АРКТОГЕЯ
ф и л о с о ф с к и й   п о р т а л
26 мая, пятница
Поиск 

Главная | Новый Университет | Аналитический портал "Евразия" | Фотогаллерея | Библиотека | Персоналии | Глоссарий
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Глобализм | А.Дугин | Выступление на круглом столе в Горбачёв-Фонде Напечатать текущую страницу

"Глобализация и место в ней России"

(выступление А.Г.Дугина на круглом столе в Горбачёв-Фонде)

Дугин А.Г.: Уважаемые коллеги, я хотел бы привлечь внимание к такой теме, как онтологическая и философская сторона глобализма, которая в сегодняшней дискуссии, на мой взгляд, почти не была затронута. Разбирались больше технические, прикладные аспекты этого феномена. На этот философский аспект я хотел бы сейчас обратить ваше внимание.

В явлении глобализма, в процессе глобализации мы имеем дело с вполне конкретной реальностью. Это не химера, не условное обобщающее название для серии случайных процессов. Мы сталкиваемся с определенной весьма оформленной реальностью, которую необходимо прежде осмыслить, и лишь потом определяться в нашем к ней отношении.

Я хотел бы обратить внимание на содержательную, семантическую, филосософскую сторону глобализации. Сразу подчеркну, что буду говорить не о глобализации как таковой, не об абстрактном, чисто теоретическом понятии «единого мира», о той форме глобализации, которую мы имеем сегодня.

Что представляет собой такая глобализация, называемая также «мондиализмом» или «новым мировым порядком»?

Когда мы спорим относительно того, «объективное» ли это явление или «не объективное» явление, мы  уходим в сторону от сути вопроса, потому что такое строгое деление на «объективное» и «субъективное», это методологический предрассудок, коренящийся в наивном оптимистическом рационализме и позитивизме (конца XIX века) . В современной квантовой механике, в современной науке, в т.н. «квантовой философии» давно уже перешли к оперированию с некими синтетическими субъект-объектными категориями, где позиция наблюдателя и инструмент наблюдения активно  влияют на ход объективного физического процесса. Об этом много говорят современные физики. Вся современная физика основана на признании взаимопроникновении субъективного и объективного факторов. И на философском, и на методологическом научном уровне, мне кажется, ставить вопрос об объективности и субъективности процесса глобализации просто бессмысленно. Мы имеем дело с неким сложным явлением, где существует феномен self fulfilled prophecy. Об этом говорил господин Караганов.  Определенные социальные группы, аналитики делают некие предсказания, которые часто сбываются, не только потому, что такова отстраненная холодная логика событий, но и потому что сами предсказания являются своего рода программированием и пиаром (раньше это называли «идеологической войной»). И поэтому я бы на первом этапе не дифференцировал бы  строго позицию «объективных» аналитиков глобализма, апологетов глобализма или людей, проповедующих противостояние глобализму, антимондиалистов. 
Каждый представитель этих групп не только оценивает, но и влияет на это явление. Но прежде чем, эти оценочные влияния, идеологические предпочтения схлестнутся, следует для научной достоверности все же выяснить, прийти к консенсусу относительно сущности разбираемого явления.
В этом отношении, мне кажется, очень интересны позиции людей, собравшихся сегодня на этом круглом столе. Среди нас есть объективные аналитики глобализма, есть его апологеты (хотя и с оговорками), есть крайние противники (как справа, так и слева).

Я хочу подчеркнуть следующий момент. Нынешний процесс глобализации фундаментально отличается (и концептуально и практически) от того, что под этим понималось в 70-е и  80-е годы. Я имею в виду теории конвергенции и т.д. В этом отличии коренится, на мой взгляд, глубокая драма всего  «Горбачев-Фонда» как структуры, лично Михаила Сергеевича Горбачева, его советников, его интеллектуального ядра. Это концептуальная  погрешность (незначительная с виду), стола нам страны, империи, стоила всего…

Эта фундаментальная концептуальная  погрешность сотсоит в том, что под «глобализацией» и «мондиализацией» на начальных этапах перестройки понималась концепция 70-х – 80-х годов, то разновидность теории конвергенции. 

