, которую здесь упорно именуют Тартиллой, дабы сохранить инфернальную семантику имени.

Не был знаком Пиноккио и с Карабасом-Барабасом, поскольку хозяина кукольного театра зовут сеньор Манджафоко (огнеглотатель), и он несмотря на внешнюю грубость, "неплохой парень". Да, сначала, на радость интерпретаторам-эзотерикам, Манджафоко приказывает полицейским растопить очаг Арлекином. Однако жертвоприношение не удаётся, ибо кукольнику, как оказалось, свойственно чувство сострадания, а кроме того, некоторое благородство. Он вручает золотые монеты Пиноккио, узнав о бедности его отца, мастера Джепетто (а вовсе не Карло).

Главное же заключается в том, что в конце истории, пройдя через многочисленные испытания, несомненно, имеющие символический смысл, Пиноккио обретает жизнь, ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА.

Любителям инициатических мистерий и антропогонической мифологии действительно есть о чём поговорить.

В то же время Буратино ("кукла") ТАК И ОСТАЁТСЯ ДЕРЕВЯННЫМ. Пусть и с золотым ключиком в руке.

http://lib.ru/TALES/pinokkio.txt

С уважением,
Егор Зелёный
17756: By SBS on Пятница, Август 09, 2002 - 17:24:
Уважаемый Егор Зеленый.

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но слово "инициация" в переводе с латыни, означает "вход вовнутрь". А любой вход, естественно, подразумевает дверь с замком и ключом, с помощью которого можно открыть эту дверь, извините за банальность.

В сказке Карло Коллоди, действительно, нет упоминания о "золотом ключике" и черепахе Тортилы с её прудом(если Вы настаиваете, хотя мне больше нравится - Тартилла). С этим никто не собирается спорить. Кроме этого можно найти массу других несоответствий со сказкой А. Толстого.

Но если Вы согласны, что многочисленные испытания Пиноккио, имеющие символический смысл, имеют отношение к инициатическим мистериям, то попробуйте заменить "доброе сердце" на "золотой ключик", Тортилу на Фею, пруд на море с акулой, проглотившей главного героя и т.д. Смысл подобной замены я попытался объяснить в предыдущем сообщении.

Что касается сеньора Манджафоко (Карабас-Барабас)и его доброты (даже, благородства!), извините, но как-то даже неловко давать пояснения. Автор использует типичный прием комедии дель арте - остроумную издевку.
Текст Коллоди:
"...Хозяин кукольного театра Манджафоко (ибо так его звали) был страшен на вид - особенно страшной казалась растрепанная черная борода, покрывавшая, как щит, его грудь и ноги, - но, по сути дела, он был неплохим парнем. Когда к нему принесли несчастного Пиноккио, который отчаянно барахтался и кричал "не хочу умирать", он пожалел его. Некоторое время он боролся с чувством сострадания, но затем сдался и начал громко чихать. Как только послышалось это чиханье. Арлекин, до той поры стоявший в полном унынии и сгорбившись, как плакучая ива, весь просиял, наклонился к Пиноккио и прошептал ему на ухо: - Добрые вести, братец! Хозяин зачихал, а это значит, что он пожалел тебя и ты теперь спасен. Следует сказать, что, в то время как другие люди, жалея кого-нибудь, плачут или трут себе глаза, Манджафоко всякий раз, испытывая чувство жалости, начинал чихать. Это был его способ показать другим свое доброе сердце."
Вероятно, сморканием Манджафоко выражал какое-нибудь другое тонкое чувство, например, любовь.



Е.Г.Дугин в своих лекциях в НУ приводил четкое разграничение между такими понятиями как "мертвый труп" и "живой труп". Пиноккио в конце сказки (мистерии) представляет как раз "живой труп" (пробудившийся от "спячки"), но не как ЖИВОГО ЧЕЛОВЕКА (это слишком глобальное понятие).
Буратино имеет "золотой ключик" не в руке (бессмыслица), а в сердце. Девиз многих гностиков: «Я трачу себя, служа другим». Мистик всегда стремится освободить своих товарищей из пут разложения и привести их к свободе, обретаемой детьми Света. Этим заканчивается сказка Толстого.
Конечное состояние Пиноккио и Буратино на конец сказок, на мой взгляд, практически, идентично.

Вовсе не умоляя смыслового значения текста Карло Коллоди, все же следует упомянуть, что его сказка появилась на свет лишь в 1881 году. Рискну предположить, что она, также ,как и сказка Толстого, является всего лишь одной из многочисленных интерпретаций (детская сказка) гораздо более древних инициатических текстов.

С уважением,
SBS.
17771: By fw on Понедельник, Август 12, 2002 - 10:57:
Я согласен с SBS, тексты взаимодополняют друг друга, не являясь первоисточником.


Должен заметить, что этот сюжет наверняка имеет кучу вариаций. Например, Щелкунчик.

Буратино и Щелкунчик не были созданы Демиургом, чья роль скорее акушерская.

Полено, где скрывался Буратино, было изначально сознательно активным, чем очень напоминало проклевывание высиженного яйца. Щелкунчик стал таковым в силу ряда обстоятельств.

Папа Карло - Демиург; он не только сделал из Буратино деревянного человека, но и вообще обладал подозрительной профессией шарманщика (собрат по цеху К.Барабаса). Дроссельмейер, подаривший (купленного) Щелкунчика тоже в качестве хобби конструировал механические игрушки и ремонтировал Время (часы).

Побег Буратино после того, как он обрел ноги (в самом начале истории) также напоминает сбежавшего голема Раби Акивы.

В обоих историях присутствиет битва с грызунами (крысами или мышами). Обстоятельства конфликта разные, но это похоже обязательный элемент.

Интересно, в был чем смысл написания "А роза упала на лапу Азора"? Похоже на фрагмент какой-нибудь практики эпохи Д.Ди.

Этот сюжет вряд ли мог иметь статус "народной сказки". Не исключено, что ее рассказчик живо попал бы в руки Священной Инквизиции.
17772: By Егор Зелёный on Понедельник, Август 12, 2002 - 15:58:
Уважаемый SBS!

Вы, действительно, не совсем правы: в латинском языке существовало слово 'initiatio', непосредственно означавшее 'совершение таинств'. Этимологически это слово, восходит, скорее всего, к глаголам 'ineo', означающему не только 'входить', но и 'начинать', - отсюда 'initium'(начало)- и 'ito' (ходить).

От 'ito' образовались существительные 'itus'(хождение, уход) и 'iter' (путь, дорога). Таким образом, изначальное значение слова 'initiatio' - 'вступление на путь'.

Но даже если бы ваш перевод был точен, согласитесь, было бы большой натяжкой утверждать, что для всякого вхождения внутрь чего-либо требуется ключ. Иногда нужно отвалить камень, а иногда просто не бояться. Использование любого символа здесь является результатом субъективной ассоциации.

Также не вполне убедительным показалось мне и предложение заменить "доброе сердце" на "золотой ключик". Зачем? Чтобы убедиться в смысловой идентичности сюжетов? Допустим, можно заменить -но почему же я должен оставить в неприкосновенности имя "Пиноккио"?! Только потому, что 'pino' - дерево Аполлона? Нет уж, если менять, так менять всё. Именно это и было смыслом моего текста.

Да и, честно говоря, идентичность не такая уж полная. Остроумная издёвка в духе комедии дель арте была бы уместна, если бы Манджафоко ДЕЙСТВИТЕЛЬНО растопил очаг бы какой-нибудь куклой - но, ведь, он этого не сделал! А коли так, он всего лишь чудак, желающий казаться страшнее, чем он есть на самом деле.

То, что сказка Коллоди отчасти основана на антропогонической мифологии, о чём я уже писал, вовсе не отрицает её литературную оригинальность. Иначе оригинальным (или "первоисточником", как здесь выразились) нельзя будет назвать НИ ОДНО художественное произведение. Известно, что имеется весьма ограниченное количество сюжетов - и восходят они именно к мифологии. В конце концов, Вам же не приходит в голову говорить "Аск и Ева" или "Адам и Эмбля"! Или именовать Елену Прекрасную Персефоной. Так зачем же мешать Пиноккио с Буратино?

Поэтому давайте аккуратно обращаться с ономастикой, топонимикой и прочими инструментами художественного творчества: наречение кого-либо именем есть его первая инициация.

Что же до последующих, то позволю и себе тоже субъективную сравнение. В кого бы ни превратился деревянный Пиноккио: в человека (помните, была такая счастливая семья - Пинокки?) или в "живой труп" по Дугину - то, что произошло с ним, вполне сравнимо с алхимической трансмутацией. Пусть это будет не конечный этап.

Буратино же, изначально ограниченный в возможностях своим именем ("кукла", "марионетка")реализует лишь этическую цель - пусть и высокую, - что вполне укладываетcя в рамки тогдашней контринициатической идеологии.

