АРКТОГЕЯ
ф и л о с о ф с к и й   п о р т а л
23 марта, четверг
Поиск 

Главная | Новый Университет | Аналитический портал "Евразия" | Фотогаллерея | Библиотека | Персоналии | Глоссарий
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Коммунизм | М.Малютин | Конфузии считать викториями... Напечатать текущую страницу
Михаил Малютин

Конфузии считать викториями...

Анекдот про Василия Ивановича
(современная версия)

Рисунок Александра Лаэртского Есть трагедия веры, с которой начнется
Закаленных дивизий разлад и распад
Это вера солдат в своего полководца,
Что давно уже стар и не верит в солдат

Чингачгук: Только краснолицый брат Геннадий Андреевич может три раза подряд наступить на одни и те же грабли!

Воспоминания и размышления, предлагаемые вниманию читателя в этом материале, были сформулированы мной по большей части еще в середине 90-х, когда по разным причинам в России возник и начал небескорыстно эксплуатироваться разными силами "миф о коммунистическом реванше". Я любых мифов о КПРФ никогда не разделял, не питая при этом теплых чувств ни к "новому порядку", ни к "старому режиму" в нашей многострадальной стране. Провозглашаемые "свыше" цели и лозунги неизменно превосходны - материальное изобилие, "свободное развитие всех как условие свободного развития каждого, отмирание государства, "миру - мир!" - у коммунистов. Вот-вот должное наступить материальное процветание всех народов и граждан России, гарантированные каждому свободы - как "в мировом сообществе, безопасная жизнь в "правовом государстве: все это было провозглашено и начертано на конституционных знаменах в "новой России". Однако пока все получается по части реализации обещанного очередными спасителями страны ее народу - как в украинском анекдоте - "дюже погано". А временами - просто "с точностью до наоборот".

Возникает естественное желание для любого нормального человека в здравом уме, твердой памяти и трезвом виде разобраться - что же случилось со мной и со страной? Откуда же у нас берется "коммунизм без коммунистов" и почему в стране регулярно воспроизводится "демократия без демократов"? Попросту говоря: почему население страны раз за разом регулярно голосует за тех - кто им в глаза врет не краснея и очевидно не выполнит никогда никаких обещаний? КПРФ - пример в этом смысле не единственный: зато - самый крупный и впечатляющий! Я лично всегда был за реформу СССР - а не за его преступное уничтожение вопреки воле абсолютного большинства граждан России (и других республик), выраженной на референдуме марта-91. Я лично защищал - и продолжаю защищать, поскольку это в моих силах - Приднестровскую Молдавскую республику: последний непокоренный кусочек СССР, самим фактом существования в двенадцатилетней блокаде доказывающий, что МОЮ СТРАНУ ВПОЛНЕ МОЖНО БЫЛО ПРЕОБРАЗОВАТЬ БЕЗ УНИЧТОЖЕНИЯ. В первый и единственный раз на всей территории СССР безоружные интернациональные трудовые коллективы, проданные - как и везде, коммунобюрократами, "кривоохранительными органами" и армейской верхушкой - сами успешно взялись за самозащиту, отстояв право жить как хотят на своей земле. Создав свою власть - и не отдав свою собственность всякой мрази: за что их так продолжает ненавидеть нынешняя Москва и "коммуняки" у власти в Молдове...

Я был среди тех, кто сразу публично отверг Беловежский сговор в 1991 году - с которым абсолютное большинство тогдашних "коммунистов" в Верховном Совете трусливо смирилось. Защищал с друзьями до последнего конституционный строй в октябре-93 - когда струсивший Зюганов, спасая собственную шкуру, кричал нам по ТВ "уймитесь - не буяньте - разойдитесь". Руководил выборами губернаторов и думских депутатов от КПРФ и ее союзников (Любимова и Канаева в Рязанской области, Абакумова и Романова в Красноярском крае, Лапшина в Горном Алтае). Никаких личных обид ни на КПСС (в которую сознательно вступил в 1985 г. Перестройку участвовать в реформе страны - и из которой вышел, когда меня как "крепостного" в 1990 г. "переписали на Съезде" в полозковско-зюгановскую КПРФ), ни на "восстановленную" КПРФ - в которой просто не состоял - я никогда не питал. Поэтому когда уже в середине 90-х мне пришлось сделать горький жизненный вывод, что B>именно эта организация несет полную ответственность за то, что мою страну не удалось реформировать в 80-е, она была уничтожена в 90-е - и СССР больше никогда не удастся воссоздать сугубо по коллективной вине КПРФ как организации, то руководствовался при этом не сиюминутными эмоциями: то был плод многолетних "ума холодных наблюдений и сердца горестных замет" политолога-практика. Сегодня я вынужден к этому добавить: нынешняя власть и "собственники" будут безнаказанно сидеть в своих креслах (а страна - разлагаться заживо) до тех пор, пока место нормальной массовой организации, защищающей реально интересы трудового народа - будет от выборов к выборам занимать "муляж" КПРФ... Полувоскресший мертвец хватает и держит живых!

Вспоминать 1991-93 годы, сегодня, на мой взгляд, мало целесообразно под углом нынешней "злобы дня": те события действительно происходили еще в "другой стране", переживавшей долгую и мучительную агонию. Появления "какой-то еще КПРФ" из обломков трусливо разбежавшейся в августе-91 КПСС в начале 1993 года на политической арене абсолютное большинство активных противников ельцинского режима просто тогда не заметили. "Официальной оппозицией" КПРФ фактически была "назначена свыше" именно этим режимом - когда ее как единственную "левую слабость" допустили до декабрьских выборов в Думу после октябрьского расстрела из всего бывшего состава ФНС. Зюгановское руководство согласилось - во имя получения депутатских мандатов - легитимизировать свои участием фальсифицированный балаган принятия "ельцинской конституции, панимаиш". Естественно, за трусливых соглашателей с режимом, который КПРФ еще вчера именовала "преступным", отдало свои голоса менее 7 млн. избирателей - а выиграл тогда по списку никого не боявшийся наглец Жириновский, более чем удвоивший поддержку с 12 июня 1991 г. на волне национал-популистской критики "реформаторов".

Все внимательные наблюдатели еще осенью-95 отмечали специфику тогдашней избирательной кампании, невероятно напоминавшей пресловутую "странную войну" 1939-1940 гг. Дело не только в том, что те выборы (много более честные и свободные, чем последующие) фактически велись по принципу "чиновник против чиновника": оппозиционные чиновники Зюганов-Горячева-Тулеев против "партии чиновников у власти" из НДР Черномырдина-Рохлина и неудачливой "партии отставных чиновников" Скокова-Лебедя-Глазьева. Маргиналы-образованцы Жириновский и Явлинский, на вождей новой "партию власти" в глазах обывателя явно не тянувшие, уже тогда утратили всякие президентские шансы. Ельцину же было наплевать на выборы в Думу (и в Гайдаре, и в Черномырдине он видел не наследников, а конкурентов) еще больше, чем сегодня его наследнику Путину. вялом - но очень устойчивом по масштабам и временами нарастающем (с примыканием "новых недовольных") - недовольстве жизнью тех слоев населения, которым, по их мнению, нормально жилось при "старом режиме". Наглый разгул нынешних "дерьмокрадов" и произвол "реформаторов с большой дороги" - вот подлинный источник неистребимости КПРФ в ее нынешнем виде как граждан не только "иной страны" СССР, но и иной цивилизации. Внезапно насильственно оказавшихся на фактически "оккупированной территории" (первоначально им казалось - временно оккупированной): "Была страна - а теперь говорят, ее нет!". Для настоящего и будущего нашей общей страны важно, что при всех регулярно-ритуальных претензиях на "новизну" и "обновление" нынешнее "коммунистическое движение" России является полуреанимированным и мутировавшим обломком "старого порядка": сначала приспособившейся к Ельцину, а сегодня к Путину и К.