Это означает, что субъективное понимание советским руководством оставалась в рамках левой, социал-демократической, демократической, плюралистской или многополярной версии глобализации.  Предполагалось, что различные народы, социальные системы и государства, различные этно-культурные образования в складывающийся постепенно, в органически образующийся «единый мир» привносят свои уникальные исторические, цивилизационные, промышленные, экономические, культурные и конфессиональные модели. «Глобализация» виделась как полилог многих и многомерных субъектов. Коспонсорами выступали бы два ведущих блока «холодной войны» -- США (НАТО) и СССР (Варшавский договор), отказывающиеся от идеологического и военного противостояния для гуманной цели спасения человечества. При этом предполагалось, что Запад берет от СССР положительные аспекты социализма, а ССР от Запада – положительные и эффективные аспекты капитализма и либеральной демократии. Но в этом процессе предполагалось участие и многих других стран и культур, которые должны были усилить свои позиции в мировом сообществе за счет отказа человечества от обоих доминирующих версий идеологического универсализма – как марксистского, так и либерального, за счет выработки «нового мышления». Предполагалось, что на базе такого глобального консенсуса устроится то, что можно назвать «мировым сообществом», об  управляемости которого заявил Георгий Хосроевич Шахназаров в своей программной статье в начале перестройки. К этой статье я много раз обращался в своей публицистике на протяжении всех этих лет.

 Но то явление, с которым мы сейчас имеем дело, резко отличается по своему содержательному, принципиальному и концептуальному характеру от того процесса, который предполагался в теории конвергенции в 70-х – 80-х годах. Нынешняя глобализация проходит под знаком очень четко идеологизированной, универсалистской и  вполне тоталитарной модели, отнюдь не плюральной, не всеобщей, не демократической, не многополярно, но под знаком неолиберализма, агрессивно претендующего на идеологическую доминацию в мировом масштабе. 

Нынешняя глобализация, глобализация конца XX – начала XXI столетия (не абстрактная, а та, с которой имеем дело в реальности)  это именно либеральная глобализация,  универсализация либеральной идеологии. Подчеркиваю, что не просто «либерал-демократической», а все более и более «либеральной» и все менее и менее «демократической», которая вытесняет все более и более социал-демократическое, демократическое начало. Эта глобализация не многополярная, а однополярная, основанная не на «новом мышлении», а на тотализации одной из половин «старого мышления», не освобождающая мир от давления сверхдержав, но подчиняющее мир колониальной власти одной из них, ставшей «гипердержавой». 

Когда о глобализации говорили в конце 80-х годов, то предполагали биполярную или мультиполярную глобализацию, в едином мировом сообществе должно было бы быть несколько полюсов влияния, больше двух, и никак не один. Сейчас же мы имеем дело с однополярной глобализацией. Геополитически она квалифицируется как атлантистская модель глобализации . Итак  мы имеем четко выраженный геополитический центр силы, находящийся в области Атлантики, с центром в США, и с периферией в англосаксонском мире, шире, в Европе.. Таким образом, это глобализация атлантистская.

 Эта глобализация имеет свою собственную философию или мировоззренческую модель. Это – либеральная модель понимания мира, либеральная система ценностей ценностей и т.д. 
Что в этом является объективным, а что субъективным объективно, могла ли теоретически глобализация сложиться по иному сценарию, или не могла  – это вопрос досужий. Америка стала куратором такой атлантистской либеральной глобализации, исходя из логики своего собственного развития, это апофеоз становления американского общества и американской идеологии, триумф американизма как цивилизационного типа.