Всего доброго,
Егор Зелёный

P.S. fw, вот ещё благодатная почва для анализа - сказка про Чиполлино. Образ луковицы часто используется в буддизме, чтобы объяснить пустотную природу вещей.
17773: By _X_ on Понедельник, Август 12, 2002 - 18:26:
У кума Тыквы его "дом" был сложен, вроде бы, из пяти шт. кирпичей.
17774: By Егор Зелёный on Понедельник, Август 12, 2002 - 22:57:
Разумеется, я имел в виду Василису Премудрую, хотя Елену Прекрасную (и ту и другую)тоже похищали - но Василису украл, всё-таки, Кащей Бессмертный, который ближе к подземному царству, чем Парис или Иван-царевич. Да и превратил он её в земноводное, почти в Тортилу.

X, а что же принц Лимон и синьор Помидор?
17776: By SBS on Вторник, Август 13, 2002 - 10:17:
Уважаемый Егор Зеленый!

Благодарю Вас, за подробный разбор слова «инициация». Такого уровня слова не могут иметь однозначный перевод, и уж тем более, однозначную трактовку. Мне, честно говоря, не понятно, чем собственно правильнее или «изначальнее» Ваш вариант – «вступление на путь». Естественный вопрос – «вступать» или «входить» - не одно ли это и то же? Другой, не менее, естественный вопрос? Если «вступать» то куда? Путей-дорожек так много, что и не пересчитать. В моей трактовке, которую я не считаю однозначно единственной, я хотел подчеркнуть помимо символического соответствия (вход-дверь-ключ), встречающегося в многочисленных мифах и сказках, ещё и направление «пути», о котором пишите Вы. А именно – «вовнутрь».
Новалис: «Мы грезим о странствиях по вселенной; разве же не в нас вселенная? Глубин своего духа мы не ведаем. Внутрь идет таинственный путь. В нас или нигде - вечность с ее мирами, Прошедшее и Грядущее. Внешний мир - мир теней, он бросает свою тень в царство света. Ныне нам мнится, что внутри так темно, одиноко, безобразно. Но как совершенно иначе нам будет казаться, если пройдет это затмение и призрачное тело будет сброшено. Мы будем наслаждаться больше, чем когда-нибудь: ибо наш дух не имеет потребы».

Толстой выбрал вариант с «потайной дверцей» и «золотым ключиком», но есть и другие варианты, например, «отвалить камень» или «просто не бояться», о которых пишите Вы. Весьма странно, что Вы упорно принимаете «золотой ключик» в буквальном значении, утверждая, что деревянный Буратино, остался той же самой куклой, хоть и с золотым ключиком в руках. Чтобы «отвалить камень» и «просто не бояться» нужен тот же «золотой ключик», и не в руках, а в сердце. В этом нет никакой натяжки. Упоминания о значении «пробужденного сердца» («золотого ключика») есть практически во всех традициях, в частности, в алхимии.
В связи с тем, что Вы сравниваете произошедшее с Пиноккио, с алхимической трансмутацией, весьма уместно напомнить, что содержание текстов алхимических трактатов, посвященных трансмутации металлов и т.п., несмотря на их герметичность и символическую сложность для непосвященных, в общем-то, были доступны для многих. Однако подлинной трансмутации достигали единицы. Связь и зависимость «внутренней» трансмутации, происходящей в душе алхимика с «внешней» трансмутацией, во многом объясняют этот факт. Значит, знание, полученное через текст, не всегда помогает. Слова лишь искажают смысл, позволю себе повториться.
Алхимические трактаты содержали гравюры, символически иллюстрирующие этапы работы алхимика. Примечательно, что очень часто, в сюжете первых гравюр алхимик на коленях обращается с молитвой к Богу. Истина, символизированная некоторыми алхимиками, как небесная роса, опускалась в их сердца во время молитвы. Алхимик пробуждает левую (женскую) сторону своего сердца, отвечающую за интуицию, которая коренным образом отличается от рассудка – чисто человеческому «изобретению».
Интуиция - мгновенно действующее знание всезнающего сознания, рассудок двигается только путем накопления опыта, при котором часто поглощается богоподобное естество человека.
Молитва раскрывает духовное зрение, ибо молитва есть сильное желание, а желание развивает Волю. Магнетические эманации, исходящие из сердца производят самомагнетизацию и экстаз. Это и есть «золотой ключик», позволяющий открывать «потайную дверцу».

«Нет ключика, нет черепахи Тартиллы» - значит, нет инициации;
нет упоминания о «превращении» Буратино в человека, а есть только ограниченный в возможностях своим именем «кукла-марионетка» – значит, это контр-инициация. Мне кажется, такие утверждения слишком прямолинейны.

Признаю, я слишком увлекся, употребляя имя Пиноккио в контексте развития сюжета сказки о приключениях Буратино. Вы абсолютно правы, нужно более аккуратно обращаться с текстом. Но для меня совершенно очевидно, что Пиноккио в начале сказки – это «кукла-марионетка», ни чем не отличающаяся от Буратино в той же ситуации. Как впрочем, и Буратино в конце сказки Толстого кардинальным (!) образом отличается от того Буратино, который был в начале сказки. Повторюсь, принципиальной разницы между этими персонажами нет. И в том и другом варианте, в начале есть сосновой чурбан (кукла-марионетка). Латентная искра божественного духа, хотя и заглушенная, находится как в Пиноккио, так и в Буратино. И неотразимое влечение этой искры кверху заставляет её бороться, продираться с трудом и болью вперед, чтобы освободиться.
Коллоди именем Пиноккио, безусловно, указывает на скрытую природу (пинос, «жизнь в стволе дерева») возможного, но отнюдь необязательного преображения. Толстой же именем Буратино признаёт факт реального изначального состояния главного героя – «кукла-марионетка», которое может измениться при определенных условиях.
Сопоставление примеров с Еленой Прекрасной и Персефоной и т.п., мне кажется, в этой связи, нелогичной и некорректной.

В текстах Ваших сообщений недвусмысленно сквозит негативное отношение к А. Толстому, намеки на его контр-инициацию. Наверное, это действительно имеет кое-где место быть, так как писатель был ангажирован в различные политические круги тогдашней власти. Но причем тут тема «гомункула и големической природы человека», которую, на мой взгляд, писатель очень интересно развивал и пропагандировал?
Может быть, стоит поискать моменты контр-инициации в других «творениях» Толстого, например, в романе «Аэлита», пропитанного идеями «перманентной революции» Троцкого. Как известно, последний был далеко не последним человеком в контр-инициатических организациях. Так в романе красноармеец по фамилии, кажется, Гусев (в этой фамилии, я надеюсь, нет никакого скрытого смысла, если есть – поправьте меня) отправляется на другую планету для поднятия тамошнего пролетариата на революционную борьбу.

Коллоди, в отличие от Толстого, не акцентирует явно «негатив» Манджафоко (К.Барабас). Странно, что Вы не видите «злой насмешки» автора, при описании этого персонажа. Неужели Вы, в самом деле, делаете выводы о внутренней сущности по чисто внешним проявлениям?
Манджафоко не растопил очаг куклой – значит, он – добрый, а если бы растопил – значит, злой. Плюс к тому же чихает классно.
Манджафоко дал Пиноккио «золотые», значит, он – благородный. А не дал бы, значит, жмот и сволочь.
Собственно, такое «видение реальности» и есть «ловушка» Демиурга («Кошмар общества «зрелища» Ги Дебора), против которого восстает Буратино-Пиноккио. Обратите внимание на текст Коллоди - когда Манджафоко хотел показать свою доброту, он чихал. Мир зловещего спектакля из театра Карабаса Барабаса. Коварство Манджафоко (К.Барабаса) как раз и заключается в том, чтобы у кукол была полная иллюзия в том, что они не куклы, а окружающий мир воспринимается, как холст с нарисованным очагом в каморке Карло.

.

Поясните Вашу позицию в отношении "этических целей", которая кажется мне непоследовательной. С одной стороны Вы видите контринициатическую идеологию в якобы "этическом" финале сказки о Буратино, а с другой стороны, на полном серьёзе, говорите о доброте и благородстве сеньора Манджафоко (К. Барабас).
В гностическом тезисе: «Я трачу себя, служа другим» - я не вижу никакой контринициации. О ней можно говорить, если бы Буратино хотел бы "осчастливить" поголовно всех, подобно красноармейцу Гусеву, которому просто человечества оказалось мало. Если уж зашла речь о ней, то я бы разделил контринициацию, которая утверждает – никакой инициации нет, всё это выдумка – «золотые ключики», «потайные дверцы» и т.п. Есть нормы морали и этики, «общечеловеческие ценности», прогресс и т.д. Другого рода контринициация всячески «указывает» на различные «потайные дверцы» и «вручает» «золотые ключики» из фальшивого золота куклам-големам.
Тонкий привкус контринициации, если очень постараться, можно обнаружить в финале сказки Толстого. У Буратино и Карло появляется в результате "новый театр", пусть улучшенный, но все же только "театр"...
Это отдельная тема, связанная с антропологическими тайнами, о которых Вы также упоминали. Сказки Коллоди и Толстого населены самыми разнообразными "персонажами": куклами, животными (кот,лиса,черепаха,акула), "реальными" людьми (Карло,Карабас,Фея)и т.д.
Попутно хотел исправить собственную неточность, допущенную в одном из предыдущих сообщений. Карабантос - Демиург в учениях секты назареев, а не офитов. У последних Демиург - Ильда-Баоф, аналог Карабантоса. Полностью доверяя Вашему переводу имени Манджафоко ("огнеглотатель"), мне кажется любопытным что гностики говорили о Карабантосе (Ильда-Баофе): злой Демиург, создавший материальный мир, заключил ("проглотил") в плен частицы света -искры вечного истинного Отца. Я думаю не стоит особенно доверять "доброте и благородству" этого "почтенного сеньора". Пиноккио и, особенно, Буратино, ощутили это на собственной шкуре, пардон, на собственной сосновой древесине.