Относительный рост его влияния в середине 90-х годов был связан отнюдь не с некими "успехами КПРФ", а являлся продуктом нарастающей самодискредитации и морального развала нового режима, на фоне которого "реликты прошлого" оказались куда более "политически грамотны и морально устойчивы" - как писалось в старых анкетах. Так по-прежнему думает и чувствует ("хочу жить в социалистической стране с коммунистической идеологией типа СССР") более 20% населения России и при Путине - как по-прежнему показывают данные любых опросов, обычно проводимых людьми, КПРФ абсолютно не сочувствующими. Такую ситуацию регулярно показывают и любые общефедеральные выборы с 1991 года - однако еще при СССР эта группа населения в РСФСР оказалась в меньшинстве, причем без малейших перспектив возврата к власти. Впрочем, опыт Молдовы (где Воронин из КПМ пришел к власти одновременно с Путиным в начале 2000 г, и даже при активной роли все того же Березовского) показывает, что случается со страной - если вдруг и "дерьмократы", и агропромышленники тепрпят полный крах, а на "бывших" внезапно для них самих "сваливается власть". Зюганов об опыте "хозяйствования" Воронина (и его попыток насильственной ликвидации Приднестровья при помощи Москвы), а теперь об официально высказанном "главным молдавским коммунистом" о желании выхода из СНГ и переориентации на США и Евросоюз - по понятным причинам помалкивает...

Фактически по типу поведения КПРФ - регенерировавшая и мутировавшая огромная слабореформированная секта, которая раньше была принудительной "государственной религией" для всего населения. Возврата ее к власти в ситуации "свободы совести" большинство избирателей не хочет и по-прежнему боится - когда пленум 5 марта 2003 года КПРФ начинает со славословий "великому Сталину" - по случаю 50 лет со дня кончины "отца и гения". В СССР можно было не знать, что "вождь и учитель" - величайший (до своего верного ученика Мао) убийца самих коммунистов: их он вырезал на "родине", в Европе побольше Гитлера с союзниками. Сегодня любому школьнику известно, что именно русских людей поднимавший тост Победы "за великой русский народ!" генералиссимус и кумир наших нынешних "патриотов" стер в лагерную пыль, казнил и уморил голодом русских в сопоставимых с фюрером количествах... Гитлер, по крайней мере, открыто уничтожал коммунистов как врагов нового Тысячелетнего Рейха, а славян порабощал как "низшую расу". Когда люди именующие себя "русскими коммунистами" (причем извлекшими уроки из истории!) рисуют по-прежнему на знаменах собственного палача, можно только сказать вслед за Некрасовым: Люди холопского звания - сущие псы иногда:


КПРФ, разумеется, организация по менталитету брежневская, а не сталинская, удивительно "серая" по своему кадровому составу, регулярно отторгающая мало-мальски ярких личностей по принципу: нам не нужны умные - нужны преданные! Вернуться к федеральной власти у нее никак не получается, в основном по причине того, что она по-прежнему является - и не может не являться! - тоталитарной сектой, закрытой самодостаточной системой. Ей не в чем каяться и нечему учиться в главных (и для нее сакральных) вопросах: это окружающий мир "во зле и заблуждении лежит", а она ждет, когда к ней через новообращение и покаяние вернется большинство населения России. Как и любая секта, КПРФ в основном озабочена проблемами внутренней стабильности, возможными "уклонами", а неизбежно возникающие внутренние конфликты решаются классическим позднебрежневским путем - номенклатурным согласованием позиции до того момента, пока в Политбюро и ЦК несогласных не останется - сами со скандалом (как Ельцин) или по-тихому уйдут. А в идеале - сама проблема рассосется - вместе с "оккупационным режимом". Если каким-то очередным "русским Чудом" ВЛАСТЬ СВАЛИТСЯ НА НИХ - СТРАНЕ МАЛО НЕ ПОКАЖЕТСЯ! Я не случайно говорил, что и ПМР, и "коммунистическую власть" Молдовы все люди, серьезно относящиеся к будущему любого русского левопатриотичекого проекта и России как таковой - должны изучать данные "обломки СССР" как своего рода "модельные эксперименты".

Сегодня можно сказать и больше: уже осенью-95, когда Ельцин впервые надолго отошел от дел в ситуации острой публичной политической кампании, а Чубайс тихо сидел после изгнания Козырева как мышь под веником, выяснилось, что такой фрагмент "партии власти", как правительство Черномырдина (а потом Примакова и Путина), вовсе не вызывает у руководства КПРФ чувства такой острой "классовой ненависти" - как Гайдар, Кириенко и др. Наоборот, они скорее рассматриваются профессиональными "борцами с оккупационным режимом" как партнер возможного "исторического компромисса". Выборы 1995-96 гг. и события 1998-2000 годов (с самого дефолта) регулярно демонстрировали закономерность: с Черномырдиными-Лужковыми-Шаймиевыми-Путиными-Касьяновыми лидеры КПРФ, судя по всему, вполне серьезно были (и остаются) "всегда готовы" уживаться и идти на компромиссы, даже на самых глупых и унизительных для себя условиях. Для них они по социокультурным установкам "свои" - тоже чиновники, только карьерно преуспевшие в ситуации массового нарушения "табу" старого порядка. При условии готовности поделиться - подвинуться (возможно, в дальнейших мечтах - и "покаяться перед партией") блудных детей номенклатуры "товарищи по партии" еще вполне готовы простить, терпя у власти и собственности и впредь. Только тогда уже не как хозяев - а как партнеров: сначала равноправных, потом - младших.

А вот интеллигенции, втянувшейся в политику (СМИ - лишь в первую очередь, это не только их касается), актив из "чиновников второй свежести" в ядре КПРФ явно ничего не забыл: и "всегда готов посчитаться по полной программе за унизительные неудачи теперь уже не только за 1988-1993 гг., но и за 1995-6 гг. или 1998-2000 годы. Однако "бодливой корове - бог электората не дает"... Журналисты и политтехнологи, даже абсолютно не сочувствовавшие Ельцину и возмущенные разнузданностью антикоммунистической пропаганды, минимально пообщавшись с Зюгановым и особенно аппаратом фракции - наткнулись не только на наглое "комчванство" предчувствующих победу-реванш чинуш, но просто на невозможность любой осмысленной коммуникации с этим "конклавом "мучеников, архистратигов и апостолов", превращенного победоносцевского самодержавно-православного народного антимарксистского социализма a la Данилевский". Профессионального сотрудничества на основах хоть минимального взаимоуважения быть ПРОСТО не могло, А "спецы" приходили к выводу: эти ничему не научились - и ничего интеллигенции "не забыли", жить и работать в одной стране с ними будет невозможно в случае их победы. Убедив себя в этом, многие интеллектуалы стали работать на нынешнюю власть не только за деньги, но и за страх потерять возможность профессионально и относительно свободно заниматься своим делом, к чему они за последние 15 лет привыкли при всей неустойчивости и часто унизительности своего нынешнего положения...

Примиренческое отношение к проблеме отставки правительства (когда КПРФ во многом неожиданно для себя получила - с союзниками - абсолютное, хотя и минимально-неустойчивое большинство в новой Думе) оказалось ахиллесовой пятой Зюганова вообще и блока КПРФ-НПСР в частности в сфере публичной политики второй половины 90-х. Как в парламенте и в ходе президентской кампании, так и во времена "рельсовых войн", дефолта, спектакля с импичментом-99 и т.п. Много уже говорилось и писалось об отсутствии у этой организации в ее нынешнем виде "воли к власти", но важнее другое: не оказалось в наличии даже и минимальной воли к борьбе за власть, которую подменило ожидание неизбежного возврата в руководящие кресла в силу "исторической необходимости".

Причем "полноты власти" вожди НПСР явно не жаждут, ибо после кампании-96 ВНУТРЕННЕ САМИ не верят в возможность с ней справиться; речь первоначально явно идет о "доле во власти" и ее поэтапной даже не смене, а скорее эволюции под воздействием такого "внешнего фактора" - как КПРФ. В ситуации, когда больше нет "своего государства" для выполнения директив (оно нагло "кинуло" родную партию и ушло в лице абсолютного большинства чиновников жить в "отвязанный режим" в 1991 г. по принципу "КПСС отдельно, а коммунисты отдельно"), остается действительно только ждать. Раз уж сам авангард "чиновников второй свежести" делать новую карьеру не пожелал, а бороться за власть не умеет и не хочет - пока у основной массы госчиновничества не проснется "партийно-государственная совесть", а у народа трудовая сознательность: когда это чудо случится, вернется все хорошее и развеется все плохое!