Следует обратить внимание на тот зазор между США и Европой, о котором сегодня говорил господин Клесс (Бельгия, «Институт Политических Исследований») и который он описал в очень жестких терминах, чего я, честно говоря,  не ожидал от вполне политкоректного европейца (переводили немножко мягче, чем он говорил). Этот зазор  между Европой и Америкой в отношении глобализации действительно есть, потому что США являются доведением до предела, до чистой формы, до чистой парадигмы тех тенденций, которые были заложены в европейской истории Нового времени. Этот конфликт – конфликт между рафинированным результатом либерал-демократического процесса в экономике, политике, культуре, воплощенным в американском либерализме, преодолевшем (преодолевающем, все же точнее) социальную и демократическую линию, наличествовавшую в его истоках, и историческим отставанием или нежеланием делать последних шагов в том же направлении, «консервативная» приверженность формам демократической или социал-демократической культуры. Если внимательно приглядеться к вектору, привнесенному в европейскую цивилизацию Новым временем и эпохой Просвещения, мы вынуждены будем констатировать, что это, действительно, отставание. США абсолютизировали и в чем-то гипертрофировали этот импульс. Но они не оригинальны ни в чем, они лишь довели до последних выводов, то что было заложено в изначальном европейском импульсе «модерна».
Если рассматривать глобализацию исходя из принципов  эффективности тех моделей, которые она несет с собой, то снова мы придем к вопросу об эффективности либеральной модели. А это вопрос спорный, так как оценка зависит от системы критериев.  Если отключить критерий «социальной справедливости», то либерализм во всех отношениях эффективен (именно это имел в виду французский ученик Хайека Филипп Немо, говоря, что «социальная справедливость» глубоко аморальна). Но в глобальном контексте «социальная справедливость» расширяется до уровня огромных геоэкономических зон, откуда возникают концепции «богатого Севера», «золотого миллиарда» и т.д.

Новая экономика, а также новая модель интернационализации являются не просто эпифеноменами либерально-атлантистской глобализации, но  ее неотъемлимыми измерениями. Подчеркну, что та интернационализация, с которой мы имеем дело сегодня, есть специфическая форма интернационализации, основанная на либеральной модели – не на демократической и даже не на социал-демократической, а только на либеральной. И действительно она больше напоминает карфагенский финансово-торговый капитал, нежели индустриальные периоды развития капитализма, здесь я согласен с Кагарлицким. 

Господин Караганов заметил вскользь, что «американцы, мол, более приспособлены к глобализации». Это почти тавтология. Американцы являются, собственно говоря, двигателями и создателями, разработчиками той модели, которая глобализуется, и  совершенно естественно, что человеку гораздо легче адаптироваться к себе самому, чем к кому-то другому, это даже не адаптация, а универсализация своего собственного привычного архетипа, не требующая никаких усилий.

Что касается вопроса практичности, применимости и эффективности тех моделей новой экономки, которые являются неотъемлимыми от процесса глобализации, здесь я хотел бы подчеркнуть следующий момент. Эффективность этих моделей налицо. Но является ли эффективность той или иной модели последним критерием в моральной и этической оценке всей системы целиком? И вот тут мы сталкиваемся с очень серьезным философским вопросом. Да, является, но только для определенной исторической и географической  культурной модели. (Вспомнить как Макс Вебер и следующий на ним Вернер Зомбарт культурно, географически и исторически локализовали капитализм и буржуазную модель ведения хозяйства, обнаруживая связь с конкретной кульутрно-религиозной средой -- с протестантской этикой). 

Есть мифо-религиозные комплексы (протестантского или деистского образца, где трансцендентное, посмертное измерение в его влиянии на земную жизнь, на этику земного домостроительства минимализировано или вообще сведено к нулю), сопряженные с определенной оценкой имманентного успеха, конкуренции, жизненной борьбы, рациональной культуры, которые действительно вкладывают в понятие эффективности этическое начало. То, что эффективно, то и хорошо. Это некий рационалистический, прагматический, контекст, бывший когда-то для традиционного общества  революционным и категорически неприемлемым. Это либеральная мораль, либеральная метафизика, либеральная этика, коренящаяся в протестантизме, но давно уже секуляризированная и ставшая массовым клише, парадигмой западного мира, причем американского и англосаксонского значительно в большей степени, нежели континентально европейского (французского и германского).

