Интервью радиостанции «Говорит Москва»

Форумы Арктогеи (Geopolitik): Россия и власть: Интервью радиостанции «Говорит Москва»
19861: By Авром Шмулевич on Понедельник, Август 04, 2003 - 18:42:
8 июля 2003
Интифада без границ

http://www.moscowvoice.ru/gm/printable.jsp?id=1864


В гостях: Авраам Шмулевич
Ведущая: Ильмира Маликова

7 июля в эфире радиостанции «Говорит Москва» историк, политолог, лидер общественно-политического движения "Беад Арцейну" («За Родину») из Израиля Авраам Шмулевич. Эфир ведет Ильмира Маликова


И. МАЛИКОВА – Я хотела бы начать с события, которое буквально два дня назад произошли в Москве. Я имею в виду теракт на аэродроме Тушино во время проведения рок-фестиваля «Крылья». В одной из пьес Константина Симонова, по-моему, в пьесе «Парень из нашего города» прозвучала такая фраза: «Война никогда не бывает достаточно далеко от нас». Когда мы смотрели телевизор или слушали новости с Ближнего Востока, из Израиля, там звучали слова «интифада», «камикадзе» и «смертники». Сегодня стало понятно, это явление не имеет границ. Это может неожиданно произойти даже в благополучной, спокойной Москве. Как Вы оцениваете то, что произошло в Тушино?

А. ШМУЛЕВИЧ – Действительно, интифада без границ. Я очень хорошо понимаю чувства тех, кто присутствовал там. Не далее, как три недели назад моя жена вместе с полугодовалым ребенком оказалась в 40 метрах от взорвавшегося террориста. К сожалению, в Израиле это уже давно стало повседневностью. Боюсь, что с подобной ситуацией столкнется и Россия. Существует агрессивный исламский фундаментализм, который подмял под себя основные исламские институты Саудовской Аравии некоторых стран Персидского залива. Эти люди ставят себе очень четкую цель – выполнить предписание Корана. В их понимании это означает стремиться к мировому господству. Ислам, конечно, бывает разный. Были примеры отличного сосуществования мусульман с представителями других религий, но были и другие примеры. И вот исламские фундаменталисты, ваххабиты, как их называют в России, ориентируются именно на агрессивный ислам. Существует единый центр, из которого идет управление всеми процессами, единая дуга нестабильности от Атлантического океана до Тихого. Эта зона включает в себя и Израиль, и Сербию, и Косово. Одним из слабых мест с точки зрения мирового исламизма является Россия. Ситуация в России достаточно напряженная как в экономическом, так и в политическом смысле. Существует большое количество этнических мусульман, среди которых ведется очень активная работа. Мы помним, что в той же Чечне, в том же Дагестане еще 20 лет назад никаких ваххабитов не было. Пришли деньги из Саудовской Аравии, из Пакистана, пришли соответствующие инструкторы, литература и мы имеем то, что мы имеем. Интифада без границ в каждом районе. Они используют какие-то свои местные особенности. Играют на чувствах, обоснованных или нет, местного населения, но надо понимать, что уже цель у них одна – смерть и разрушение для всех немусульманских народов.

И. МАЛИКОВА – Есть еще одна вещь. Все-таки слово интифада в приложении к российской действительности прозвучало совсем недавно. Насколько помню, впервые это произошло во время захвата заложников на Дубровке. Как Вам кажется, сыграла ли пресса какую-то роль в этом процессе. Мне, например, кажется, что появление шахидов, в частности, шахидок было спровоцировано тем, что эту тему и муссировала пресса. Подробно рассказывалось, что такие люди специально готовятся, что они выбирают места массового скопления людей.
А. ШМУЛЕВИЧ – Я думаю, что это очень упрощенный подход. Методы военных действий не зависят от тех или иных высказываний журналистов. Это объективный процесс.

И. МАЛИКОВА – Безусловно, речь не идет о роли отдельных высказываний. Но ведь пресса создает определенный контекст. То, что раньше кому-то не приходило в голову, начинают использовать как метод. Может, раньше об этом просто не говорили?