Серьезные аналитики самой КПРФ ныне признают, что возникший после 17 декабря 1995 года образ "КПРФ как мощной, неотвратимо растущей силы" был откровенно мифологичен. Ситуационно он оказался выгоден лидерам организации, которые на столь значительный успех всерьез не рассчитывали, а потому стали делить шкуру недоубитого животного... Реальный опыт кампании 1995-1996 гг. - когда в стране существовала массовая иллюзия, что режим сам разваливается и "поменять власть" вполне реально - показал, что из полмиллиона членов КПРФ к активу (как к людям, способным хотя бы листовку расклеить) можно отнести меньше половины. Партработы вокруг повседневных жизненных проблем населения не было и нет - что особенно мерзко стало смотреться после прихода к власти "губернаторов с партбилетами" в ряде регионов в 1995-97 годах. В Рязанской области - где губернатор и мэр, областной и городской Совет контролируется КПРФ, резонно задать вопрос: где хоть какие результаты для трудящихся, хорошо сидящие в руководящих креслах "товарищи"!? Или сопоставить результаты губернаторства некоммуниста в Калуге и коммуниста в Курске, который ныне заставляет народ жалеть о правлении вороватого клана Руцких...

Организация за пределами "красных дней календаря" никаких массовых мероприятий организовать пока не может, т. е. весь ресурс КПРФ - в ритуальной памяти определенных слоев населения о "великих и могучих предках" и "черном предательстве" банды Ельцина (и Горбачева). В ходе избирательных кампаний 1995-1996 гг. впервые сформировались какие-то организации и появились в некоторых регионах кадры, способные хоть что-то делать повседневно в интервалах между 23 февраля - 1-9 мая -7 ноября - и не жить от пленума до пленума. Но по-прежнему "редкий коммунист способен выйти на середину цеха", а современно мыслящие люди в КПРФ - меньшинство, работающее на "вечно вчерашних"... В Ясногорске Тульской области - "красный губернатор" член ГКЧП Стародубцев в "чисто конкретных целях" давил оккупационную забастовку трудового коллектива, организованную профсоюзом "Защита". Криминализация регионов, контролируемых "коммунистами" - Волгоградская область при "Максюте от ЛУКОЙЛ" как классический пример.

По кадровому составу и стилю мышления основной массы актива (люди в возрасте 40-55 лет) организация была и осталась позднебрежневской и в середине 90-х, и в начале нового столетия. В ней по-прежнему непропорционально много среди "руководства с опытом регулярных провалов" бывшего и нынешнего чиновничества (с абсолютно аппаратным стилем мышления) - а также преподавателей марксистско-ленинских "наук". И наоборот, по-прежнему негусто рабочих и ИТР, учителей, врачей-ученых: а те, кто есть, ничего в КПРФ по-прежнему не решают - как "передовые рабочие и доярки" времен старого режима. Идеологическая жесткость и агрессивность в "среде своих" и обличении "чужих", столь раздражающая окружающих, проистекает, судя по всему, из ощущения практического бессилия что-то реально изменить в ухудшающейся ситуации - и из неуверенности в своих силах, а в политике выливается в самый примитивный оппортунизм, соглашательство и капитулянтство "вождей": это тоже явно родом из брежневизма. Впрочем, про отношение мутировавшей сталинистско-бюрократической структуры к "попутчикам-интеллигентам" и "союзникам" со времен Троцкого, Оруэлла и Сартра написано столько, что нет смысла повторяться: наша "труба КПРФ" пока пониже - и дым пожиже... Хотя от безысходности временами к КПРФ как к и.о. реальной оппозиции пытаются "прислоняться" и лимоновцы - хотя бы как "тусовщики" во время последнего съезда в сентябре-2003.

Катастрофы августа-91 и октября-93 доказали, что никто не собирается в СССР и нынешней России защищать организации-структуры, которые его самого не защищают и ничего не сделали человеку хорошего в его повседневной жизни. Давно выяснилось, что социальной базы у КПРФ просто нет - хотя есть более-менее стабильный электорат. За минувшее десятилетие всего в двух-трех точках России КПРФ активно участвовала в выбивании зарплаты из администрации, забастовках и т. п., но никаких попыток закрепить это влияние не было: не говоря уж о переносе такого бунтарско-стихийного протеста в сферу политики. В остальных случаях деятельность КПРФ носит ту самую "иллюзорно-компенсаторную функцию", в которой марксистско-ленинский атеизм обвинял мировые религии, плюс социально-интегративную для "своих" (из тех же "учебников для умственно отсталых детей и домохозяек").

Но если все-таки "постоять для разнообразия" на позициях исторического материализма (как завещали Маркс-Энгельс и Ленин-Сталин своим последователям), то именно отсутствие активного и массового социального протеста населения России в 1991-1996 гг. (да и ныне) - первично. А вот неонародничество (карикатурная триада фундаменталистское кривославие + национал-державие + "ленинизм"), сектантство и соглашательство с властью (Щедрин очень точно назвал эту модель "глуповского" поведения "бунтом на коленях") в деятельности оппозиции, выглядящие как пародия на конец XIX в. на рубеже ХХ-XXI веков - сугубо вторичны. РСДРП даже "годов реакции" (1908-1911), в лице своих кадров де-факто руководила на предприятиях половиной сугубо экономических забастовок: искусственно "протестную активность масс" не создашь. Любая партия или какое-то иное объединение политически активных граждан может только придать протесту некую форму и организованность. Другое дело, что и в ситуации нарастающего пассивного недовольства можно было действовать по-другому.

Так или иначе, все без исключения основные густонаселенные научно-промышленные и культурные (а ныне также финансово-торговые) центры страны Зюганов проиграл сначала "коллективному Ельцину-96" (Подмосковье, Питер, Урал - с позорным разрывом "в разы", Красноярский край, Нижний, Самару и Тулу - приличнее, на 100-200 тыс. голосов). Реанимированному теми же технологиями создания "виртуальной реальности", которые унижали-уничтожали "старый порядок" в 1989-1993 гг. Наследнику Ельцина было повторить этот успех в 1999-2000 годах много проще - технологии были отработаны, а Путин не был повязан "личной неприязнью". Иллюзия, что в 1994-1995 гг. эта пропаганда потеряла действенность, была связана с тем, что ее не применяли в прежних масштабах против стародавних противников, которые казались режиму окончательно поверженными. В этой ситуации временно возобладала борьба финансовых и пропагандистских клик внутри "нового порядка" (глубину и степень непримиримости "межимпериалистических противоречий" КПРФ явно переоценила и в середине 90-х, и на рубеже столетий-тысячелетий).

Как только режим "холодной оккупации" России, осуществляемой информационно-финансовыми формами контроля над поведением населения, оказался под угрозой, московская административно-финансовая олигархия сумела успешно запустить новую кампанию по образцу апреля-93 и в 1996, и в 1999 годах: причем оба раза сразу было не похоже, что для закрепления победы ей понадобятся усилия, сопоставимые с кровавым госпереворотом осени 1993 года. После каждой очередной неудачи на выборах (и в борьбе за власть вообще) больше не приходится сомневаться, что как в 1991 г., так и в 1993 г. для коммунистов причины поражения не в идеологии и не в тактике. Не в предательстве одних вождей, глупости других и трусливости третьих - не говоря уж об их общей бюрократической бездарности. "Полупросвещенная" патриархально-архаическая организация раз за разом проигрывала "в борьбе за новую Россию" иному типу политической культуры. Раз за разом доказав, что в "карете прошлого" (пусть отреставрированной) далеко к власти не уедешь - даже под новыми бантиками и с другим кучером.

