Христианство - это дзен !!!

Форумы Арктогеи (philosophy): СТАРАЯ ВЕРА для НОВОЙ РУСИ: Христианство - это дзен !!!
13476: By МЕЛХИСЕДЕК on Вторник, Ноябрь 20, 2001 - 20:24:
ХРИСТИАНСТВО — ЭТО ДЗЕН

Невозможно открыть человеку небо. Но нельзя и не открывать. Невозможно научить
святости, но нельзя и не учить. Абсолютный парадокс! Когда ничего нельзя понять
— что-то понимаешь. Когда ничего не способен дать, — единственно даешь.
Божественное сообщается через крах человеческих усилий. Не в этом ли крест — не
Его, а наш? О сотрудничестве двух природ, Бога и человека. Тема актуальна в
связи с односторонним преувеличением божественного момента творчества и
подавлением человеческого, сводимого лишь к культовым обрядам и толкованиям
Священного Писания.

Тысячи подходов к Евангелию!.. Важно начать с того, что мы ничего не поняли в Священном Писании — ни один из стихов нельзя истолковать методом экзегетики, исторического анализа,
аллегорического неоплатонизма александрийской школы, тем более школьного
богословия с наложением мертвящих фарисейских штампов, его бурсовской унылостью
и единственным результатом — отнятием последней веры.
И душа придет в трепет, начнет слушать невозможное: слово Живого Бога,
адресованное небесным сущностям, херувимам, господствам, архистратигам и
доступное мне, Его маленькой душе - невесте, недостойной и глаз поднять на Него,
неспособной и собственных слов трезво истолковать, не говоря о тайнах логоса
являемого, мудрых пещерах и катакомбных скиниях...

На какой глубине способны общаться люди... Отними у меня последнее, Господи,
лишь бы сохранилась в сердце трисиянная во все миры жемчужина. Пусть придут и
прикоснуться к ней. Пусть воспримут от нее. А что я разведу беспомощно руками и
скажу: «Простите, ничего не знаю», — ничего не значит... Им открыто. Люди знают
лучше.
Но готовься к одному: Бог есть свет, дающийся как ослепительная вспышка и ключей
к Нему нет. Кто-то пойдет рядом, для кого-то вспыхнет, а для тебя мотор
заглохнет и машина забуксует. Кто-то увидит, а ты будешь стоять рядом и слышать
о Боге с его слов.
Легко им, дуракам, в вере. Кризисов не переживают, заведомо знают, принимают на
веру. Дадут по башке — так и нужно, не дадут — еще лучше. Не дадут есть —
хорошо, дадут — спасибо Богу. Думать начал — еретик. Бог умных не любит. Бог
дураков греет. Бог послушных рабов привечает. А если по морде схлопотал — так
чтобы не лупили по мордасам в вечности. А если огрели горячей кочергой по
позвоночнику — чтобы бесы не припечатали к адской сковороде... И хотя в воздухе
висит и подвешен на волоске, а легко ему, и спит на воздушном матрасе, и во сне
перелистывает псалтирь. А если забудет перелистать — ветер перевернет
страницу... И глаз устало водит по церковно славянской тайнописи. Помогает ли
кириллица? Бог весть — легче б стало в сердце.
Но эта старая вера по готовым рецептам с обращенностью в прошлое, с лазанием на
карачках по заросшим могильным холмам... Как она чужда Давшему заповедь: «Слушай
голос Мой, Божий народ, и поступай, как Я тебе скажу! Сегодня так, а завтра
эдак. Сегодня вправо, а завтра налево!» Одному пророку дал заповедь (Моисею) не
есть мяса кроликов и сов, а другому (ап.Петру) открывается в ковчеге,
низведенном с неба, и говорит: «Ешь мясо совы». Пойди сличай с правилами — не
сработает совесть буквоеда, профессиональная смекалка нотариуса, стыд
архивариуса. Ожог в сердце от мысли, что истлеет старая бумага, как будто мысль
куда-то может пропасть, как будто кровавые слезы не служат залогом бессмертия,
как будто есть что-то помимо жизни в любви...
Один дзеновский брат придумал гениальный ход: от гнетущей расслабленности сесть
голым задом в снег. Прекрасно! Но этот прекрасный рецепт для него одного.
Христианский дзен — юродство в академической среде.
Парадоксальное от Господа: «Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина
своего. Довольно для ученика, чтобы был, как его учитель, и для слуги, чтобы
был, как господин его» (Мф.10:24,25). Не мни себя барином, оставайся
смиренным слугою и унаследуешь Царствие. Самый блестящий способ наставлять —
находиться в поучении. Безмерная премудрость отверзает кладези небесных тайн,
транслируемых тотчас в чьи-то светлые, благодарные, потенциально наставнические
сердца.

...И сил никаких, и враг трясет ковчег, друзья оставили... а оправдан будешь
любовью. Жених ценит в невесте девственность и верность. И среди блудников —
невесты Божии. Изберет и прославит не оттого, что освоил Иисусову молитву, но
предузнал (Рим.10:29), прочел запекшуюся слезу в сердце... Самого слабого
избрал. Самого недостойного поманил пальцем, привлек к Себе и погладил по голове
последнего сироту.