С уважением,
SBS.

P.S. fw, между Карло и К.Барабасом, несомненно, существует тайная связь. Но все же функции Карло не совсем демиургические, он, скорее, безуспешно пытается "облагородить материал". Демиург не только создатель кукол, но и всего иллюзорного мира, в котором кукла не должна задумываться о своей природе. Карло и Карабас - "мастера из разных цехов, но на одной фабрике".
У фразы "А роза упала на лапу Азора" наверняка найдется множество интерпретаций. Мне больше по душе строка французского трубадура 14 века Гийома де Машо: "В моём конце - моё начало, в моём начале - мой конец". Вырваться из этой закрученной цепочки - сверхзадача человека.
17777: By = on Вторник, Август 13, 2002 - 10:17:
превратил он ее в земноводную Елену Петровну Блаватскую
17781: By _X_ on Вторник, Август 13, 2002 - 11:46:
Принц Лимон и Синьор Помидор, на мой взгляд, выпуклое изображение эмоций. Герметической трактовкой вопроса я не владею.
17782: By _X_ on Вторник, Август 13, 2002 - 21:25:
А почему Блаватская земноводная? Сопоставление неуместно, оставьте земноводных в покое. Эти почтенные существа ножки змеям не пририсовывают.
17784: By Посторонний on Среда, Август 14, 2002 - 11:22:
Одним из наказаний для змия-соблазнителя - ползать отныне по земле (быть ползучим гадом). Вопрос - как передвигался этот гад по Эдему до соблазнения Евы?
17798: By Егор Зелёный on Воскресенье, Август 18, 2002 - 21:03:
Уважаемый SBS!

Однозначный перевод и однозначную трактовку могут иметь лишь слова, обозначающие конкретные понятия, присутствующие в сопоставляемых языках.

луна – moon.

Вместе с тем, это не значит, что любое слово, выражающее АБСТРАКТНОЕ понятие, может быть наделено какими угодно смыслами и смысловыми оттенками. Абстрактные понятия, семантические поля которых полностью совпадают, также могут переводиться буквально, а не описательно.

cмерть - death

Такие же слова как «инициация» имеют прозрачную этимологию, которая позволяет нам увидеть их образную сторону, формирующую понятие, и верно употребить их в контексте.

ineo (вхожу) – iter(путь) – initio (начинаю)

«Вступление на путь» потому вернее «вхождения внутрь», что в составе рассматриваемого слова как раз и имеется этот самый «путь», который, в свою очередь, порождает «начало». Иными словами, слово «инициация» произошло не от глагола ineo, а от его деривата с новым смысловым значением.

Кроме того, - обратимся теперь к родному языку - «вступить НА что (на поверхность чего)» – это точно не внутрь. Словарное значение здесь - «ступить, поднимаясь (на престол, на трон)». Употребление предлога ‘на’ в данном случае мотивировано семантикой глагола ‘ступать/ступить’, а префикс ‘в-’, на первый взгляд, семантически не согласующийся с предлогом, является на деле усечённой в результате стечения консонантов формой префикса ‘воз-, вос-’ Вначале было «восступить на трон». Сочетание глагола «вступать/вступить» с предлогом ‘в’ появилось позже, когда исходное значение усечённого префикса забылось.

Таким образом, вопрос о синонимичности рассматриваемых глаголов зависит от их грамматического управления. Если «вступить В» - тогда «вступить» и «войти» - синонимы. Если, как в нашем случае, «вступить НА» - это не синонимы.

Но оставим в покое деривационную морфологию. Даже если бы слово «инициация» действительно произошло не от initio, а от ineo, то восприятие оной инициации как вхождения внутрь чего бы то ни было, было бы свойственно едва ли не одним римлянам.

Какими формальными средствами передаётся это понятие в тибетском языке, в санскрите, в греческом? КАК ЭТО ПО-РУССКИ?

А по-русски инициация - ПОСВЯЩЕНИЕ. Потащим за уши к каким-нибудь дверям или не будем?

2. Вы пишете: «Упоминание о значении «пробуждённого сердца» («золотого ключика») есть практически во всех традициях, в частности, алхимии». Ставлю вопрос конкретно: следует ли из этой фразы, что во всех традициях есть упоминание о значении «золотого ключика» как «пробуждённого сердца»? Если да, то я попросил бы Вас дать ссылку. Например, что-нибудь типа:

Мэнли Холл в своей фундаментальной работе упоминает о чрезвычайной важности для розенкрейцеров такого атрибута посвящения как золотой ключик.

Или:

Известна средневековая гравюра, на которой изображён Парацельс с золотым ключиком, вышитым на одежде напротив сердца.

Или, скажем:

Леви-Стросс неоднократно указывал на то, что упоминания о «золотом ключике» как символе пробуждённого сердца нередко встречаются даже в мифологии народов Юго-Западного побережья Африки.

Или же:

«Золотым ключиком» у шаманов Чукотки именуется набор особых заклинаний, с помощью которых камлающий входит в Верхний мир.

Или, наконец:

В своём блистательном эссе таком-то Евгений Всеволодович Головин изящно разрабатывает тему золотого ключика как символа рубедо.

Уважаемый SBS, если Вы подопрёте свой тезис хотя бы одним авторитетным мнением, я с лёгким сердцем признаю Вашу правоту. Если нет – все рассуждения об идентичности понятий «пробуждённое сердце» и «золотой ключик» можно рассматривать лишь как субъективные умозрительные построения.

Однако, в любом случае сомнения останутся, ибо если таковой ключик действительно является инициатическим символом, дверей должно было бы быть три: первую следовало бы открыть железным ключиком, вторую – серебряным ключиком, и лишь третью – золотым ключиком. И даже если бы Буратино достиг своего последнего воплощения и стал тем, что зовётся [ ana:min] - ему надлежало бы пройти все стадии посвящения.

3. Далее у Вас идёт очень любопытный текст. Вы либо возражаете мне в чём-то, либо просите дать пояснения – но далее сами же выстраиваете весьма убедительные антитезисы. Поэтому мне остаётся лишь уточнить кое-какие детали.

Например: «Коллоди именем Пиноккио безусловно указывает на скрытую природу… возможного, но отнюдь не обязательного преображения. Толстой же именем Буратино признаёт факт реального изначального состояния главного героя – «кукла-марионетка», которое может измениться при определённых условиях».

Верно. Именно это я и стремился показать. ЗА ТЕМ ИСКЛЮЧЕНИЕМ, ЧТО ИМЯ БУРАТИНО ВОВСЕ НЕ СОДЕРЖИТ УКАЗАНИЯ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ. Толстой не «признаёт факт реального изначального состояния героя». Именем, данным герою, он ЗАПИРАЕТ его в этом изначальном состоянии. Истинный демиург – создатель текста.

Нужно отдать должное создателям «Морального кодекса строителя коммунизма»: его целью действительно было воспитание человека, который был бы наделён высокими нравственными качествами. Однако, коллективизм, взаимопомощь, самопожертвование пребывают в обществе, пока есть высшая конечная цель, которая стимулирует высокую духовную самоотдачу человека. Пока таковая цель существует, они не просто имеют место, а играют основополагающую социальную роль. Если же заданная цель является ложной, ошибочной, недостижимой – неизбежно происходит постепенная замена ценностей. Основными приоритетами становится качество потребления и общественный статус.

HOMO HOMINI LUPUS EST.

Как Талмуд мёртв без Торы, моральный кодекс не имеет смысла без кодекса духовного. Карл Маркс и его апологеты допустили роковую ошибку в области целеполагания, построив свою теорию на воинствующем материализме и атеизме. Но свято место пусто не бывает, ибо абсолютным материалистом не является даже социал-демократ г-н Иликаев, который, как я уверен, имеет обыкновение произносить тосты, желать здоровья чихнувшим и ходить с цветами на кладбище. Кому же принесли в жертву миллионы жизней «красные маги»?!

Теперь окровавленные пентаграммы вынули из наших зубов и вставили туда золотые ключики, уверяя, что они от наших будущих сейфов.