Уникальность выборов-96 заключалась в том, что фактически обе кампании (и власти, и оппозиции) были построены на отрицании "проклятого прошлого" при полном игнорировании образа будущего: просто одни агрессивно осуждали историю страны с 1917г., а другие - последнего десятилетия. Поскольку неизвестные - малоизвестные "ужастики" оказались страшнее реально существующих "пугалок" и сделаны были грамотнее, власть победила в кампании, которая велась на уровне идеологических штампов как факторов нагнетания психозов. К реальной ситуации в стране все эта трескотня почти не имела отношения: в действительности обе команды были почти одинаково готовы "управлять обломками" под контролем "мирового сообщества": но раз нынешняя власть это уже делает фактически и без новой силовой попытки "усидеть" власти не отдаст - даже сильно недовольные ими не видели большого резона их менять "любой ценой". Именно на поле "образа будущего" ничего особенно внятного - кроме себя лично - не предложивший стране Путин в 1999-2000 годах без проблем обыграл "вечно вчерашних", у которых впридачу перехватил часть лозунгов и настроений масс. Как гласит русская народная мудрость, Бог троицу любит: а долбодятлов и в бане бьют...

То, что избирательная кампания - это особое искусство, причем "новейшего типа", руководство КПРФ и слышать не хотело после явно незаслуженного успеха 17 декабря-95: совсем как социал-демократы (над которыми в 1917 г. вдоволь поиздевался Ленин), они не могли относиться к "избирательному восстанию - как к искусству". Слово "популизм" столь же ругательно для нынешних руководящих кадров, как тогда "бланкизм", а ведь как современно звучит (если заменить лишь одно слово): "Никогда не играть с выборами, а раз начали, надо идти до конца", "Оборона - смерть избирательной кампании", "Любой ценой привлекать союзников и колеблющихся", "Добиваться непрерывных, пусть маленьких, успехов", "Сосредоточить все силы в решающий момент в решающем месте для атаки" и, наконец, "Смелость, смелость и еще раз смелость!" Вместо всего этого для актива КПРФ - даже для не струсившей и готовой к борьбе его части - выборы в лучшем случае обычно были всегда довольно тупой аппаратной работой, которую к тому же хотели распланировать "от и до". А главное - чтобы "ситуация не вышла из-под контроля" и только не спровоцировать врага, дабы выборы "состоялись любой ценой"...

Когда в 1996 году "классовый враг" вышел из зимнего шока в стиле "слухи дикие, ужасные: наступают банды красные" и начал себя вести в духе другой классической цитаты из Булгакова ("обозначенного на маневрах противника играть не пожелал") - сменить стратегию "самопадающего спелого плода" или даже усовершенствовать "единственно верную тактику" никто не смог и не захотел. Точнее, верхи не захотели, а активная часть "низов" КПРФ не смогла - будучи отсеченной от соответствующих ресурсов. Активные союзники из НПСР (понимавшие в кампаниях побольше) в силу чисто инструментального и высокомерного отношения к ним как личностям и группам - не лучше и не хуже ельцинского "куды они денутся" - тоже горбатиться по собственной инициативе не стали.

Иная (активная) версия кампании была вполне возможна на тех же ресурсах, ее неплохо моделировали и оппоненты, готовясь к отработке противодействия ей, но оказалось, что заготовки не пригодились. Ведь даже минутные клипы (10 секунд чеченских ужасов, 10 секунд Ельцин с Коржаковым "все в белом" в теннис играют, 10 секунд чего-то предельно национально унизительного - Ельцин, дирижирующий оркестром, 10 секунд нищие, роющиеся в помойках, 10 секунд обжирающихся "новоруссов" с выводом - хотите ли этого еще 4 года?), не говоря уж о "пятиминутках ненависти", были вполне ресурсно по силам - не хватило желания и решимости. Фактически организация изнутри была во многом парализована склокой между большинством, которое хотело без особых усилий реставрировать (более или менее мягко, с некими коррекциями по своему любимому пунктику) "светлое прошлое" - и теми немногими, кто хотел реально исправлять настоящее. В итоге на программную борьбу ушла уйма сил, но для "не поступающихся принципами" она все равно оказалась неприемлема: для националистов причина поражения была в ее недостаточной патриотичности, а для интернационалистов - в недостаточной коммунистичности...

Что говорят кандидаты, избиратели в основной массе вообще не слушали и не слышат (судя по данным исследований, интерес к программам фиксировали лишь у 5-7% сторонников КПРФ, для которых это было более значимо). Голосуют люди часто вопреки своему материальному интересу (особенно это потрясало коммунистов в отношении коллективов стоящих заводов - хотя ведь им за безделье что-то ведь и приплачивают, чтоб не бунтовали), а на уровне подсознательной установки "свой-чужой". С черномырдиными-лужковыми-шаймиевыми лидеры КПРФ, судя по всему, вполне серьезно были (и остаются) готовы ужиться и идти на компромиссы, даже на самых глупых и унизительных для себя условиях: для них они по социокультурным установкам "свои", только преуспевшие в ситуации массового нарушения табу старого порядка. Для реальных (а не мифических) трудящихся России актив КПРФ ни в переходные 1988-1993 гг., ни с 1995-96 гг. СИДЯ В БОЛЬШИНСТВЕ В ДУМЕ И РЯДЕ ГУБЕРНАТОРСКИХ КРЕСЕЛ - НИКОГДА НЕ СДЕЛАЛ НИЧЕГО ХОРОШЕГО: поэтому для них в основной массе данная партия - не "свои". Для исправления ситуации "отрыва партии от трудящихся масс" - реально действительно уничтожившего СССР - у КПРФ было 10 лет с воссоздания организации в 1993 году. Как гласит русская народная мудрость, на нет и суда нет: а есть углубление отрыва сектантов-"коммуняк" от реальной жизни трудящихся масс...

Даже после 17 декабря-95 было вполне очевидно, что сам Зюганов кампанию вряд ли выиграет - ибо было совершенно непонятно, как КПРФ может выйти за пределы своего "электорального гетто": но тогда - как и в 1999 г. - борьбу за власть вполне мог еще проиграть "коллективный Ельцин" (как и произошло в Молдове, с "беловежскими предателями" в Беларуси, могло случиться на первых выборах Кучмы). Судя по тому, что творится в КПРФ в 2003 году, серьезных уроков из старых поражений как организация она не просто не извлекла, но и не могла извлечь. Дело не в отдельных людях, а в самой конфигурации ее "коллективного бессознательного", благодаря которой одни факты являются значимыми, воспринимаются (или наоборот - "вытесняются"), а другие вообще не существуют, пока об них в очередной раз не расшибутся. Основной костяк организации был и остается, условно говоря, "рыжковско-лигачевским", которому по-прежнему "чертовски хочется поработать".

Для них по большому счету все, начавшееся в стране с 1989 г., когда ситуация вышла из-под контроля парткомов, так и осталось необъяснимой загадкой: это какой-то морок, дьявольское наваждение, охватившее страну. Да, "трудящиеся массы" удалось временно частично подкупить, а частично одурачить, но туман стал сам по себе рассеиваться, и теперь при посильной поддержке плюс организации плюс единственно верном руководстве поднимающейся волны народного гнева со стороны "обновленного и очистившегося авангарда" здоровые силы вот-вот придут к власти в России и восстановят СССР. Короче говоря, вместо "плохого Чуда" конца 80-х - начала 90-х годов своему избирателю раз за разом обещали "Чудо хорошее", когда одним шуршанием бюллетеней сами по себе восстановятся СССР, социальные гарантии и безопасность-зажиточность населения.

Однако за реально случившимся в стране Чудом многократного переизбрания все более непопулярного Ельцина все более нищающими массами стояли ожидания-надежды городов-миллионников - и "виртуальная реальность", созданная центральными СМИ России при активной поддержке "извне". За Зюгановым никогда ничего, кроме роста разочарования населения в режиме, не стояло: даже внутри собственного электората "основоположник мымринский" (как "вождя на безрыбье" прозвали по имени исторической "малой родины") только около половины считало в конце 1995 г., что тот может справиться с ролью "верховного правителя". С того времени ситуация "кто ни поп, тот и батька" в руководстве КПРФ раз за разом приобретала все более карикатурные формы. Вся "коалиционная возня" всегда шла в узком слое оппозиционного актива по принципу " вы друзья, как ни садитесь --править Россией не годитесь!". Привлечь на свою сторону "под правительство" центристов и оппозиционных либералов патриотического толка (Глазьева, С. Федорова и др.) при желании было можно еще в 1996 году. В КПРФ не сумели, а точнее НЕ ЗАХОТЕЛИ пропагандистски использовать тогда даже личностно ярких и в ряде регионов популярных Бабурина-Говорухина-Руцкого. Эта история повторяется раз за разом с некоторой "переменой персон" в каждом следующем избирательном цикле.