А. ШМУЛЕВИЧ – Об этом действительно не говорили. Потому что смертники и самоубийцы использовались в Чечне уже в течении нескольких лет, были подобные случаи и в Таджикистане. Надо понять, что эти люди готовятся не какими-то любителями. Это профессионалы соответствующих спецслужб арабских стран. Они прекрасно учитывают опыт мирового исламизма. Все методы, которые приносят успех, независимо от того, в какой точке они применялись – будь то Чечня, Израиль, Филиппины или Югославия – идут в общую копилку. Просто на определенном этапе исламисты пришли к выводу, что использование шахидов, а особенно шахидок, очень выгодно для них. Хотя это слово звучит цинично, именно так и идет у них разговор. Выгодно и с точки зрения PR, и с точки зрения общественности. Поэтому в России используются именно женщины. А вот, к примеру, в Израиле чаще всего используются мужчины. Это чисто пропагандистский эффект. Хотя, конечно, женщине легче пройти незамеченной, но это только до первых двух-трех терактов. В Израиле тоже достаточно часто используются шахидки. Например, несколько месяцев назад случай, когда они запустили 16-летнюю девочку в торговый центр. Это очень старый метод, который в данном случае приносит успех, поэтому они им и пользуются. Если они придут к выводу, что другие методы более успешными, они перейдут на другие методы. Повторяю, это профессиональные спецслужбисты, которые достаточно хорошо знают свое дело и не нуждаются в подсказках московского или любого другого радио. К сожалению, это очень серьезный противник. Ни в коем случае не нужно его недооценивать.

И. МАЛИКОВА – Цель подобного рода актов? Это, в первую очередь, психологическая атака?

А. ШМУЛЕВИЧ – Это психологическая атака. Это разрушение инфраструктуры общества, с которым они ведут борьбу. Посеять панику среди населения и среди властных структур и на этой волне добиться политических уступок. Когда достигаются политические уступки, на какое-то время наступает затишье, затем идет новая волна террора. Мы очень хорошо поняли это в Израиле. Когда 10 лет назад Израиль заключил соглашение в Осло, в результате которого была признана Палестинская автономия и вернулся к власти Арафат. В Израиле считали, что арабы получили практически все, что они просили: экономические права, независимость, свою небольшую, но достаточно мощную армию. Израильтяне считали, что теперь арабы будут заинтересованы в том, чтобы поддерживать порядок, не допускать террористических актов, да и бороться, наконец, со своими террористами. Этого не произошло. В течение какого-то времени они использовали ситуацию, чтобы увеличить свои силы. Затем пошла новая волна. Политическое руководство вышло с новыми требованиями, обещая обуздать террористов, утверждали, что арабы не имеют к этим террористам никакого отношения. Они говорили: пойдите нам на уступки, дайте нам еще оружия, дайте нам еще денег, дайте нам больше прав и все будет хорошо. Они получили, что просили. Через некоторое время начинается новая волна террора. Снова те же требования. Это, повторяю, методы, которыми они пользуются не только в России, но и в Израиле, и в других странах. Я думаю, здесь все будет происходить по тому же самому сценарию.

И. МАЛИКОВА – Если говорить о ситуации, которая сейчас развивается в Израиле в связи с тем, что там все-таки реализуется план мирного урегулирования – «Дорожная карта». Как Вы относитесь к этому плану?

А. ШМУЛЕВИЧ – К сожалению, этот план совершенно нежизнеспособен. Этот план выработан не сторонами конфликта, а американцами.

И. МАЛИКОВА – Несмотря на то, что в разработке этого плана участвовали еще четыре страны, Вы все-таки считаете его американским?

А. ШМУЛЕВИЧ – Я считаю так, потому что этот план был выдвинут американцами. Он был разработан в Госдепартаменте США, и за его выполнение ответственно ЦРУ. Кроме того, очевидно, что, в первую очередь, он играет на руку американцам, преследует американские интересы. После войны в Ираке Буш отчаянно нуждается в каком-то пропагандистском достижении. Он избрал нашу площадку, пытаясь сделать нас своего рода подопытными кроликами. Но есть еще более грандиозные планы. Американцам необходимо присутствие в этом регионе на Ближнем Востоке. А это присутствие может быть только в том случае, если они будут необходимы, если Америка выступит гарантом, в данном случае, продолжения мирного процесса. То есть, Америка пытается создать впечатление, что слабый Израиль и слабая Палестинская автономия, не могут обуздать террористические организации. Только присутствие массированного давления Америки сможет заставить их отказаться от терактов, или, точнее, уменьшить их. Соответственно, Израиль тоже нуждается в Американском присутствии и так идет по нарастающей. Подлинный мир возможен только в том случае, если в нем заинтересованы обе стороны.