Одним свойственно ползать всю жизнь, подобно гусеницам; другие окукливаются, и либо куколка засыхает, либо из неё появляется крылатое существо. Нас призывали «учиться, учиться и учиться». Учиться ползать. Ползать лучше, чем другие гусеницы. Ползать вместе, помогая друг другу – высшая этическая цель. Нас учили ползать и терпеть, потому что грядёт время, когда мы будем ползать по широким и сочным листьям. Нас учили, что крылья – выдумка попов.

Жизнь самого утончённого и образованного эстета, успешно реализующего свои таланты в разных областях, проходит впустую, если он не превосходит того, что является человеком. Бхагван Шри Раджниш сказал: «Задача человека не в том, чтобы стать кем-то: банкиром или президентом – а в том, чтобы понять, кто он». Понять – уже в какой-то мере превзойти.

Театр Буратино – это театр весёлых големов, счастливых трупов; театр червей.
Да, неуклюжая и наивная вначале деревянная кукла, проявив чудеса смекалки, смелости и ловкости, освободила своих собратьев от жестокой эксплуатации и помогла им обрести возможность собственного творчества на благо… На благо чего? «Я трачу себя, служа другим» Во имя чего? Чесать друг другу спину в клетке – не из этой ли области?

«Свобода, друг Санчо, - бесценный дар!»

Пиноккио совершил гигантский шаг к истинному освобождению. Не об антропологии я говорил – об антропогонии.

Разница между героями в начале определена модусом потенциальности. Разница в конце – степенью и характером трансформации.

Человек страдает, сказал Шакьямуни.
Человек или страдает или скучает, уточнил Шопенгауэр.
Человек это то, что должно превзойти. Also spricht Zaratustra.

Вот символ веры.

С пожеланием просветления всем присутствующим,
Егор Зелёный

P.S. fw, будете писать о Бармалее, не связывайте его имя с Брамой. В Питере есть улица Бармалеева, на которой Чуковского и осенило. Полагаю, что в поисках имён для персонажей А.Толстой листал не только словари, но и географический атлас. Может быть, ему понравилось название Карабах, а может быть, Карабагаз-гол. Не исключаю, что «бас» по-тюркски «борода». Карабас – чёрная борода. Не знаю, врать не буду. Во-всяком, случае «кара» - это точно что-то чёрное. А barba - борода по-итальянски. Впрочем, судить об этимологии, произвольно основываясь на приблизительных созвучиях – дело неблагодарное. Этак, чего доброго, имя Карабас может навеять мысли о карбонариях, а Барабас напомнить французский вариант имени Варавва.

Сдаётся мне, было так. Писатель увлёкся джазом, познакомился с музыкантами, стал расспрашивать их об основных характеристиках жанра. Ему начали рассказывать о ритм-секции. Он спрашивает, что это такое, какие там инструменты и прочее. Ему отвечают: ритм-секция – эта связка контрабас – барабан. По-английски - drums’n’bass. Ему и запало. Шагает он домой и поёт на джазовый мотив: «Контрабас-барабан. По-английски "драмз-н-бас".

А потом:

Карабас
Барабас.
По-английски «драмз-н-бас».

Скорее всего так и было. Остальное понятно.
17799: By _X_ on Воскресенье, Август 18, 2002 - 22:43:
Гносеологические синкопы. По возможности на пальцах, пожалуйста. Ценность знака в понятности, в противном случае ему место стикером на бампере.
Sein versus Sign, толпоэлитарная трагедия.
17800: By _X_ on Воскресенье, Август 18, 2002 - 23:12:
Егор, снимаю шляпу. Ваш текст замечателен (не потому, что (С), естественно, а потому, что сообразен).

Все-таки. Буратино, как верно замечалось выше, имеет пробужденное сердце с самого начала, как необходимое условие.

Что такое ключик. Это разве статус? Это инструмент - ключик суют в замок, а потом кладут в карман, и все.

Золотой ключик - это скорее метод практики. Золотой, возможно, потому, что сопряжен с непосредственной передачей состояния как знанием (джняна) об относительности статуса и истинной природе.
17808: By Юрий Никулин ад on Понедельник, Август 19, 2002 - 18:49:
Вот, друзья, что значит м..ки...
Carabas основа криптографии, нет ничего болеее фундаментального чем это тайное слово мо де пасс.
Что пел, коллеги, с улицы Бармалеева, кот в сапогах,шествуя нашаббот? Ясно как Божий день ша ботте куда идет? Вот-вот.
ИТак КАРАБАС - тайной имя детей Гульи
Гуляров то есть, для тех кто совсем не понимает, а по законам Гульи смерть каждого энгастромита засчитывается за две.
Я имею в виду мессера Гастора.
17826: By Егор Зелёный on Вторник, Август 20, 2002 - 17:41:
Карабас как основа криптографии - это какая-то студенческая фамильярная шутка. Учебное пособие для вузов по криптографии написал Ю.Карабасов. Фамилия, скорее всего тюркского происхождения, возможно, по названию казахского посёлка Карабас, где был пересыльный пункт, и в латинской транслитерации должна писаться через букву К, а не С.

Кстати, думаю, вряд ли кто имеет больше практического опыта в области трансмутации металлов, чем этот человек:

http://enc.ex.ru/cgi-bin/template1.pl?cod=L17

И вообще, уважаемые евразийцы, мне кажется, что каждому из вас стоило бы для поднятия духа выписать вот такой журнал:
http://www.eurasmet.ru/bookshelf/ferrmetinfo/new.html

Что касается Гуляров, то Вы незаслуженно обидели многих достойных людей, например, этого:

http://library.dgtu.donetsk.ua/resurs/cnt/gul.htm

При чём тут энгастромиты?

Кот в сапогах (ша ботте вовсе на похоже на шаббот: удваивается совсем другой консонант) не был на улице Бармалеева. Там гулял К.И.Чуковский.

А.Н. Толстой жил тоже на Петроградской, но пел ли он о контрабасе и барабане именно на Бармалеева - не известно.

О маркизе де Карабасе писали Беранже и Жорж Брассенс. Один написал политическое стихотворение, другой - песню о любви.

С уважением,
Егор Зелёный
17872: By SBS on Пятница, Август 23, 2002 - 16:22:
Уважаемый Егор Зеленый,

Ваши уточнения:

# Вы пишете: «Упоминание о начении «пробуждённого сердца» («золотого ключика») есть практически во всех традициях, в частности, алхимии». Ставлю вопрос конкретно: следует ли из этой фразы, что во всех традициях есть упоминание о значении «золотого ключика» как «пробуждённого сердца»? Если да, то я попросил бы Вас дать ссылку.#

# Уважаемый SBS, если Вы подопрёте свой тезис хотя бы одним авторитетным мнением, я с лёгким сердцем признаю Вашу правоту. Если нет – все рассуждения об идентичности понятий «пробуждённое сердце» и «золотой ключик» можно рассматривать лишь как субъективные умозрительные построения.#

У понятия «пробужденное сердце» существует множество аналогов. Это пароль, отваливающий камни; стрела, попадающая точно в цель; ключ, отворяющий дверь и т.д. Иными словами, в любой традиции существует обязательное условие допуска к инициации. «Золотой ключик» - всего лишь один из примеров. Я специально акцентировал момент кавычек для этого словосочетания (см. предыдущие сообщения). Это мое мнение, основанное на интуиции, поэтому его значение, естественно, субъективно. Мне несколько не понятно Ваше предложение – зачем я должен что-то подпирать или тащить за уши? «Материала для обоснования» своей позиции я привел, на мой взгляд, более чем достаточно. Если для Вас этого мало, и Вы не принимаете цепочку «пробужденное сердце («золотой ключик»)-дверь-инициация», и нужен «конкретный» текст, тогда, пожалуйста…

# Даже если бы слово «инициация» действительно произошло не от initio, а от ineo, то восприятие оной инициации как вхождения внутрь чего бы то ни было, было бы свойственно едва ли не одним римлянам. #

Рене Генон «Символы священной науки»

«…на Западе символика двух врат солнцестояния существовала у древних греков, конкретнее у пифагорейцев; равным образом она обнаруживается и у латинян, у которых была тесно связана с символикой Януса. … Янус есть, собственно, янитор, который ОТПИРАЕТ И ЗАПИРАЕТ ВРАТА ГОДОВОГО ЦИКЛА ПОСРЕДСТВОМ КЛЮЧЕЙ, ЯВЛЯЮЩИХСЯ ОДНИМ ИЗ ОСНОВНЫХ ЕГО АТРИБУТОВ; И МЫ НАПОМНИМ В ЭТОЙ СВЯЗИ, ЧТО КЛЮЧ ЕСТЬ «ОСЕВОЙ» СИМВОЛ. … врата солнцестояния открывают доступ к двум половинам, восходящей и нисходящей, зодиакального цикла, … которые, по сути, идентичны дева-яне и питри-яне. Отсюда легко понять, что ключи Януса в действительности аналогичны тем, что в христианской традиции открывают и закрывают «Царствие небесное» (а путь, которым оно достигается, в этом смысле соответствует дева-яне), и это тем более верно, что, в другом смысле, ЭТИ ДВА КЛЮЧА, ОДИН ЗОЛОТОЙ И ОДИН СЕРЕБРЯНЫЙ, ЯВЛЯЛИСЬ ТАКЖЕ КЛЮЧАМИ «ВЕЛИКИХ И МАЛЫХ МИСТЕРИЙ». ЯНУС БЫЛ БОГОМ ИНИЦИАЦИЙ, А ЭТА АТРИБУЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ….ЕСТЬ ЯВНАЯ СВЯЗЬ ИНИЦИАТИЧЕСКОЙ РОЛИ ПЕЩЕРЫ И ДРУГИХ «ОБРАЗЦОВ МИРА», КОТОРЫЕ ЯВЛЯЮТСЯ ЭКВИВАЛЕНТАМИ…