Вообще, в вопросе о "своем правительстве" КПРФ оказывалась редкостно несостоятельна. Июньские предложения-96 Лужкову-Шаймиеву и т.п. между двумя турами свидетельствовали о полном возобладании ориентации на верхушечный компромисс и готовности войти в режим на роль младшего партнера. На самом деле кабинет с условным составом Тулеев - премьер, Глазьев - первый вице-премьер по экономическому блоку, С. Федоров - по социально-гуманитарному, Рыжков (условно) - региональному, Руцкой (с одновременным предложением Лебедю) -по безопасности и борьбе с коррупцией, Бабурин - министр иностранных дел, Говорухин - министр информации, П. Романов - министр промышленности (и так далее с добавлением Мухи-новосибирского и еще парочки "красных" выборных губернаторов) с точки зрения воздействия на избирателя при желании можно было разыграть очень красиво и эффективно.

Судя по всему, во-первых, в эту "затею с правительством" всерьез сами не верили, а во-вторых, даже на уровне пропагандистской игрушки она очень быстро могла обрести излишнюю самостоятельность с точки зрения закулисных игр с режимом. Это были бы не бессильные посиделки на уровне совета 200 с лишним членов "движения народно-патриотических сил" - дюжина серьезных людей могла бы создать некую новую "коллективную ситуацию". Очевидно, именно поэтому даже на уровне имитаций затея с "теневым кабинетом" регулярно бывала верхушкой КПРФ заморожена, а посиделки народно-патриотического "бессилия" намерены были раз за разом "перереформировать до смерти"... В 1999 году "союзников" по НПСР в последний момент нагло кинули; сегодня - доигрались с НПСР до нынешней ситуации с Семигиным, который впервые нашел деньги и кадры для создания некой самостоятельной от КПРФ структуры на общероссийском уровне. Пришлось - брать обратно, чтобы к Глазьеву в блок не ушел (под давлением ряда региональных организаций КПРФ).
внутренняя потребность и даже не необходимый путь к взятию власти (как было для взбунтовавшегося против нее "образованца" из городов-миллионников России на рубеже 80-90-х годов), а скучная и печальная необходимость, "дитя, зачатое в скорби" после 4 октября-93. Приходится временно мириться с нормами "оккупационного режима" и причудами "мирового сообщества": но своими принципами не поступимся! По крайней мере - в собственной среде: "уклонистам" и "шибко самостоятельным" рано или поздно показывают их место ...

Нынешнее правительство, очищенное от "сиономондиалистов", занимающееся спасением от финансового краха и борющееся с "коррупцией" - большего Зюганов и подавляющая часть нынешней фракции КПРФ и вчера, и сегодня реально по-прежнему не хочет, как не хотел с избрания Думы-95 - когда сразу можно было вынести вотум недоверия и дезорганизовать "режим" на всю кампанию-96. Раз уж со взятием власти раз за разом получилось в стиле "озоруете, а теоретически не готовы", то много лет (до прихода Примакова-98 в премьерское кресло) единственным вопросом, по которому у КПРФ не было ясности - заходит ли "исторический компромисс" с режимом так далеко, чтобы самим войти в кабинет: или пусть сами барахтаются. "Ясность" теперь есть и для рядовых членов, и для актива, и для всех избирателей страны: не было, нет и не будет "своих" квалифицированных кадров!

Вообще, в вопросе о правительстве КПРФ оказалась редкостно несостоятельна - вплоть до осени-2003, когда Путин пообещал "правительство, ответственное перед думским большинством". Июньские предложения-96 Лужкову, Шаймиеву и т. п. региональным сатрапам свидетельствовали о полном преобладании в окружении Зюганова ориентации на верхушечный компромисс и готовности КПРФ войти в режим на роль младшего партнера. По ходу той избирательной кампании руководство партии-фракции с горечью осознало, что кадров для "своего кабинета" у него даже в случае избирательной победы нет: второй раз эта попытка была предпринята в "примаковские времена", но из затеи с "Отечеством - Всей Россией" как партнерами по антиельцинской коалиции проку для КПРФ вышло не больше.

Поддержка КПРФ все время колебалась с 1991 по 2000 г. только внутри "гетто" все тех же 22-30 млн. стойко оппозиционного "реформам" электората; учитывая, что более 15 млн. населения России, преимущественно старших возрастов, за это время умерло - это не совсем те же самые люди: их общая численность примерно сохраняется и воспроизводится, но не растет. Иллюзии, "изжитые для себя и своих", КПРФ все время принимало за изменение настроений большинства жителей России - которые никогда всерьез не хотели возврата к старым порядкам. Поэтому раз за разом резко переоценивалась степень иммунизированности большинства населения к разнузданной антикоммунистической пропаганде - и наоборот, "завышалась" степень его же неприязни к режиму. Особенно глупо это раз за разом выглядело в ситуации, когда (как и в апреле-93), оппозиция выглядела не слишком наступательно и убедительно и вела борьбу по принципу "да не больно-то и хотелось спешить к власти".

Неверно также регулярно оценивалась способность "коллективного Ельцина" выдержать очередную кампанию борьбы за сохранение власти и собственности (особенно в зеркале "виртуальной реальности"). Раз за разом принималось КПРФ желаемое за действительное - в смысле готовность основной массы чиновничества вернуться на службу к режиму "мягкой реставрации". В 1995-96 году можно было списать эти провалы на отсутствие у руководства КПРФ значимого опыта публичной политики: не было элементарного понимания необходимости для достижения победы активной наступательной борьбы за колеблющиеся 5-7-10 млн. голосов: людей, явно не желавших ни Ельцина, ни Зюганова у власти - но в то же время твердо решивших проголосовать. В начале нового столетия всем (включая актив КПРФ) стало понятно, что приходить в обозримом будущем к власти и бороться за нее с Путиным эта организация и ее лидеры просто не намерены. По их просвещенному мнению, верности основной массы своих избирателей им на "еще один цикл "в Думе посидеть" хватит" - а там или "режим рухнет", или они сами в маразм впадут...

В 1996 такие иллюзии (в отличие от 1999-2000 гг., когда была тупая имитация "борьбы с режимом" по старым шаблонам) о приходе к власти еще были. Завороженные своим большим отрывом на старте, в возможность чужого скачка с качественно иным темпом роста поддержки ("ну не может же народ по второму разу поверить, что...") лидеры КПРФ не верили в принципе, а советчикам-скептикам воли не давали. В рамках доминирующего у ее актива полупатриархального-полупросветительского сознания понимания, что любые современные выборы являются по самой своей сущности создаваемой по законам СМИ "вральной реальностью" весьма иррационального типа, к жизни (и уж особенно к "правде жизни") имеющей малое отношение, а игра в принципе идет на чужом поле по чужим правилам после успеха 17 декабря, не ставшего победой - заведомо не было и быть не могло. Аналогично полной неожиданностью "феномен Путина" оказался и для квазисоюзников КПРФ в 1999 году - Лужкова-Примакова: абсолютно не готовы фрондирующие бюрократы ельцинского режима оказались и к информтеррору в свой адрес. В общем, они тоже хотели "подобрать падающую власть" - при полной неготовности бороться за нее всерьез: впрочем, со времен Гражданского союза-92 эта ситуация регулярно воспроизводится в России раз за разом...