И. МАЛИКОВА – Ну, вот сейчас, насколько две конфликтующие стороны заинтересованы в мирном урегулировании?

А. ШМУЛЕВИЧ – То руководство, которое существует в Палестинской автономии, это, в основном, командиры бандформирований. Это люди, которые на протяжении нескольких десятилетий занимались исключительно террором и ничего другого они делать не могут.

И. МАЛИКОВА – Тогда израильское правительство, это люди, которые все время сопротивлялись террору? Мне кажется, что и те, и другие находятся в плену собственных мифов.

А. ШМУЛЕВИЧ – Не совсем так. Израильское правительство – это люди, которые защищали свой дом, своих граждан. Они не убивали женщин и детей. Шарон не посылал израильских детей взрываться в арабских супермаркетах и так далее. Тоже самое существует в Чечне. Нельзя же ставить на одну доску Путина и Шамиля Басаева. Можно сказать, что они оба выросли на чеченском конфликте. Тоже самое и в Израиле. Деньги, которые идут на помощь Палестинской автономии из арабских стран и Западной Европы как на военные цели, так и на гражданские, в значительной степени оседают в карманах этих полевых командиров. Ясир Арафат является одним из богатейших людей мира. Недавно были опубликованы данные о том, что его состояние в различных банках доходит до 300 млрд. долларов, это колоссальные деньги. И эти деньги он будет получать только в том случае, если будет продолжаться война. Если войны не будет, все эти полевые командиры вынуждены будут заниматься проблемами экспорта помидоров в Газе, или канализации в Ромалле. Они не могут и не хотят это делать. Их хлеб – война. Есть выражение: смерть – мое ремесло. Это люди, которые выросли на смерти, они не могут заниматься ничем иным. Мир будет возможен только в том случае, если палестинское руководство будет кардинально изменено, если к власти придут новые люди, которые заинтересованы не во взрыве супермаркетов, а в их нормальной работе. Если их профессия будет не изготовление взрывчатки, а изготовление каких-то мирных товаров.

И. МАЛИКОВА – Хорошо, если привнесенный извне, в первую очередь продавливаемый американцами, план «Дорожная карта» бессмысленен, то откуда взяться решению проблемы? Какие здоровые силы, в том числе и с палестинской стороны, можно было бы привлечь к этому?

А. ШМУЛЕВИЧ – Война в Израиле идет с переменным успехом уже в течение четырех тысяч лет. К сожалению, война – это нормальное состояние общества. Только если Вы будете сильными, можно быть уверенным в том, что соседи оставят вас в покое. Это касается Израиля, России, Америки и любой другой страны. Как говорил американский президент Вильсон: «Говори мягко, но держи в руках большую дубинку». Если Израиль будет сильным, если на каждый акт террора ответом будут не переговоры, а уничтожение, в первую очередь, главарей террористов, если рядовое палестинское население поймет, что, в отличие от шахидов, они теряют гораздо больше, тогда мир станет возможным. Ведь семьи шахидов заинтересованы в войне, поскольку получают колоссальные деньги из Саудовской Аравии, из Пакистана, от всего исламского мира. Если ситуация будет жесткая, тогда возможен мир. Возьмите тот же самый Кавказ. Ведь мы говорили уже, что даже 15 лет никакого террора не было. И некоторое время ситуация между чеченскими войнами была нормальная, потому что они боялись и знали, что уступок не будет. Это, в общем-то, то, на чем вырос Израиль. Террористы должны были понять, что переговоры под огнем не ведутся, что на каждый террористический акт они получат мощный удар возмездия, что люди, которые как-то замешаны в актах террора, рано или поздно будут уничтожены. Тогда палестинское руководство просто боялось, и такой волны террора не было. То же самое мы видим и в других странах. Как только террористам идут на уступки, как только они видят, что общество слабо и готово заплатить за свой покой любую цену, в том числе честь, безопасность своих граждан, которые живут на периферии, тогда они наглеют и переходят в наступление. К сожалению, это война. И на войне необходимо воевать и отвечать на огонь.
И. МАЛИКОВА – Если говорит о сегодняшнем палестинском руководстве, говорить о том, что оно также по аналогии с Чечней составлено из полевых командиров, каким образом вы тогда расцениваете роль нового главы Палестины Махмуда Аббаса?