#«Вступление на путь» потому вернее «вхождения внутрь», что в составе рассматриваемого слова как раз и имеется этот самый «путь», который, в свою очередь, порождает «начало». Иными словами, слово «инициация» произошло не от глагола ineo, а от его деривата с новым смысловым значением.#

(«Символы священной науки»)

«…инициация является «вторым рождением», подобным переходу от света к мраку. Но местом этого рождения является пещера, когда именно в ней реально или символически совершается инициация… Истина в том, что далеко не будучи средоточием мрака, инициатическая пещера бывает освещена изнутри, и темнота царит вне её, так что профанический мир, естественно, отождествляется с «внешним мраком», а «второе рождение» есть в то же время «озарение». Если же спрося, почему пещера с инициатической точки зрения рассматривается именно таким образом, то ответ надо искать в том факте, что символ пещеры как бы дополняет символ горы, А С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, В ТОЙ ТЕСНОЙ СВЯЗИ, ЧТО СОЕДИНЯЕТ СИМВОЛИКУ ПЕЩЕРЫ С СИМВОЛИКОЙ СЕРДЦА…
ПЕЩЕРА – ЭТО МЕСТО, ГДЕ СОВРЕШАЕТСЯ САМА ИНИЦИАЦИЯ, ТО ЛАБИРИНТ, МЕСТО ПРЕДШЕСТВУЮЩИХ ЕЙ ИСПЫТАНИЙ, НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НЕ ЧЕМ ИНЫМ, КРОМЕ КАК ВЕДУЩИМ В ПЕЩЕРУ ПУТЕМ И ОДНОВРЕМЕННО ПРЕПЯТСТВИЕМ, ЗАКРЫВАЮЩИМ ДОСТУП В НЕЁ «НЕПОСВЯЩЕННЫМ» ПРОФАНАМ…»

Таким образом, «вступление на путь» есть вступление в лабиринт, т.е. этап, предшествующий пещере (сердцу), которая в свою очередь является местом, где происходит инициация.
Поэтому я задавал Вам вопрос – «вступление на путь, ведущий куда?», на который не получил ответа.

# Однако, в любом случае сомнения останутся, ибо если таковой ключик действительно является инициатическим символом, дверей должно было бы быть три: первую следовало бы открыть железным ключиком, вторую – серебряным ключиком, и лишь третью – золотым ключиком. И даже если бы Буратино достиг своего последнего воплощения и стал тем, что зовётся [ ana:min] - ему надлежало бы пройти все стадии посвящения.#

На самом деле ключей и дверей для случая Буратино-Пиноккио может быть сколько угодно. («А роза упала на лапу Азора») Это собственно зависит от них самих, как, впрочем, и какой именно будет ключ: золотой, серебряный, железный или любой другой. Одно можно сказать определенно точно, что «СОЛНЕЧНЫЕ ВРАТА», ОТКРЫВАЕМЫЕ ЗОЛОТЫМ КЛЮЧОМ, будут последними, ибо за ними «театр» просто не нужен…
Толстой употребляет термин «золотой ключик», а не КЛЮЧ…

(«Символы священной науки»)

«Никто не может, будь то физически или психически, видеть сквозь солнечный диск; и этот переход «по ту сторону солнца» (который есть «последняя смерть» и переход к истинному «бессмертию») возможен лишь в плане чисто духовном.
ПЕЩЕРА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИНИЦИАЦИИ ЕСТЬ ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ ЦЕНТРА. СЕРДЦЕ – ЭТО, ПО САМОЙ СУТИ СВОЕЙ, СИМВОЛ ЦЕНТРА, ИДЕТ ЛИ РЕЧЬ О СЕРДЦЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВА ИЛИ, ПО АНАЛОГИИ, ЦЕНТРЕ МИРА.
СОГЛАСНО ИНДУИСТСКОЙ ТРАДИЦИ, В «ПЕЩЕРЕ СЕРДЦА» СОКРЫТ САМ ПРИНЦИП ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВА, ПРЕБЫВАЮЩИЙ В СОСТОЯНИИ «ПОТАЕННОСТИ». ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРОЯВЛЕНИЮ ОН СРАВНИМ С ТЕМ, ЧТО ЕСТЬ В НЕМ МАЛОГО (слово дахара, обозначающее полость, в которой он пребывает, также соотносится с той же идеей малости).
…ИМЕННО ЗДЕСЬ ОБРЕТАЕТСЯ СОБСТВЕННО «НАЧАЛО» ЭТОГО РАЗВИТИЯ, ЧТО НАХОДИТСЯ В ПРЯМОЙ СВЯЗИ С ИНИЦИАЦИЕЙ.»

# ЗА ТЕМ ИСКЛЮЧЕНИЕМ, ЧТО ИМЯ БУРАТИНО ВОВСЕ НЕ СОДЕРЖИТ УКАЗАНИЯ НА ВОЗМОЖНОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ. Толстой не «признаёт факт реального изначального состояния героя». Именем, данным герою, он ЗАПИРАЕТ его в этом изначальном состоянии. Истинный демиург – создатель текста. #

Когда есть «указание» на возможное изменение без глубокого личного осознания (инициации), то неизбежно рано или поздно появится новый кодекс строителей коммунизма, а также кровавые пентаграммы. Если бы Толстой написал сказку о кукле Буратино, которая ходила бы в школу с азбукой, радовала папу Карло, получала бы пятерки в дневник за глубокие знания, в том числе, возможно, и в области деривационной морфологии и только; или поступила бы в труппу театра К. Барабаса в качестве новой марионетки(оба варианта схожи), тогда с Вашим утверждением можно было бы согласиться.

# Театр Буратино – это театр весёлых големов, счастливых трупов; театр червей.
Да, неуклюжая и наивная вначале деревянная кукла, проявив чудеса смекалки, смелости и ловкости, освободила своих собратьев от жестокой эксплуатации и помогла им обрести возможность собственного творчества на благо… На благо чего? «Я трачу себя, служа другим» Во имя чего? Чесать друг другу спину в клетке – не из этой ли области?

«Свобода, друг Санчо, - бесценный дар!»

Пиноккио совершил гигантский шаг к истинному освобождению. Не об антропологии я говорил – об антропогонии. #

Подлинное освобождение из клетки возможно только после «СОЛНЕЧНЫХ ВРАТ», до этого Буратино-Пиноккио, придется чесать спину в клетке друг другу, хотя бы для того, чтобы осознать, что пока человек думает только о своей «спине» ему никогда не достичь этих «ВРАТ», за которыми исчезнет сама «спина»…

# Человек страдает, сказал Шакьямуни.
Человек или страдает или скучает, уточнил Шопенгауэр.
Человек это то, что должно превзойти. Also spricht Zaratustra.#

Исида или «Открывающая Пути» стучала в дверь и грозила привратнику подземного мира: «Я разобью дверь, расщеплю засов, уничтожу порог и разбужу мертвых. Я воспламеняю сотни тысяч сердец».
«Мудрость победоносна и вечна. Она с легкостью появляется перед теми, кто любит её и ищет. Она является тем, кто всегда желает встречи с ней. Всякий, кто ищет её, найдет её без труда, ибо она будет ждать его у дверей» (Книга притч Соломона, глава 6).
Заратустра призывает: «Всю ночь напролет призывайте небесную Мудрость. Всю ночь напролет зовите Мудрость, и она укрепит вас и прогонит сон».
Also spricht Zaratustra.

Возможно, я не смог облегчить Ваше сердце от сомнений. Я лишь пытался, м.б. не всегда удачно, следовать совету шейха Дауда:

«Говори со СТЕНОЙ так, чтобы тебя могла услышать ДВЕРЬ».

Благодарю Вас за интересные сообщения.
С уважением,
SBS.
17903: By Егор Зелёный on Среда, Август 28, 2002 - 14:56:
Уважаемый SBS!

Вы пишете: «Мне несколько не понятно Ваше предложение – зачем я должен что-то подпирать или тащить за уши? «Материала для обоснования» своей позиции я привел, на мой взгляд, более чем достаточно».

Отнюдь. Именно теперь Вы, действительно, привели материал, делающий разговор предметным.