Хочу подчеркнуть, что большинство человечества не только живет в отсталых условиях и не пользуется благами глобализации, но взращено и воспитано на культурных моделях, прямо противоположных западной либеральной культуре и ее метафизике. И в этих незападных культурах,  эффективность, прагматизм, личное обогащение, социальный оптимизм, номократия, долгматика «прав человека», социальный эгоизм, рациональная оптимизация  экономического устройства и т.д. вообще не входят в систему основополагающих этических критериев при оценке того или иного общественного устройства. Так называемые «бедные страны» не только бедны де-факто, потому что менее эффективны, но они еще «бедны» и в духе, поскольку они не наделяют богатство онтологическим весом, не считают его высшей добродетелью. Они «бедны» уже потому, что не отождествляют свои ценностные системы с ценностной системой либерализма. И их бедность не историческая случайность, но результат их парадигмальных культурных установок.
Здесь стоит поставить серьезный вопрос. Каким образом глобализация пошла именно по такому пути? Почему получилось, что  эта глобализация стала действительностью именно как глобализация либерализма?  Мы присутствуем при становлении либерализма  и атлантизма всемирным явлением. И реализуется это отнюдь так, что весь мир, человечество приходит в органично к демократическому консенсусу, но «единый мир» начинает навязываться нам «неоколониальными методами», как сказал господин Клесс. В этом историческая драма (многие квалифицируют ее как преступление) горбачевских реформ: предполагали одну глобализацию, а вышла совершенно другая. 

Осмысление этого зазора мне представляется очень важным, и  в высшей степени показателен тот факт, что мы обсуждаем эти проблемы в таком неожиданном составе (Шахназаров, Медведев, Караганов, Симония, Кагарлицкий, Кара-Мурза, Кожинов, представители академической науки).
Я полагаю, что оценивая глобализм в таких парадигматических категориях, мы можем выдвинуть некий этический, подчеркиваю, цивилизационный (и геополитический в том числе) императив антиглобализма. Этот императив антиглобализма является не только продуктом абсолютизации (или универсализации) принципа сохранения локальных отличий, т.е. это не только «неглобализм». Дело не в том, что  нечто отставшее, преодоленное сопротивляется новому, преодолевающему. Или, по крайней мере, не только в этом. 

Я полагаю, что императив антиглобализма представляет собой некую совокупность цивилизационных, ценностных, а потом уже прагматических, экономических и социальных, хозяйственных факторов, которые по тем или иным причинам противоречат постановке знака этического плюса рядом  с истоковой парадигмой либеризма (экономической, социальной, культурной, антропологической и философской) и атлантизма (в геополитической и стратегической сфере), и соответственно отказываются признавать положительное значение за процессом  ее планетарной тотализации.

Известно, что человек – существо этическое, свободное.  В способности к свободе состоит наше высшее достоинство, отличие от неких чисто природных существ и явлений. Поэтому, когда мы имеем дело с неким процессом, пусть даже очень глобальным и объективным, с жестким прессингом обстоятельств, каждый человек имеет внутреннее право сказать этому либо «да», либо «нет», оправдать морально, либо воспротивиться.

Проблему глобализации мы также должны рассматривать не только описательно, но и этически, а значит, проективно. В этом отношении следует утвердить этический императив антиглобализма.  Антиглобализм  является предельно широким явлением. То, что мы видим в Сиэттле и в Праге, это лишь вершина айсберга. Это симптом, но не само явление. И все же обратите внимание на то, кто в этих протестах участвует. Помимо левых, анархистов, ситуационистов, маоистов там есть националисты, экологи, фундаменталисты, регионалисты, представители самых разных и этических, философских, социальных и профессиональных направлений.

Федотова В.Г. (реплика). Молодежь, фашисты, женщины.