А. ШМУЛЕВИЧ – Это марионетка. У него нет никаких реальных рычагов власти. С таким же успехом Вы можете взять любого торговца с рынка у вас в Москве и поставить его во главе Палестинской автономии. Это человек, у которого нет реальной власти, нет реальных экономических рычагов влияния. И даже если он хотел что-то сделать – что сомнительно – он просто не может. Реальные рычаги власти, реальный контроль над финансовыми потоками, над вооруженными бандформированиями по-прежнему находится в руках Арафата. Арафат – это человек, который сделал всю свою политическую карьеру на терроре, который, кстати, убил больше арабов, чем вся израильская армия вместе взятая, который просто не может существовать вне вот этого постоянного конфликта. Естественно, он делает все, чтобы вооруженное противостояние так или иначе продолжалось. Тем более, он видит, что эта тактика, к сожалению, приносит плоды, успехи террористов, которых он направляет, приносят ему политические дивиденд.

И. МАЛИКОВА – Но, тем не менее, произошли перестановки в силовых структурах палестинского руководства. Это тоже марионеточные перестановки?

А. ШМУЛЕВИЧ – Конечно. Те же самые перестановки Вы можете наблюдать на примере Чечни. Недавно были переговоры, произошли перестановки, какие-то заявления сделали многие полевые командиры, с ними были заключены соглашения. Это очень распространенная тактика. Потом смертники взрываются, а они говорят, что ничего не знают, что сами слышат об этих людях первый раз и очень скорбят вместе с вами. Сделать ничего могут. Дайте им еще немножко больше прав, еще больше денег и мы тогда они все сделают. Та тактика, которой они придерживаются и у нас. Поэтому все эти перестановки ничего не значат. Представьте себе, что в 1945 при перестановке руководства СС году вместо Гитлера пришел бы к власти Гимлер, к примеру. Это что-то изменило бы? Нет. Для этого, должна быть полностью изменена система. Также как после войны. Страны-победительницы Англия, Франция, Советский Союз и США провели полный демонтаж нацистской системы. Все руководство, вплоть до среднего уровня было сменено. И, действительно, к власти в Германии пришли новые люди, которые видели и на своей шкуре ощущали все отрицательные последствия войны. Мы видим, что теперь Германия вполне мирная страна, никакого нацизма там нет и в помине. Та же самая программа перестройки общества должна быть проведена и в арабских странах, в той же Палестинской автономии. Иначе, повторяю, все это будут разговоры даже не в пользу бедных, к сожалению, а в пользу богатых, в пользу террористов.

И. МАЛИКОВА – Если в палестинском руководстве такое единство по отношению к тому, что этот конфликт никогда не должен разрешиться мирным путем, то какой смысл создавать так много таких экстремистских организаций, и «Исламский джихад», и ХАМАС?

А. ШМУЛЕВИЧ – Это очень правильная тактика. Потому что они всегда могут свалить на одну из организаций. Сказать, что мы не можем их контролировать, хотя, известно, что те же люди участвуют и в ХАМАСе, и в «Организации освобождения Палестины». Да часто это просто те же самые боевики, которые просто меняют форму. И говорят, а что вы хотите, это ХАМАС, мы за него не отвечаем, мы «Исламский джихад» или наоборот. Всегда можно уйти от ответственности. Это очень распространенный прием в арабском мире. Они часто создают даже мифические организации на один теракт. Потом, попробуй, борись с ними!

И. МАЛИКОВА – На вопрос, который ставится российской прессой и российским общественным мнением, кто хозяин в Чечне, на сегодняшний момент ответить не возможно? Потому что, с одной стороны, Чечня провела референдум. Сейчас там будут проводиться выборы. Казалось бы, федеральные власти контролируют все. Но все больше и больше учащающиеся теракты свидетельствуют о другом. С одной стороны, Чечню не контролирует Шамиль Басаев и его окружение. С другой стороны, ее не в полной мере контролируют федералы. Я думаю, что там контроль бандитских группировок как с одной, так и с другой стороны. Кто хозяин сейчас в Израиле?