«Если для Вас этого мало, и Вы не принимаете цепочку «пробужденное сердце («золотой ключик»)-дверь-инициация», и нужен «конкретный» текст, тогда, пожалуйста…»

Я отрицаю знак равенства между понятиями «пробуждённое сердце» и «золотой ключик». Вопрос с моей стороны был поставлен следующим образом: следует ли из (Вашей) фразы, что во ВСЕХ традициях есть упоминание о значении «золотого ключика» как «пробуждённого сердца»? Если да, то я попросил бы Вас дать ссылку. Если Вы подопрёте свой тезис хотя бы одним авторитетным мнением, я с лёгким сердцем признаю Вашу правоту. Если нет – все рассуждения об идентичности понятий «пробуждённое сердце» и «золотой ключик» можно рассматривать лишь как субъективные умозрительные построения.

И вот Вы отвечаете: «У понятия «пробужденное сердце» существует множество аналогов. Это пароль, отваливающий камни; стрела, попадающая точно в цель; ключ, отворяющий дверь и т.д. Иными словами, в любой традиции существует обязательное условие допуска к инициации. «Золотой ключик» - всего лишь один из примеров. Я специально акцентировал момент кавычек для этого словосочетания (см. предыдущие сообщения). Это мое мнение, основанное на интуиции, поэтому его значение, естественно, субъективно».

Так бы сразу и сказали: субъективно. Тем более, что последующая цитата из Генона упомянутую Вами аналогичность упомянутых понятий не подтверждает. Да, с одной стороны, Генон пишет о ключах Януса как символах мистерий, а с другой, о том, что символика пещеры связана с символикой сердца. Но не будем забывать, что у Генона золотой ключ, прежде всего, символ ДУХОВНОЙ ВЛАСТИ, которая доминирует над ВЛАСТЬЮ СВЕТСКОЙ («Духовное владычество и мирская власть», гл.5). Отсутствие подобной иерархической оппозиции в рассматриваемом нами случае лишает этот символ полноценного смысла, а нас – повода упоминать его в данном контексте. Даже если найти у Буратино черты религиозного лидера.

Вместе с тем, мой пафос был направлен против тезиса о синонимичности понятий «золотой ключик» и «пробуждённое сердце» не столько из культурологических соображений, сколько из-за логического несоответствия, которое мне видится в этой аналогии. Свяжем вместе образы, упоминаемые Геноном. Сердце – пещера. Чтобы войти в пещеру, нужен ключ. У ВАС ПЕЩЕРА И КЛЮЧ – ОДНО И ТО ЖЕ! Да, по большому счёту, всё есть Брахман, но символы должны работать, и поэтому каждый из них по договорённости наделён конкретным смыслом. Лингам - это одно, йони - другое. А у Вас - одно и то же. Подменяя смыслы, мы лишаем символические понятия силы.

Что касается использования ключей в «Больших мистериях» и «Малых мистериях», то я уже говорил, что одно посвящение невозможно без второго, отчего «золотой ключик» также теряет инициатический смысл. Вы с этим не согласны:

«На самом деле ключей и дверей для случая Буратино-Пиноккио может быть сколько угодно. («А роза упала на лапу Азора») Это собственно зависит от них самих, как, впрочем, и какой именно будет ключ: золотой, серебряный, железный или любой другой».

Но в фольклоре не случайно упоминаются ТРИ двери – три этапа посвящения. Путь от одной двери к другой и представляет собой цепь испытаний, пройдя через которые испытуемый получает возможность открыть очередную дверь.
Приравнивать преодоление любого препятствия к отпиранию двери, конечно, можно, но является ли это следованием традиции?

«Одно можно сказать определенно точно, что «СОЛНЕЧНЫЕ ВРАТА», ОТКРЫВАЕМЫЕ ЗОЛОТЫМ КЛЮЧОМ, будут последними, ибо за ними «театр» просто не нужен…»

А кто с этим спорит? Только не менее определённо можно сказать, что ПРЕДПОСЛЕДНИМИ вратами будут «ЛУННЫЕ ВРАТА», ОТКРЫВАЕМЫЕ СЕРЕБРЯНЫМ КЛЮЧОМ. А перед ними, должно быть, врата земные, открываемые железным ключом.

И вновь напомню: каждому феномену соответствует конкретный термин, который, если речь не идёт об особой конвенции, закрепляется за ним, как правило, по совокупности признаков, которые должны быть наиболее адекватно отражены в этом термине. Что касается предмета нашего обсуждения, то, во-первых, формы посвящения в разных традициях весьма отличаются одна от другой, а во-вторых, даже одна и та же традиция может рассматривать множество видов посвящения. Именно это я и подразумевал, когда писал:

«Даже если бы слово «инициация» действительно произошло не от initio, а от ineo, то восприятие оной инициации как вхождения внутрь чего бы то ни было, было бы свойственно едва ли не одним римлянам».

Разумеется посвящение МОЖЕТ БЫТЬ СВЯЗАНО с образом вхождения неофита в некое скрытое от глаз посторонних помещение или – копнём глубже – духовное пространство, но с тем, что это непреложное правило, согласиться не могу.

Судите сами: древнейшие формы инициации, существующие у некоторых народов и по сей день, были связаны с переходом юноши в статус мужчины-воина. У одних племён посвящаемым делали надрезы на лбу и втыкали в нос рыбью кость. Молодые представители других племён укрощали непокорного коня и проходили по канату над бурной рекой.

Инициация существует в тюрьме («прописка» в камере) и в армии. Любопытнейшая форма инициации, как рассказывают, имела место на флоте: посвящаемый должен был во время шторма поцеловать подвешенную к потолку кубрика кувалду. Согласитесь, отождествление последней с золотым ключиком весьма отдавало бы цинизмом.

К формам инициации духовной относятся омовение и посвящение ветром, вручение священных символов и даже ритуальное совокупление, при котором – я долго колебался, прежде чем упомянуть об этом, но во избежание с Вашей стороны ассоциации последнего с неким «вхождением вовнутрь», всё-таки, уточню – таковое «вхождение» частенько осуществляет вовсе не инициируемый, а наоборот. Извините.

Что же до римлян, Вы привели цитату из Генона, как раз к ним и относящуюся. То есть, Буратино, поскольку дело происходит в Италии, следует традиции тех мест. Да и флаг ему в руки! Простите, ключик. Моя первоначальная идея заключалась в том, что – цитирую - «в сказке о Пиноккио нет ни золотого ключика, ни черепахи. Стало быть, и инициации». Инициации в том формальном смысле, который подразумеваете Вы. На деле же именно Пиноккио, в отличие от Буратино, её и получает. И в первую очередь, через своё исполненное жизни имя. Вы вновь не согласны:

«Когда есть «указание» на возможное изменение без глубокого личного осознания (инициации), то неизбежно рано или поздно появится новый кодекс строителей коммунизма, а также кровавые пентаграммы».

«Указание», в данном случае, термин лингвистический, а не политический, и к указаниям разного рода вождей отношения не имеет. Я мог бы написать: «в имени Буратино НЕ СОДЕРЖИТСЯ семантических элементов, обозначающих возможность какой-либо трансформации носителя данного имени».

Повторяю: демиургом здесь является автор текста, который в имя закладывает, как композитор в увертюру, дальнейшую судьбу ПЕРСОНАЖА. Именно от автора зависит, осознает, что-либо его детище или нет, получит инициацию или останется профаном.

И что же автор?

Автор берёт наделённое глубоким символическим смыслом произведение – и выхолащивает из него инициатическую суть.
Текст просто переполнен когнитивными диссонансами.

Итак, резюме:

В данном контексте золотой ключик ни в коей мере нельзя считать символом инициации, поскольку:

1. В отличие от проглоченного рыбой Пиноккио, Буратино не проходит через обряд символической смерти, поскольку в тексте прямо говорится, что он деревянный и поэтому утонуть не может.

2. Черепаха не является хранительницей ключа, подобно Янусу или Святому Петру. Она вручает кукле ключ, который обронил Карабас Барабас. Но может ли быть аннуллирована инициация? Вы вправе домыслить, что Карабас был лишён некими жрецами посвящения за свою жадность и жестокость. Спрашивается, а за что он был посвящён? Как он мог получить «ключ от золотых врат», не изжив свих негативных качеств?! Мог ли попасть инициатический символ в руки злодея? Если да, то как мог автор оставить такой детектив «за кадром»?

3. Как мог автор инициатического текста допустить такой хаос в том, что касается имён? Алиса и Базилио – Бог с ними: по созвучию (лиса, кот Василий – детишки догадались, мама похвалила). Но спутники Буратино – как ни трактуй, ни туда, ни сюда. Нет, можно, конечно, связать Мальвину не с мальвой, а с Мальтой, а Пьеро – опять же со Святым Петром, но зачем? Чтобы разговор поддержать? Но даже если бы эти имена что-то значили – Боже мой! – при чём тут ЧЁРНЫЙ ПУДЕЛЬ?! Буратино – Фауст? Простите, Атман, вне всякого сомнения, есть Брахман. Но гомункул никак не есть Фауст. Готов дискутировать на эту тему. А если Фауст – папа Карло, то Буратино – опять же законченный гомункул, и о чём мы тогда спорим?