Что декабрьский успех не есть летняя победа, персонально Зюганов, судя по его выступлению на январском пленуме-96, в общем-то, понимал и ясно видел многие проблемы организации (слабость позиций в ключевых и наиболее густонаселенных регионах - как на заводах, так и в среде любой интеллигенции, преобладание великовозрастного сельского электората и жителя малого города, в России являющегося значительным, но все-таки меньшинством). Однако реально построить кампанию "на прорыв" в густонаселенных центрах - не было сделано даже попытки. А ведь именно некоммунистическая часть оппозиции режиму (преимущественно национал-патриотического толка) и дала в конечном счете Лебедю около 11 млн., примыкание которых к Ельцину во втором туре решило исход кампании-96; абсолютно аналогично по структуре избирателей было построено и "путинское большинство" в России 1999-2000 годах.

В результате из 10 млн. конечного перевеса Ельцина 2,6 млн. голосов дала Москва, по 1,3 - Московская и Свердловская области, 1,25 -Питер. Оказалось, что эти +6 млн. Зюганову "крыть нечем", никакого резерва, способного к их компенсации, в распоряжении КПРФ не оказалось; структура поражения-2000 была абсолютно аналогичной - только разрыв еще более "кричащим". В мегаполисах весь расчет оппозиции оба раза "строился на стихийно низкую явку", а максимумом имитации активности была пресловутая "борьба с фальсификациями", которая тоже оказалась блефом. Даже ситуацию с казенным финансированием кампании Ельцина-96 (после истории с валютой) лидеры КПРФ использовать побоялись, ссылаясь на то, что, даже если объявлены будут иные результаты выборов, власть нам все равно не отдадут - для успокоения горячих голов среди "своих"...

Фактически неявно на всех выборах предполагалось, что, если Зюганов будет действовать солидно по форме и умеренно по содержанию, колеблющийся и сам придет - никуда блудный сын партии, "советский народ", не денется! Сложилась парадоксальная ситуация: в экономическом смысле ничего конкретного избирателю КПРФ не обещала вообще: не было в распоряжении не только "убойных лозунгов", вроде пресловутых "мира", "земли" и "фабрики рабочим", но и совсем никаких внятных реалистически выглядящих обещаний в духе "На следующий день после прихода к власти мы вам дадим...Через неделю... Через месяц... Через год будет..." - ну хоть водка по 3.62 и 4.12 плюс каждому мужику по бабе (и наоборот), как некогда обещал настоящий популист Жириновский, ныне ставший своей бледной тенью...

В худшем гайдаровском стиле на уровне экономической программы народно-патриотического блока пережевывалась все эти годы несколько иная версия "макроэкономической жвачки", никакой попытки сформулировать некие "чаяния" неких "трудящихся" не было совсем. Попытки отдельных оппозиционных интеллектуалов сформулировать "нечто" убойное наталкивались на отпор: мы не будем заниматься популистской демагогией и обещать то, чего не сможем выполнить: что бы таким наследничкам "про это" сказал дедушка Ленин в 1917 г.! В результате всерьез агитировать "за" на самом чувствительном для режима социально-экономическом поле оказалось невозможно. Не разыгрывалась и "карта коррупции", даже в 1996 году была приглушена тема "оккупационного режима" и Чечни - на которой вырос весь Путин-99...

Все кампании велась КПРФ только в стиле "верхи не могут дальше управлять по-старому" - и теперь это самоочевидно не только для нас, но и всему народу: а когда они в последнее время могли что-нибудь, кроме "стабилизации" вяло текущей "воровайки"? Но даже минимально проявленной "воли к сохранению власти" плюс кампании Министерства Правды оказалось раз за разом вполне достаточно для победы "преступного режима": образовался явный дефицит новых "низов", которые, может, чего-то и "не хотят", но пока в настолько вялой форме, что возник вопрос, существуют ли они в действительности или являются чисто "электоральным фантомом", При крайне умеренной по содержанию, вялой по форме (и кондово-традиционалистской по менталитету агитаторов и методам воздействия на аудиторию) такая кампания не могла рассчитывать в принципе на "протестное голосование": сильно недовольные не голосуют за тех, кто не против, если власть свалится в руки, но сами всерьез побороться за нее не решаются. На выборах 2003 эта ситуация даст многомиллионное голосование "против всех" - но больше ни за КПРФ: НИКОГДА И НИ ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ! А значительная часть ранее стабильного электората партии - просто на выборы больше не пойдет, ибо больше не верит "вождям".

В очень смешном и глупом положении после историй со спонсорством-союзничеством вчера Березовского, сегодня - Ходорковкого в силу трусливого и стыдливого антисемитизма значительной части своего актива и электората. Почему в эту же ловушку угодил "интернационалист Сталин" (активно способствовавший созданию государства Израиль в жестокой борьба с Великобританией при нейтралитете "маккартизирующихся" США) - отдельная длинная тема, оказавшаяся роковой для сверхдержавы, выросшей из 1945 года как пика синтеза мирового коммунистического интернационализма и русско-славянского патриотизма. Нынешняя КПРФ - единственная последовательно консервативная сила в России, ввиду своего антисемитизма (вполне традиционного, охранительного, дубровинского, а не революционного, муссолини-гитлеровского) никаких Дизраэли в своих рядах не долго потерпит, и потому революционизмом тори британских середины девятнадцатого века заразиться не способна в принципе - как не бывает воды в колене у безногого. Она попытается их "по части бабок и пиар-услуг" использовать, а потом "кинуть". Однако если Путин рискнет под свои перевыборы всерьез "наехать" на ЮКОС в 2003-4 гг. с его верхушкой из рядов Всемирного еврейского конгресса (см. письмо Березовского-Боннер и др. "мировому сообществу" как предупреждение о новом "деле врачей"), а КПРФ начнет Ходорковско-Березовского пытаться "крышевать" - это впервые и для электората, и для актива ранее самой стабильной организации может кончиться плохо.

Руководству КПРФ по внутренним критериям "секты" все эти "заигрывания с олигархами библейской национальности" всегда представлялось рискованным и невыгодным; в ряде региональных "первичек" начался уже осенью-2003 открытый ропот по поводу необходимости лишения мандатов в списках муравленок и прочих кандауровых - которых не хватает "нам любимым". Однако всегда "Плохая, но активная кампания" - лучше, чем "Пассивная и Никакая": в итоге из двух бездарных генералов в лице вождей КПРФ и ЕР кто-то один все-таки должен проиграть сражение. Даже если проиграет Грызлов, то (как и в декабре-95) бороться дальше придется уже не с подобной мелочью...

Бессилие такой "оппозиции", выдающей очередное поражение за верх государственной мудрости, стало надоедать даже собственному активу, который раз за разом полубесплатно эксплуатируют без малейшей перспективы и компенсации... Впрочем, по внутренним критериям верхушки КПРФ, поражений ни разу не было - были недопобеды! Все годы с шока от октября-93 политика КПРФ подчинялась только одной цели: надо сохранять Думу как высшую партийную ценность, в ней много уютных кресел! Лучше "хорошо сидеть" в них, а не в Лефортово! Только "рука Чубайса" регулярно спасает КПРФ в роли "и. о. непримиримой оппозиции". Даже умственно не очень развитым "нищедухам" из нынешней фракции понятно, что "медленным шагом - робким зюгзагом, коли возможно, - но осторожно, тихо вперед, рабочий народ": главное - играть на "межимпериалистических противоречиях"

Вожди оппозиции поняли по ходу кампании 1995-96, что они неверно оценили не только способность "коллективного Ельцина" выдержать кампанию (особенно в зеркале "виртуальной реальности"), но и потенциальную готовность основной массы чиновничества пойти на службу к режиму "мягкой реставрации". Однако из этого поражения был фактически сделан заклеймленный Лениным "вывод Плеханова": "не надо было браться за оружие" - и мечтать о власти! Как бы ни относиться к Ельцину, в глазах большинства обывателя он не чиновник, а прежде всего успешный борец за власть. В 1999 году КПРФ наступила на те же грабли в третий раз, только уже в "роли младшего партнера": как и на рубеже 1992-1993 гг., ельцинский режим в ситуации, когда вожди оппозиции взяли курс на его умиротворение и переговоры как "ползучий путь к безвластию", власть выиграла время (раз давить и тем более додавливать всерьез его не собирались) для маневра и вместо компромисса - пусть и с "позиции слабости оппозиции" - врезала обнаглевшим чиновникам так, что им мало не показалось. В апреле-93 - оружием массового поражения в СМИ, в сентябре-октябре - подкрепив разгон парламента и информтеррор расстрелом уличного актива, поверившего таким "вождям"; в 1996 раздавлены "пиар-атакой" был Зюганов с верхушкой КПРФ, в 1999 году главный удар пришелся по Лужкову-Примакову. Хотя за минувшие десять лет и во власти (в основном занимавшейся самопожиранием), и в оппозиции много воды и "вождей" утекло, технология действий, в смысле стратегии и тактики, качественно не изменилась. Грабли есть - ума не надо...