Смысл Евангелия: увидеть и запечатлеть образ Христа, чтобы сличить с внутренним
образцом и не ошибиться: не принять зверя за голубя, антихриста — за Господа, и
волка в овечьей шкуре — за овцу.

1926 год. Восходит кровавое солнце красной церкви... Коммунизм — религия под
видом политики, царство Божие без Бога. Новое фарисейство — политика под видом
религии, где тайный патриарх — Иосиф Сталин. Правит дух религиозного формализма.
Митрополит Сергий Страгородский садится за один стол со Сталиным. Сталин спрашивает испытующе, как на суде времен: «Какие у нас проблемы?..», — задвигая средний ящик стола с
портсигаром и уютно устраиваясь нога на ногу. Сергий отвечает: «Патриарха
нет»...
...5 тысяч Соловецких мучеников стоят в ледяной воде и молятся: «Кто отлучит нас от любви Божией — красный топор Сталина, ГУЛАГ?..» Слезы, плач: хотя бы слово от отца... Но кто отлучит нас от отчей любви? Ни скорбь, ни теснота, ни голод, ни гонения, ни нагота, ни меч и ни опасность (Рим.8:35)! Кто отлучит нас от любви Христа: проклятие каиаф или анн, страгордских или ридигеров?.. Павел, мастер дзена, возводит нас на вершину, именуемую «сладчайшая оставленность». «Я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих» (Рим.8:35). Духовных чад называет родными по плоти, ибо в них живет Христос; а по плоти родные — чуждые.

Медоустая трапеза, или Евангелие восторженного осенения. Христианский дзен в
Новом завете
Браво, Павел, святой апостол христианского дзена! Ты мог бы благовествовать и
«по готовому» — «там, где уже известно имя Христово» (Рим.15:20)... Две тысячи
лет, облагая нас минными полями фарисейских страхов, церковь учит, будто
созидать надо, держась за старые ориентиры, основываясь на уже известном, кем-то
совершенном, испытанном. Апостол понимает благовествование противоположно
ветхозаветному и христианскому фарисейству. «Не там, — говорит он, — удел
благовествовать мне, где уже известно имя Христово», — где вера стала привычной,
ординарной, очевидной.
Напротив, в церкви Христовой нет места привычному, трафаретному и бездарному. В
том-то и тайна распространения Евангелия Христова, что основание его всегда
новое, чистое, небывалое и невиданное доселе. Абсолютное опровержение канонов,
типиконов, привычных норм — всего того удобного хлама, который фарисей кладет
себе под теплую подушку, под метровую перину юстинианских кодексов, догматов и
законов, предписанных «от века». И не продышаться... Нет места для тебя, сироты,
ни слова, адресованного в твое истерзанное сердце, и не достучаться до личной
боли, и никто не откликнется... Пустыня...
Христианство начинается за пределами привычного, учит апостол. Можно, конечно,
благовествовать и там, в долине, — уже привычными путями, следуя привычным
начертаниям — но не велико такое благовестие пред Богом! Об истинном
апостольском благовестии Павел говорит словами Исаии, цитируя великого пророка
не дословно (по-протестантски), а в духе: «Многие народы приведет Он в
изумление...» (Ис.52:15), — утверждая Евангелие восхищения, изумления,
удивления, пишет Исаия.

Возвращаясь к теме общения между христианами, апостол благословляет их
наставлять друг друга (Рим.15:14). И здесь тайна агапы. Не сказано, чтобы мудрые
наставляли начинающих, но — «наставлять друг друга». А значит — ни учителей, ни
учеников, и братья настолько полны любви и познания Божия, что она переливается
через край, и наставляют один другого в том, что открыто свыше, и благодать
переходит из сердца в сердце!.. Таковы раннехристианские агапы. В них нет суеверного страха, нет институциональных печатей. Еще не внедрилась в них государственная анафема тем,
кто проповедует не так, как ты. Еще не установилась иерархия учителей и
учеников, дистанция между священиком и паствой, но в избытке благодати
наставляли друг друга, веруя в свободе и любви.
«Сколько учителей веры, и среди них ни одного ученика!» — говорит Господь,
озирая христианский мир.
Кто учит о Христе, рискует стать учителем Христа, тогда как место его среди
учеников Христа. И хотя б столько знал и умел: и Евангелие назубок, и 10 дежурных
фраз, и суеверных схем... и привыкшее к победам стратегически нацеленное институциональное мышление — последнюю опору выбьют
из-под ног, и останешься провисшим в люльке младенцем.
Юродство - апостольство Его любви.

Прислал брат Максим Юродивый, Православная Церковь Божией Матери Державная.
E-mail: marisofi@cityline.ru
Website: http://user.transit.ru/~maria


В настоящее время публикации в этом разделе заблокированы. Свяжитесь с модератором для уточнения подробностей.

Rambler's Top100

Topics Last Day Last Week Tree View    Getting Started Formatting Troubleshooting Program Credits    New Messages Keyword Search Contact Moderators Edit Profile Administration

TopList Rambler's Top100