4. Интеллектуальная интуиция, о которой писал Рене Генон, ведёт нас дальше. Хранительница лабиринта крыса Шушара – Минотавр. Допустим. Тогда Буратино – Язон. Но отчего ж этот Язон так беспомощен перед Минотавром? Первый раз папа Карло отбивает его, метнув башмак; второй раз и вовсе нечистая сила помогает – в лице, вернее, морде пуделя.

5. Прохождение лабиринта – дело сугубо индивидуальное. Как питерский житель, Вам говорю. А тут по нему несётся целый партизанский отряд.

6. Отпирание «златых врат» завершает прохождение лабиринта. У Толстого оно предшествует этому прохождению. Прочие этапы отсутствуют.

Уважаемый SBS! Вы не рассеяли моих сомнений, ибо их у меня и не было. Вы разговаривали со стеной, в то время как дверь не просто находилась рядом - она была открыта. Алексей Толстой написал замечательную сказку. Все Ваши доводы очень интересны и укладываются в систему.

Вместе с тем, как я слышал, в трактатах по алхимии роль играет не только состав, но также дозировка и порядок смешивания ингредиентов. Вольностей здесь быть не может. Иначе вместо золота мы получим на выходе нечто непотребное…

Благодарю Вас за интересную дискуссию,
Егор Зелёный
17906: By Андрей Чернов on Четверг, Август 29, 2002 - 03:35:
> При чём тут энгастромиты?

Они мешают энгастримандрам.
17913: By Herr Salamander on Четверг, Август 29, 2002 - 21:17:
Was nuetz das alles? Bemuehen Sie sich nicht.
18823: By Русист on Пятница, Декабрь 13, 2002 - 14:27:
Голема оживляет язык

Элиэзер Перельман (1857-1922) родился в местечке Лужки (Литва), в семье хасида. Его отец Иегуда Перельман, мечтавший о том, чтобы сын стал раввином, умер, когда мальчику было всего пять лет. Дядя послал его учиться в село Глубокое (близ Вильно), где юноша познакомился с журналистом и своим будущим тестем Ионасом, убедившим его получить светское образование. Дочь Ионаса Дебора учила Элиэзера русскому языку, готовя к поступлению в реальное училище Двинска, которое он окончил в 1877 году. Ему 20 лет. Думал ли он уже тогда о своем призвании? Видимо, да, ибо вскоре опубликовал в венском журнале "Ха-шахар" ("Заря") статью "Важный вопрос", в которой еще до Теодора Герцля (1860-1904) связал мечту о возрождении иврита с мечтой о воссоздании еврейского государства. Эта статья - ключ ко всей жизни Перельмана, недаром он подписал ее именем "Бен-Иегуда", под которым и станет известен всему миру. Статья показалась редактору Перецу Смоленскину, стороннику национальной ной идеи, настолько фантастической, дерзкой, что он решил напечатать ее, смягчив первоначальное название "Жгучий вопрос" и уведомив читателей, что не согласен с автором. А не согласен он был вот с чем: "Если мы хотим, чтобы имя Израиля не было предано забвению, мы должны создать нечто такое, что могло бы служить центром для всего нашего народа, подобно сердцу в организме, из которого кровь устремится в артерии и наполнит жизнью тело нации. Это "нечто" - поселения в Палестине... Почему некоторые из наших людей заявляют, что мы непригодны для самостоятельной жизни в качестве нации? Только потому, что не говорим на общем языке? Разве у нас, евреев, нет языка, на котором мы можем писать обо всем, что хотим сказать, и на котором мы можем даже говорить, если только проявим свою волю?"

Тогда подобные мысли казались несбыточной мечтой. Но после погромов 1881года, потрясших юг России, и после того, как Александр III, пообещав депутации еврейских старейшин положить конец "беспорядкам", тут же собственноручно написал: "...русские слишком сильно ненавидят этих жидов, и до тех пор, пока те не перестанут эксплуатировать христиан, эта ненависть не утихнет", многие увидели то, что еще до погромов разглядел Э.Бен-Иегуда - будущее еврейское государство, где евреи заговорят на языке, дарованном им Г-сподом.

В 1879 году Бен-Иегуда едет в Париж изучать медицину, чтобы лечить больных в Эрец-Исраэль. Узнав же, что сам болен чахоткой, оставляет мечту стать доктором и поступает в учительскую семинарию Альянса (Всемирный еврейский союз, основанный в 1880 году для оказания помощи евреям во всем мире). Он женится на Деборе Ионас, из Парижа переезжает в Вену, где встречается с П.Смоленскиным, далее - в Алжир, а оттуда - в Яффо. В пути учит жену ивриту. Когда в октябре 1881 года они сошли на яффский берег, Элиэзер поцеловал землю обетованную и, взяв жену за руку, поклялся: отныне мы будем говорить только на иврите!

Современному израильтянину трудно представить, что означал этот обет тогда, 120 лет назад. Конечно, иврит - язык Торы, Мишны, Талмуда. На иврите, встречаясь, вели беседу евреи разных стран. Но для большинства жителей Эрец-Исраэль это был мертвый язык, как арамейский, коптский, греческий, латынь. У Т.Герцля были веские основания утверждать в книге "Еврейское государство" (1896), что не может быть и речи о том, чтобы иврит стал государственным языком: "Кто из нас знает иврит достаточно, чтобы заказать на этом языке железнодорожный билет?" Действительно, не было самых необходимых слов: "билет", "железная дорога", "газета", тысячи самых нужных слов только предстояло создать. И Бен-Иегуда создавал их, подобно Адаму, дававшему названия всему, что он видел: "шаон" (часы), "итон" (газета), "хаяль" (солдат), "ракевэт" (поезд), "шахевет" (туберкулез)!...

Дом Бен-Иегуды стал первым домом в Иерусалиме, где говорили только на иврите. На его обитателей показывали пальцами: сумасшедшие! Элиэзер заразил своей одержимостью жену, друзей, учеников школы, где он преподавал по собственной методике: учить ивриту только на иврите, потом - многие кибуцы, Галилею, в конечном счете - всю страну. В 1921 году иврит был признан одним из трех официальных языков Палестины. Американский священник Джон Холмс удивлялся: "Даже животные теперь понимают по-еврейски. Когда я путешествовал по Палестине, моя упрямая лошадь не хотела трогаться с места, пока я не начинал понукать ее на языке Священного Писания".

Самым большим упрямцем во всей Палестине был Э.Бен-Иегуда - маленький, измученный болезнью человек, с клочковатой бородой, в пенсне и красной турецкой феске, закутанный в талит (молитвенное покрывало). Он несокрушимо верил в свою миссию: вывести, подобно Моисею, народ из "Египта, немоты", "вавилонского разноязычия" и привести к языку обетованному. Еще когда Дебора ждала ребенка, он обратился к ней с поистине пророческой речью: "Дебора! После перерыва почти в две тысячи лет первой говорящей на иврите матерью станешь ты. А наш ребенок будет первым за много столетий, кто, родившись, услышит лишь прекрасное звучание нашей древней речи. Дай мне торжественную клятву, Дебора, что ты воплотишь эту мою мечту... Пока наша борьба не получит признания, мы должны оградить наше дитя от смешения языков и диалектов диаспоры. Это важнее, чем все мои писания, ибо такой пример вдохновит нашей иде-ей все еврейство".

Дебора сдержала клятву, хотя ее сердце разрывалось от боли, ведь она не могла сказать своему первенцу все, что шепчет мать, кормя ребенка, баюкая и прижимая к сердцу. А мальчик молчал, хотя его сверстники уже говорили - на русском, арабском, польском, английском... Ближайший друг Иехиэль Пинес умолял Элиэзера прекратить жестокий эксперимент над собственным ребенком, убеждая, что дитя, изолированное от полноценного общения с матерью (почти не знавшей иврита), с другими детьми, с улицей может вырасти идиотом. Но отец Бен-Циона оставался тверд как камень: иврит стоит того, чтобы ради него даже пожертвовать сыном!

Однако первой жертвой стала жена, а не сын. Болезнь, которой Дебора заразилась от мужа, почти ежегодные роды, бедность подорвали и без того слабое здоровье несчастной женщины, и в 1891 году она умерла. Было ли ей утешением, что она стала, как напишет в своих воспоминаниях ее жестокосердный супруг, "первой матерью национального возрождения, давшего нашему народу поколение, говорящее на иврите"?