Решив использовать в качестве магистрального пути к смене власти электоральный - хотя бы как публичное прикрытие мутации чиновничьего аппарата, про провально-стрессовые выборы декабря-93 в КПРФ постарались в 1995-96 годах забыть (референдумы 1991 и 1993 гг. и выборы-91 позорно проиграли Ельцину "не мы"). Сегодня прогрессирующая "ампутация памяти" по Оруэллу распространяется и на избирательный цикл 1999-2000, в котором верхушка КПРФ и ее электорат выступили "пешками" в "чисто конкретной" базарной "разборке" двух группировок "партии власти". Руководство компартии раз за разом упорно вытесняет из своего собственного сознания факт регулярно-однообразных катастрофических провалов (и одновременно подсознательно универсализирует опыт "полууспеха" осени-95). Цель-максимум КПРФ в новом цикле 2003-4 гг. - повторить те же результаты: то есть получить контрольный "блокирующий" пакет в Думе и вывести своего кандидата во второй тур президентских выборов, что позволит торговаться с властью дальше "про правительство" - скажем, до "примаковского уровня влияния". По минимуму - хватит и примерно нынешних мандатов с нынешней ролью в Думе: комфортно и безответственно можно просидеть еще 4 года и дальше бороться с "оккупационным режимом", ни одной патриотической пьянки и "чуждого фуршета" по дороге не пропуская...

Возможно ли это Чудо "полувозврата влияния" или нет - ныне зависит не от бессильной КПРФ, а от склок внутри "партии власти": попросту говоря, нужны ли "эти никудыки" кому-то еще из серьезных Игроков на российском электоральном поле -кроме шустрящего Березовского в Лондоне? Абрамыч плох для КПРФ не ельцинско-путинским прошлым и "библейской национальностью": он не может не суетиться, все время что-то комбинирует-выдумывает, в общем "создает дискомфорт" для солидных "руководящих кадров": "те, кто выжив в катаклизме, пребывают в пессимизме: им бермуторно на сердце и бермутно на душе..." А самое главное в злокозненном Березовском - никому даром не дает ни рубля, нагло требуя "писать-защищать гранты на свержение оккупационного режима", пусть в форме "голосования против всех"... Таких калачом - не заманишь "съездить до ЛондонА - выпить самогона". В общем, БАБ попытался посягнуть на "святое" - на бесконтрольное разворовывание "руководящими товарищами" спонсорских денег в "партийной кассе"; дальше все было по классике про "важный Пленум":

    "Советская "малина" держала свой Совет:
    Партийная "малина" сказала БАБу - "Нет!".
Ходорковский просил меньше "контрольного пакета" - и не "посягал на кровное право - самим делить партийную кассу (и большинство мест в списке)"; да и вообще он спокойнее-солиднее, чем запутавшийся в затеях "лондонский агитатор", ничего в последнее время не способный даже "начать". Проханов в Ходорковском (и ЮКОС в целом) уже - наверное по пьяни? - увидел новую "субъектность", которую надо теперь синтезировать со старозюгановской под чутким руководством "мичуринцев" из газеты "Позавчера". Таковы плоды прежнего путинолюбия - и неудачного выращивания гибрида вроде Геннадия Абрамыча Бере-Зюги. Но Проханов в мандате не нуждается и сам на выборы не идет - одно слово, творческий человек (а его замов можно ставить на "надцатое место" в региональный списках - и ничего, по-тихому "попутчики утираются"). КПРФ и Зюганову деваться некуда - надо имитировать "борьбу с режимом", дубль 3...

Падение явки и рост протестных настроений граждан могут дать некий эффект на выборах в Думу "коллективному Зюганову": однако непонятно - зачем рядовому члену КПРФ и ее стойкому избирателю устраивать "карьерные дела" ее вождей, НИЧЕГО ХОРОШЕГО ЕМУ ЗА 10 ЛЕТ НЕ СДЕЛАВШИХ? - Правда, если верна метафора секты, то процветание епископа и диакона - прямая обязанность верующих. Коли так, то и избирателей можно "отмобилизовать" поменьше, конечно, чем в 1995, но и побольше, чем в 1993, процентов с 20-25. Позитива в КПРФ многие не видели и тогда, но ненависть к "банде Ельцина" - уничтожившей СССР, нагло разворовавшей страну, устроившей кровавый переворот-93 и затяжную бездарную "живодерню" в Чечне - отторгала от такой "россии" треть ее жителей, чувствовавших себя живущими во временной оккупации. Однако, выяснилось - за минувшие 7 лет - в регионах, где КПРФ наиболее влиятельна, что воруют и берут взяток при "товарищах" в среднем по России не меньше, а о населении заботятся ничуть не больше, чем при "господах"; "рулить экономикой" товарищи совершенно не умеют и даже не пытаются учиться - а заниматься саморганизацией масс и защитой их повседневных интересов НЕ ХОТЯТ И БОЯТСЯ! Зачем им столько мороки "на свою голову"?

У российского избирателя "с голосами" (и предприниматетеля - с деньгами) много недостатков, но одно они научились за десять общефедеральных кампаний за 13 лет различать безошибочно: кто действительно хочет "порулить страной", а кто занимается имитациями. Когда впервые выяснилось (в апреле-мае-96), что Зюганов, максимум, не против взять власть, если сама свалится в руки, хотя внутренне неуверен (и готов смириться с ролью "первого парня на оппозиционной деревне" в качестве отступного, загрузив "своих" мобилизацией - теперь на себя любимого, а не на партию - потенциального собственного электората) и ведет кампанию вяло и нерешительно, а власть, наоборот, в подобной ситуации уступки инициативы опять наглеет с каждым днем, имитируя "убью, а не отдам", те 10 миллионов (не до конца заранее знавших, "кого я больше не хочу из этих двух ...") - перевесом которых и решился исход второго тура - определились в главном. В 1999 году КПРФ-Зюганов в реальном выборе нового Начальника впервые оказались "третьим лишним": выбирали из наследников Ельцина в "партии власти" - причем уже не "меньшее зло", а "большее добро". Молодого-решительного Путина предпочли старому "дедушке Примусу"...

Если бы некоторая "воля к борьбе" была бы хоть раз продемонстрирована с тех времен и проводилась своя активная стратегия, режим вовсе не был раз за разом "обречен на победу", а КПРФ-Зюганов - на регулярное "вторенство". В ряде регионов на губернаторских выборах "настоящий буйный" (желательно поумнее - как Глазьев-2002), никак не связанный с местными элитами, бил губернатора буквально "ни на чем" или выходил во второй тур - ничего за душой не имея, кроме решимости идти до конца и активных действий. Не похоже, чтобы (как в сентябре-октябре-93) власть хоть раз была способен выиграть "борьбу на изматывание" с оппозицией, ныне регионально куда более укорененной и организованной даже в неконституционно-силовом варианте. Именно поэтому в сентябре-98 "коллективный Распутин" и отступил, согласившись на Примакова (как в декабре-92 - на Черномырдина).