Дугин А.Г. Молодежь, фашисты, безусловно. Уважаемая профессор Федотова перечислила в своем выступлении тех, кто проиграл исторические битвы с либерализмом. Коммунисты, фашисты, традиционалисты… Все они участвуют в антиглобализме. А также  женщины (феминистки), транссексуалы, исламские фундаменталисты. Если рассмотреть блок антиглобализма, то окажется, что на планете живут  миллиарды людей, которые говорят процессу глобализации– решительное и культурно обоснованное «нет». Позиции здесь могут широко варьироваться: от регионализма, до сторонников сохранения национального государства, государства-нации, от леваков  до представителей национального капитала, от авангардистов до фундаменталистов… Самое любопытное, что элементом антиглобализма (по атлантистской модели) становятся и представители тех течений, которые  выступали в прямо противоположной роли лет 15-20 тому назад. Сторонники демократической версии глобализации – такой, где где каждая цивилизационная структура смогла бы отстаивать свою идентичность в многополюсном мире «цветущей сложности» (К.Леонтьев)  сегодня сами примыкают к лагерю всех проигравших (включая коммунистов, регионалистов, анархистов, националистов, фашистов, фундаменталистов, социалистов, коммунистов, социал-демократов и других меньшинств, которые называются в «новом мировом порядке» людьми, «лишенными наследства»). Огромная часть человечества (большинство) в этом процессе глобализации лишена наследства, превращены в обездоленных в самом широком смысле, в том числе культурном, экономическом, социальном и трудовом. Это большинство, которое проигрывает. Dispossessed Majority. 

Я являюсь этически сторонником антиглобализма, и мои инициалы, АГД, как  заметили мои друзья,  расшифровываются как «Анти-Глобалистское Движение». 

Я убежден, что существует этический императив антиглобализма, куда входят не только все проекты неглобализации, но и  проект альтернативной глобализации --  демократической, социальной, евразийской, многопоялрной. 

Императив антиглобализма предполагает разработку философии антиглобализма. Сегодня налицо философия глобализма  – это философия либеральная или неолиберальная, радикал-либеральная. Симметрично этому все, что не является либеральной философией в ее ортодоксальной форме (а это огромное число философских течений), должно быть сплавлено в единое интеллектуальное синтетическое инновационное поле. Данное поле стало бы отправной точкой для рождения философии антиглобализма, идейным гумусом. В это поле могут быть включены самые разнообразные дисциплины – экономика, культура, социология, право, политология, этнология, антропология, геополитика и т.д. У философии глобализма есть ответ на все вопросы. В философии – индивидуализм, минимальный гуманизм. В области права – номократия. В области экономики – свободный рынок. В области стратегии – блок НАТО, логика анаконды, контроля над Евразией посредством управления береговыми зонами всего материка и т.д. Столь же универсальным и емким должен быть и антиглобалистский ответ. И если на том полюсе мы имеем дело с догматами, на нашем полюсе, напротив, мы должны быть максимально гибкими и готовыми к синтезу, должны открыть пути концептуальному творчеству, инновационным процессам, предоставить свободу воображению…

Я уверен, что самым перспективным направлением в этом вопросе являются евразийские исследования, которые в нашей стране сейчас активно ведутся, и я в этом активно участвую. Евразийство  само по себе синтез восточных и западных идей, славянского и тюркского факторов в русской Государственности, четкому утверждению национальной идентичности, и открытости к иным культурам, державный централизм и этно-конфессиональный плюрализм, избирательная закрытость к Западу, и избирательная открытость к Востоку и т.д. Очень плодотворны иные пути  идеологического синтеза. Например, синтез «правых» и «левых» в рамках европейской «Nouvelle Droite» (не путать с англосаксонской new right, это напротив, версия крайних либералов). В антиглобализме важно все и мажоритарные, массивные компоненты, и микроскопические элементы созвездия новых интернетовских сообществ… Например, хакеры, атакующие сайты Майкрософта, Макдональдса или Пентагона (во время антисербской агрессии), это точечный, часто индивидуальный, но очень яркий и эффективный  протест против глобализации и ее символов. Важно, что в данном случае против атлантизма используются технические средства, связанные именно с логикой создания «единого мира»…

В свое время я привозил в Москву одного правого бельгийского политического деятеля Жана Тириара. Когда было еще не понятно – выиграют патриоты или нет в прямом политическом противостоянии с либерал-реформаторами западниками. Это был 92-й год. Тириар втолковывал нашим патриотам-державникам важную вещь: «Вы не понимаете серьезности происшедшего. Вы думаете только в границах вашего общества… Нас всех атакуют глобально. Если вы будете отстаивать только ваши национальные ценности, вы провалитесь. Мы должны на этот глобальный вызов дать глобальный ответ. И этот ответ, чтобы быть весомым и судьбоносным должен быть не только не русским, но паневропейским, евроазиатским, в конечном итоге, мировым и интернациональным». Он имел в виду философию антиглобализма. НО не был понят, увы.
О выработке такой философии вопрос стоит отдельно. Мне кажется, что, может быть, стоит посвятить этому какое-то специальное заседание.