После смерти жены Бен-Иегуда оказался в отчаянном положении: нищий вдовец с двумя детьми. Еще трое умерли, и раввины запретили хоронить их на еврейском кладбище, как детей "еретика", "отступника". Надежды на возрождение иврита тоже были почти "при смерти". Даже в Иерусалиме в 1902 году насчитывалось всего семей десять, в которых говорили на иврите. Отлученный от общины, оклеветанный врагами, Бен-Иегуда, по доносам самих же евреев, был брошен в тюрьму, основанную им газету запретили. Когда отца арестовали, сыну исполнилось двенадцать лет. Соседские мальчишки не давали ему прохода: "Твой отец-безбожник за решеткой! Он сидит вместе с ворами и убийцами, так ему и надо!" Мальчик вернулся домой в слезах и вдруг улыбнулся: "Как же обрадуется отец, что меня дразнят на иврите!"

Ничего радостнее для Элиэзера Бен-Иегуды быть и не могло - сорванцы специально заучивают ругательства на иврите, чтобы дразнить Бен-Циона, ведь его сын знал только иврит, свой родной язык. А радость была необходима, после смерти Деборы врачи вынесли приговор: жить ему остается полгода, ни о каком повторном браке не может быть и речи. Что делать? Он пишет в Россию Хемде Ионас, младшей сестре Деборы, московской студентке, честно признаваясь, что ждет девушку, если она согласится приехать в Палестину и стать его женой. Хемда согласилась. Она взвалила на свои плечи заботы о сиротах, о бесприютном доме, сама зарабатывала деньги, чтобы муж смог оставить работу в школе и посвятить себя главному делу жизни - составлению "Полного словаря языка иврит", работа над которым потребовала полвека (1906-1958) и была завершена с выходом последнего, шестнадцатого, тома через 36 лет после смерти Э.Бен-Иегуды.

Когда Бен-Иегуда задумал сей грандиозный труд, не было даже слова такого - "словарь", говорили "сефер милим" - "книга слов". Тогда он создал неологизм, взяв за основу "мила" (слово) и образовав от него "милон" (словарь) - самое первое слово современного иврита, созданное им самим. Нет, Бен-Иегуда не был "выдумщиком слов", как называли его скептики, завистники, невежды, он лучше всех понимал, сколь велика ответственность за каждое созданное слово. "Мне приходилось где-то читать, - сказал он однажды своему другу, - что мы, евреи, говорим на семидесяти разных языках. Пока мы говорим на языках гетто, нам не стоит и мечтать о свободе... Ивриту названия инструментов и утвари нужны не меньше, чем философские понятия. Все эти слова когда-то существовали в иврите, но были утрачены. Из иврита они пришли в арабский, греческий и другие языки, где получили права гражданства. Теперь пора их отыскать и вернуть домой. Кому-то придется годами искать в еврейских книгах и в сочинениях на других языках, в библиотеках всего мира те слова, которыми наш народ некогда пользовался, но которые были утрачены".

Вот и пришлось ему искать по всему миру "заблудившиеся" слова, "возвращать их домой". Давно миновал срок, отмеренный ему врачами. Целые годы он провел в библиотеках (кстати, слово "сифрия" - библиотека - создал его ближайший друг И.Пинес), книгохранилищах Лондона, Оксфорда, Парижа, Ватикана, Флоренции, Рима, Вашингтона, Нью-Йорка, Берлина. В одном из писем он писал: "Я не могу просто сказать вам: примите мою точку зрения. Лишь только группа ученых, работающих совместно, способна создавать необходимые слова. Иначе иврит уподобится беззащитному городу, красу и честь которого может осквернить каждый, кто только пожелает".

Такая группа объединилась летом 1890 года в "Комитет языка иврит" (предшественник современной Академии иврита) с целью "способствовать распространению языка иврит, в том числе и разговорного, во всех слоях общества". В комитет, кроме Бен-Иегуды, вошли Давид Един - профессор Иерусалимского университета, исследователь средневековой еврейской литературы, основатель Союза учителей Израиля; Авраам-Моше Лунп - слепой географ и историк; раввин Хаим Гершензон - знаток Торы и Талмуда. Комитет проделал огромную работу по систематизации лексики современного иврита, изданию словарей и учебников, выработке норм правописания и произношения. Несколько слов, которые кажутся такими привычными, ввел в иврит старший сын Бен-Иегуды - Бен-Цион: "мехонит" (автомобиль), "хашмалит" (трамвай), "моадон" (клуб), "ганав-кис" (вор-карманник), "ацмаут" (независимость). Как и его отец, он примет новое имя - Итамар Бен-Ави (1882-1943), станет известным журналистом, напишет книгу "Ави" ("Мой отец", 1937).

"Бен-Ави" означает "сын своего отца". Сыном своего отца Иегуды Перельмана был и Элиэзер Перельман; в дореволюционной "Еврейской энциклопедии" он так и назван - Лазарь Иегудович, то есть Элиэзер Бен-Иегуда. Впрочем, американский профессор Шалом Шпигель в книге "Иврит возрожденный" высказывает более глубокое объяснение, почему "отец современного иврита" взял это имя: "Бен-Иегуда, кроме "Сына Иегуды", может означать также "Сын Иудеи".

Рискну высказать и свое собственное предположение... Дело, которому посвятил себя герой этих заметок, осознавалось им как миссия совершенно исключительная: он, Элиэзер Бен-Иегуда, призван исцелить народ от тысячелетней немоты, вернуть ему речь праотцов. Возможно, эта грандиозная цель была подсказана ему тайным знанием учения знаменитого каббалиста Элиэзера Бен-Иегуды из Вормса (XII-XIII вв.), который впервые употребил слово "голем" ("болван", "идол", "бесформенное тело") применительно к человеку, чтобы подчеркнуть его "незавершенность", "недоделанность". Ведь и Адам до того, как Б-г вдохнул в него душу, назван в Агаде "големом". Возможно, Элиэзер Бен-Иегуда узнал о вормсском каббалисте от Иосифа Блокера, своего наставника в Полоцкой ешиве, или из старинных книг, которыми он зачитывался. И эта идея так захватила его, что он без колебаний посвятил ей всю жизнь: вернуть речь "великому немому", каким в его представлении почти полтора тысячелетия оставался еврейский народ, вернуть ему "завершенность", "законченность", приблизить тот счастливый миг, когда евреи смогут говорить на своем языке в своей собственной стране. Это и была цель, которой он отдал все силы и которая дала невероятную силу ему самому.

Справедливости ради надо упомянуть здесь, что Э.Бен-Иегуда был не единственным, кто предпринял подобные попытки... Известно, что одним из древнейших языков Египта, еще до арабского владычества, был коптский. Но к XI-XII векам он оказался полностью вытеснен арабским, оставаясь лишь языком древних рукописей и богослужения коптов-христиан. Доминиканский монах Ванслеб, путешествовавший по Египту в 1672-1674гг., рассказывал, как встретил в Асьюте древнего старца Афанасия, говорившего по-коптски. После встречи с ним Ванслеб записал в дневнике: "Со смертью Афанасия умрет и коптский язык". Но нашелся человек, который как раз в то время, когда Элиэзер и Дебора поклялись говорить на иврите, заявил своей невесте, что в их доме будет звучать только коптская речь. Этого египтянина звали Клаудиус Лабиб, он даже потребовал, чтобы пункт "говорить только по-коптски" был особо указан в брачном контракте. Однако его попытка не удалась. Сегодня шесть миллионов коптов говорят на арабском. А шесть миллионов израильтян - на иврите. Поистине, великое чудо свершилось там!
Вардван Варжапетян, журнал "Unsre Stimme", ¹ 5, 2002
18868: By Impro on Суббота, Декабрь 21, 2002 - 12:37:
Живое всё в природе:
Ручьи и камни,
Облаков трезвон..
У каждого свой век,
И жизнь своя
И сон...

Нет ворот, нет ключей, нет големов и иных, окрылённых. Есть разные степени рефлексии, разные ступени самоосознания "Я" ( Я знаю, что"Я"...), разная связь с внешним информационным полем. Все двери открыты, но, для каждого, поначалу, в разной степени. Дерзай, прилагай усилия. От камня до Иликаева. В зубах - нравственная матрица. Она изменяема.
19006: By SBS on Вторник, Январь 28, 2003 - 11:52:
Если все двери будут открыты, то будет страшный сквозняк. Такой, что может снести крышу. Поэтому никто никогда двери для кого-то специально не открывет, за исключением тех случаев, когда сознательно хотят навредить человеку - дав ему столько знания, сколько его несовершенный разум просто не сможет выдержать. Только собственными усилиями можно и должно открывать двери и окна лучам "Света", который действительно вечен.
"Нравственная матрица в зубах" - почему напоминает мне "зубовный скрежет", именно потому что это "матрица", то есть X-столбцов и Y-строк. Дальше табу. Это схема прямо противоположна "всем открытым дверям". Изменять матрицу - менять количество строк и столбцов - напоминает притчу о заключенном, который всю жизнь пилил в камере ход на свободу. В конце концов, ему это удалось, и он попал ... в другую камеру. Матрица изменилась, возможно, условия в новой камере будут более комфортабельными для "жизни", связь с внешним информационным полем расширилась, степень рефлексии повысилась. Многие этим довольствуются, забывая о "свете" и о "Солнечных Вратах".


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100