Однако бороться с режимом всерьез КПРФ ни разу больше и не пыталась: Зюганов "со товарищи", трусливо отмежевавшийся по ТВ в октябре-93 от "своей улицы", наглядно доказал, что чиновники "оккупационного режима" ему много ближе "народных масс". А "на нет и суда нет", а был второй срок Ельцина, который России пришлось отбывать - со всеобщей и на глазах нараставшей надеждой на досрочную "амнистию" по состоянию здоровья... Тот, действительно, попросил прощения у "россиян, понимаиш" напоследок: теперь КПРФ будет играть два срока в "оппозицию его величества" при Путине. Ни в одной минувшей кампании работать на "чужого избирателя" КПРФ всерьез и не пыталась - она вела борьбу за "сплочение и единство своих рядов", в чем, кстати, по минимуму и преуспела. Особенно - в столь сакральной и принципиально важной для этой заидеологизированно-схоластической организации "программной области принципов", борьбы с "изменами" и "уклонами", заговорами...В итоге прошлые кампании Зюганова были - в главном - пародией на кампанию популистского кандидата в Президенты США: по существу, была раз за разом поставлена задача объехать побольше регионов, пожать максимальное количество рук, раздать обещания и поплясать народные танцы. На фоне разнузданной антикоммунистической травли-96 (которой всерьез ничего вначале и не пытались противопоставить, видимо рассчитывая, что не только наш избиратель, но и колеблющийся просто ей не поверят - настолько на этот образ Зюзя и комнароднопатриоты реально не похожи) эта занудная аппаратная профанация выглядела особенно дико.

Впрочем, в условиях полного игнорирования КПРФ на парламентских выборах-99 "говнометами" центральных СМИ и лично Зюганова Путиным в 2000 году тупая "зюгановщина, дубль 2" выглядела не менее дико... Твердо держится даосистко-конфуцианский курс (ничего общего не имеющий с реальным опытом КПК) из серии "избирательное искусство заключается в недеянии партии и кандидата". Делалось это "ничегонеделанье" и при продолжении спада-распада конца 90-х, и при "путинском подъеме" начала нового века. Связана эта пассивность в "ожидании Чуда" все с тем же полупатриархальным-полупросветительским отношением к понятию Истины: ну разве и так не ясно, что мы лучше Ельцина (а сегодня - Чубайса-Грефа), надо просто говорить народу Правду в глаза, и тогда рано или поздно Добро обязательно победит Зло. Как в сказке: идет Зюган-царевич, а навстречу ему говно, которое и говорит: Я тебя съем! Нет, это я тебя съем - ответил Зюган-царевич: другое дело, что "не преуспел"...

Из "коммуняк" лепился при Ельцине образ одновременно ужасных и бессильно-комичных "монстриков" - против которого они были тем более уязвимы, что решительно отмежеваться от сталинизма (и просто дать внятный ответ на вопросы, к чему из старого возврата нет и быть не может и что из нового не только неприкосновенно, но и хорошо при всех злоупотреблениях использования) не могли и не хотели, так как это создавало для мышления и целостности организации "секты" непосильные внутренние конфликты: решили уж лучше помалкивать... При Путине игнорирование по принципу "о мертвых - хорошо или ничего" оказалось для КПРФ-Зюганова потенциально еще более катастрофическим курсом: если бы чудаки из АП не начали ее пытаться "колоть", а ЕР и прочая "партия власти" лишать кабинетов в Думе - а продолжалась "пофигистская линия": а ты не расчесывай эту "бангладешь", сама и отвалится" - проку было бы в ослаблении "коммунопофигистов" много больше.

Так или иначе, раз практический опыт показал, что электоральным путем кандидат от КПРФ к власти прийти в России пока не в состоянии (поднимать же "ярость масс" организация не просто бессильна - в итоге может оказаться себе дороже даже просто примазываться к стихийным забастовкам), то, значит, "мы пойдем другим путем" - подождем, пока "партия власти" опять внутри себя перегрызется, а избиратель ЕР в массе не придет на выборы... Пока (когда раз за разом развеивается туман "внутренней войны" нашей партии безвластия) выясняется раз за разом, что курс вождей КПРФ - поиграть на "межимпериалистических противоречиях" в первом приближении всегда кончается одинаково: и правительственная разновидность "партии власти", и та бессильная народно-патриотическая "оппозиция", которую режим вполне заслужил, ибо он ее своей политикой породил и никак не может убить своего сиамского близнеца уже десятилетия продолжают "борьбу нанайских мальчиков"... политика начинается там, где миллионы, а не десятки тысяч! Ни к какой серьезной "борьбе за власть" КПРФ не способна в принципе (а в критических ситуациях реально идет от неудачи к неудаче). Фактически именно формирование в стране в виде "официальной оппозиции режиму" КПРФ с конца 1993 г. и закрепление ее в этой роли "свыше" в середине 90-х - не просто спасло режим как "безальтернативный у власти". КПРФ на десятилетие выступила как "надежный презерватив" от формирования в России "нового субъекта деятельности" и перехода на его сторону каких-то активно-агрессивных слоев со своим образом будущего страны и реальным Проектом его создания. Если эти слои появятся в ближайшие годы, то за КПРФ уж точно голосовать не будут ни за что и никогда. Уроков мертворожденная организация из поражений не извлекает просто потому, что специфические "низы" способны только к пассивному недовольству, а номенклатуре второй свежести очень хочется опять "порулить" по известному "принципу Мартова": в нашей борьбе самодержца короны мы не коснемся мятежной рукой - кровью народной залитые троны рухнут уж как-нибудь сами собой... Перефразируя Маяковского:

    Легли у истории на пути:
    В Россию - свою кровать!
    "Бревно" не объехать, не обойти.
    Одно остается - убрать!
Все предыдущие "свободные выборы" в одной странной стране проходили с 1989 г. в ходе экономического спада и социального распада: эти - в ситуации медленного роста (на фоне мирового хозяйственного спада) и явной "социальной регенерации", уже получившей кличку "неозастой". Поэтому очевидно, что при сохранении многих старых тенденций - в чем-то главном эти выборы все-таки будут другими: разумеется, если полностью исключить вариант катастрофического отката ситуации России к временам "позднего ельцинизма". Прогнозы показывают, что продолжение инерционной политики правительства Касьянова "мы сидим, а нефтедоллары сами идут" может в самом лучшем случае обеспечить ежегодный прирост только на 3-4% (для сравнения: два года назад было около 12%, год - 8%). В итоге - если опять не случится какого-то внезапного катастрофического кризиса - достижение уровня жизни большинством населения России, примерно соответствующее 1989 году, возможно не ранее 2010-15 гг.

Куда при этом девается бюджетный профицит двух последних лет в несколько миллиардов долларов даже после выплаты внешнего долга - вопрос дискуссионный для "спецов": однако наша шумно-скандальная Дума почему-то громко поставить его боится даже в лице "профессиональных борцов с оккупационным режимом". По инерции пессимистическое большинство опрошенных экспертов считает, что его давно по-тихому "съел поганый суслик" (олигархической и бюрократической наружности). Если уровень "откатов" из выделяемых бюджетных средств достигает 30-50% (по оценкам имеющих с кабинетом дела практиков!), то тут никаких профицитов и "роста" не хватит для удовлетворения подобных чиновничьих аппетитов. Оптимистическое меньшинство (считающее Минфин Кудрина наименее вороватым из всех времен царствования "реформаторов по профессии" в России) еще надеется, что какие-то деньги уцелели и предназначены на раздачу населению в 2003-4 гг. "электоральных слонов" и материализацию путинских "предвыборных духов"...

В любом случае очевидно, что правительство Касьянова - это "Правительство Кассиров": привыкших по инерции всем говорить "денег ни на что нет!", выдавать их за взятки - если хочешь "добавки" или "вне общей очереди" и т.п. Однако - в принципе неспособных думать на тему: куда девать "излишки" - если те вдруг образовались в большом количестве и накапливаются год от года. Единственный инструмент, с которым правительство такого типа научилось работать - это бюджет: его надо сначала "принять" (по поводу чего сложились свои сложные и скучные для всех - кроме борцов за уровень "отката" - традиции), а потом весь год "контролировать". Про бюджетный профицит и сверхдоходы от нефти "олигархов" тоже все слыхали (хотя еще не все знают "новых миллиардеров" по фамилиям) . В общем, экономический фон для избирательной кампании

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное



    Прочие ссылки
    Архив
    Архив пуст