Последнее, что я хочу сказать. О месте России в процессе глобализации. Бжезинский пишет о необходимости расчленения и фактически уничтожения России отнюдь не из злого намерения, не из рессантимана. Это не злая воля одного конкретного человека. Дело в том, что в этом процессе глобализации у России нет ни геополитического, ни экономического, ни культурного, ни исторического, ни цивилизационного, ни социального места. Я говорил со многими западными и американскими политологами, и когда я спрашивал – есть ли у вас позитивные проекты для России? Неизменно получал отрицательный ответ. Их позитивный проект для России по большому счету сводится к утверждению: перестаньте быть тем, кем вы были и есть, перестаньте идти своим путем, не существуйте, и тогда будет все хорошо. Тогда не будет ни ядерной катастрофы, ни страданий, ни международных санкций, ни других проблем. Один, как он сам представился «русофил» и влиятельный республиканец предлагал: «Вы уничтожьте свое ядерное оружие, а мы защищаем вас от Китая в отместку. При этом вы должны превратиться в несколько небольших компактных государств, а мы вас будем защищать и развивать». И это говорят люди, еще  симпатизирующие нам! У России в глобализме, построенном по либеральной атлантистской модели (а именно такой глобализм сегодня действителен, остальные версии представляют собой чисто теоретические построения), места нет никакого.  В этом я глубоко убежден. Но у нее есть  иное место -- традиционное, отвоеванное страданиями наших предков, наших коммунистов и наших монархистов, наших белых и наших  красных, дорогой ценой оплаченное --  место в авангарде (в геополитическом, концептуальном, философском, духовном  концептуальном авангарде) антиглобалистского движения. 

Вся наша история, начиная с великой схизмы между Византией и Ватиканов, пропитана стремлением идти собственным путем, не западным путем. И двигаясь по своей исторической стезе мы постоянно универсализировали свой собственный вселенский идеал. Когда-то мы расширили его от этнически-русского (Киевского) до имперского Московского. Потом до  Российской Империи. Потом до советского. И присутствие наше расползлось на полмира… Я  убежден, что задача и место России, безусловно, в авангарде этой всеобщей тенденции к отрицанию неоколониального атлантистского мондиализма и атлантизма. В конечном счете, вместо одномерной атлантистской глобализации, мы, русские, должны предложить миру альтернативный проект – многомерной, евразийской глобализации. И стать первой стратегической платформой для реализации этого проекта.

Я недавно говорил с одним очень крупным политическим деятелем из Израиля, советником Премьер-Министра, ответственным человеком, влиятельным аналитиком. Он, мне кажется, идеально сформулировал то, с чем мы имеем дело сегодня. Я бы с радостью подписался под его словами. Он утверждает, что сейчас есть основной процесс мировой политики -- процесс глобализации. В этом процессе есть один единственный субъект, и этот субъект мы видим – это Соединенные Штаты Америки и та часть мира, не только европейского, которая разделяет либеральные тенденции, американский идеал, american way of life.   Dсе остальные страны и государства, в том числе Россия или Израиль, или государства исламского мира с ярко выраженной исторически сложившейся цивилизационной субъектностью, являются сегодня объектами этой глобализации. И у них нет иной перспективы, кроме как распрощаться со своей субъектностью, превратиться в объект. Мы можем рассуждать и грезить о том, что мы тоже будем малыми субъектами, но у нас нет реальных оснований, в том числе и силовых. Субъектами в этом жестком конкурентном мире становятся путем силы, в том числе экономической, политической, концептуальной, интеллектуальной и т.д. И сами по себе, конечно, ни Израиль (маленький, это понятно, но с уникальной духовной культурой), ни огромная, но растерянная и разложенная Россия поодиночке никак из этой позиции объектов глобализации выбраться не смогут. 