А. ШМУЛЕВИЧ – В Израиле хозяин – израильское правительство.

И. МАЛИКОВА – У нас тоже есть правительство Российской Федерации.

А. ШМУЛЕВИЧ – Понимаете, в Чечне немного лучше ситуация в правовом смысле. Это все-таки часть Российской Федерации. Израиль сделал большую глупость, объявив это автономией. То есть из самых лучших соображений, им предоставили политическую независимость. Иными словами, там вообще нет израильских войск. И когда израильские войска входят туда навести порядок, весь мир – Америка, Западная Европа – начинают кричать об оккупации, требовать, чтобы мы оттуда убрались. А когда израильские войска выходят, возвращаются те же самые политические командиры, которые отсиживались где-то в подвалах. В этом смысле ситуация более тяжелая. Боюсь, что Россию ждет тоже самое. Потому что, если под давлением Европейского союза, Чечня добьется больших полномочий местному правительству, это приведет к тому же, к чему привело и у нас. А в ответ на Ваш вопрос, кто хозяин в Чечне, мне кажется, можно дать ответ. Известно, что как только в Чечню приходят доллары из тех же стран Персидского залива, из Саудовской Аравии, тут же начинается волна терактов. Доллары кончаются, идет некоторое спокойствие. Эти зарубежные центры практически являются хозяевами положения. А в нищей разоренной республике, когда на протяжении 10 лет все население обрабатывалось в духе агрессивного исламизма, всегда можно найти исполнителя на тот или иной теракт. Тут не нужно единого командования. Это особенность партизанской борьбы. Не нужно единого центра. Можно дать общие указания, это может быть по радио, по телевидению.

И. МАЛИКОВА – Когда мы говорили о реализации плана мирного урегулирования «Дорожная карта», Вы сказали, что это проамериканский план, который служит исполнению геополитических амбиций Америки. А как Вы оцениваете на сегодняшний день политику России на Ближнем Востоке?

А. ШМУЛЕВИЧ – Я оцениваю это крайне отрицательно. К сожалению, мы не видим, что у России вообще есть какая-либо независимая политика в этой области. То, что они делают, те инициативы, которые поддерживает Россия, идут в хвосте инициатив Америки и Европейского союза. Эти инициативы расцениваются у нас как сугубо антиизраильские.

И. МАЛИКОВА – Но если Россия идет в хвосте антиизраильских инициатив, то, может быть, в этом есть какой-то, если не смысл, то какой-то позитивный момент для нашей страны, тем более, что у нас за плечами много собственных конфликтов?

А. ШМУЛЕВИЧ – Видите ли, Западная Европа, тем более, Америка находится сейчас в стороне от противостояния агрессивному исламизму. Как мы помним, фронт проходил в Боснии, в Косово, сейчас он проходит в Израиле и постепенно перемещается в Россию. В Америке дома не взрываются. Мы видели, какая мощная ответная акция была проведена после единственного теракта. Они разгромили, во всяком случае, приструнили, те организации, которые раньше ими же и поддерживались. Теперь в Америке более-менее спокойно. Этого не происходит в Западной Европе, потому что Западная Европа просто откупается от арабов, от исламистов, помогая им вне Европы. Известно, что заключено соглашение соответствующих служб о том, что на территории Западной Европы теракты не проводятся. Страна, которая сейчас все больше и больше выходит на острие этого противостояния, это Россия. Мы видим, что террор не только усиливается, но и изменяет свою географическую границу. То есть он распространяется и расползается по всей территории России. В этой ситуации было бы естественно ожидать от российского руководства большего понимания этой проблемы. К сожалению, этого не происходит. У нас такое впечатление, что Россия просто дает возможность другим заставить ее таскать каштаны из огня и действовать совершенно не в своих интересах.

И. МАЛИКОВА – Есть еще одна международная организация, авторитет которой падает год от года. Тем не менее, именно за столом переговоров ООН все время совершаются попытки решить какие-то проблемы. Насколько ООН участвует в мирном урегулировании на сегодняшний момент?

А. ШМУЛЕВИЧ – Назовите мне хоть одну проблему последних 30 лет, которая была реально решена с участием ООН? Такого примера просто нет. Это марионетка.

И. МАЛИКОВА – Это изменение международного контекста?

А. ШМУЛЕВИЧ – Нет. Это было и во времена холодной войны. Какая проблема реально решалась ООН?!

И. МАЛИКОВА – Это мертворожденная организация?

А. ШМУЛЕВИЧ – Это ширма некой формы. Это некий круглый стол, за которым могут собираться силы, которые не могут собраться в другом месте.

И. МАЛИКОВА – Это семинар?

А. ШМУЛЕВИЧ – Да, примерно так. Но никаких реальных полномочий у этой организации нет. Интересы стран, которые туда входят, слишком различны. Ведь в мире существует порядка 200 стран. Понятно, что в таком тесном контексте в принципе невозможно ни о чем договориться. Скажем, представители Ирана и Ирака, например, во время войны заседают вместе в Совете Безопасности. Это просто площадка для неких контактов. Когда за ширмой какие-то сильные страны договариваются между собой, они потом просто облекают это в форму каких-то резолюций ООН. Понятно, что сам механизм ООН, в принципе, не может ничего решать.

И. МАЛИКОВА – То есть получается, что на фоне таких мощных процессов глобализации происходит такое политическое дезинтегрирование?

А. ШМУЛЕВИЧ – Процесс глобализации заключается в том, что несколько стран, обладающих мощной экономикой и мощной армией просто диктуют свою волю остальному миру. И здесь ООН выступает просто как рупор вот этих самых мощных организаций, которые диктуют всему миру свою волю за ширмой ООН. То есть это, повторяю, чисто декоративная организация и никаких подвижек, никаких реальных инициатив ждать от нее просто не приходится.
21679: By Александр on Понедельник, Август 15, 2005 - 15:43:
Ну, кстати, вот тут - http://evrazia.org/modules.php?name=News&file=article&sid=1373 - Дугин пишет: "Чеченки, умирая и убивая во имя Аллаха, провоцируют нас на то, чтобы мы вспомнили о своём Боге, которому должны служить и святые пределы которого
обязаны защищать – жертвуя (при необходимости) собой и убивая (при необходимости) врагов святого Отечества".

Это как же понимать? Логический вывод из вышенаписанного - Христиане и Муслимы служат и поклоняются разным богам? То есть Вы воздвигаете непреодолимую пропасть между ними?
21680: By Юра Никулин из ада on Понедельник, Август 15, 2005 - 16:17:
С точки зрения Православия, - и этого не отменит никакой традиционализм - Аллах муслимов есть дьявол. С точки зрения муслимов, Аллах - общий бог
для людей книги, "ахль-иль-китаб", т.е. и для christians also. Есть (согласны?) асимметрия?

Можно, конечно, посмотреть как-то иначе, и нужно пытаться смотреть, но, затрагивая теологическую систему, на лицо тупики.

Далее: чуть глубже - на каком основании муслимы признают christians теологически? На основании признания ИХ специфически исламской христологии и профетологии. Стоит ли говорить, что этот эвионизм
(вплоть до несторианства и ессейского "верус профета") ну никак православным (д'айёр и католикам, что до протестантов, то их теология
вообще чистый sucks..., там кто во что горазд).

Итак: будучи христианами, тем более, православными, мы знаем нашего Бога - Троицу,
и Исуса-Бога и Духа Святаго, и Бога-Отца Вседержителя, а муслимы поклоняются зверю и диаволу.

А шапочки их нам нравятся. И темперамент. Особенно у татар... Татары вообще какие хорошие...

Впрочем, чеченцам я искренне симпатизирую, искренне, искренне. Но мне более симпатичны в них этнизм и экстатические практики зикра, вирдизм,
а не собственно муслимская теология, которая им, кажется, в целом, тоже не очень...

сорри за жесткость, пишу как есть
21685: By Witekind on Вторник, Август 16, 2005 - 22:04:
Галковский тоже симпатизирует: Режим современной РФ порожден Чечней, зациклен на Чечне, 15 лет крутится вокруг Чечни и никуда от Чечни не уйдет.

А православная церковь это наделенная оф. статусом секта. В троицу вашу давно никто не верит. Говорите или от имени русских или от православных.

История не повторяется, как так, сначала были православными, богу молились, затем в атеисты переделались, а потом снова? В голове не укладывается.. Это будет в крайнем случае православный протестантизм.

А если выкинуть теологию, и оставить "этнизм", может, так лучше будет..


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100