В этом отношении возникает необходимость нового специфического евразийского интернационала тех стран, культур, народов, конфессий, которые не желают быть объектами глобализации и хотят отстоять свою идентичность, свою субъектность. Вопрос стоит критично и остро как никогда. 
 

Шахназаров Г.Х. Я воспользуюсь своим председательским правом. У вас получилось так, что была глобализация понимания горбачевцев, в чем наша драма 70-х годов, мы думали, что дело пойдет демократически, так сложится мир. Но этого не получилось, вышло не по-нашему, получилась либеральная. А та, демократическая, она, что, не имеет никаких шансов возродиться, ее нет вообще? Значит ли это, что все процессы сближения, формирования новых каких-то явлений в мире, те же самые Интернеты и т.д. Все это антироссийское, антинародное, «анти» всех нас хороших людей в мире, и что выхода нет, собственно говоря.

И второй вопрос. Когда вы говорите, что мы можем найти свое место в авангарде антиглобалистского движения. А что это такое? Что это за идея – антиглобализм? Я понимаю, мы были в авангарде социалистического движения. У нас был очень неплохой, позитивный идеал, вокруг которого сплачивались действительно огромные социальные силы и т.д. А кого можно вдохновить антиглобализмом? Я думаю, что те явления, которые есть (Сиетл и т.д.), в том-то и дело, что они не знают, против чего они борются. Они борются не против глобалистских процессов самих по себе, потому что это – процессы, если хотите, здесь уже говорилось много раз, - это исторически предопределенные процессы, с которыми невозможно бороться. Или надо тогда Интернет отменить. Как вы считаете, запретить его, выкинуть технику современную?

Дугин А.Г. Относительно демократических процессов. Я полагаю,  что в рассмотрении теории конвергенции была совершена колоссальная концептуальная ошибка. Это  идентификация истоков противостояния Востока и Запада, то есть советского лагеря и западного лагеря только в идеологической сфере. Не был учтен геополитический аспект, то есть та геополитическая линия, которая обнаруживает преемственность определенной конфликтологической идентичности между сухопутным миром и морским миром на самых разных периодах истории и под самыми различными масками. Это первое. 

Что касается будущего «демократической глобализации». На мой взгляд, оно есть, но эта линия должна перейти от розовых оптимистических тонов к критическим, драматическим, воинственным и на самом деле встать в  общее антиглобалистское движение, поскольку, подчеркну, любые демократические и социальные аспекты глобализации, положительные аспекты, которые остались по инерции в нынешнем глобализме, постепенно либо маргинализируются (смотрите историю фактического роспуска ЮНЕСКО, деградацию роли ООН), либо обретают новый революционный, подрывной для атлантизма характер. Интернет интересен тем (я его, кстати, активно использую), что благодаря этой технологии постепенно создается некое антиглобальное, антилиберальное сообщество, а сеть позволяет нам объединить силы. Кроме того, демократический потенциал Интернета состоит в интерактивности, в технологическом уравнивании возможности крупных финансовых и политических корпораций или мондиалистских медиакратических гаджетов с  творческими потенциалом одинокого анархиста… Красивый, ладно сделанный и интересный сайт самой неполиткорректной тематики будут посещать не меньше официального сайта «Геральд Трибьюн» или «Файненшнл Таймс». Я думаю скоро ситуация изменится, и с антиглобалистским интернетом (куда входят не только сознательные политические силы антиатлантистской направленности, но и хакеры, компьютерные пираты, множество разновидностей маргиналов) начнут бороться. Важно не упустить время, пока Интернет сохраняет по инерции демократическое измерение…

Шахназаров Г.Х. Антиглобальное – это антиамериканское. И опять раскол мира на две части.

Федотова В.Г. У меня несколько вопросов. Первое. Это дружное объединение против общего врага делает ли объединяющихся действительно друзьями? И поскольку они имеют самые разные начала, каким образом ваша евразийская интенция их может объединить? Она может вызвать массу противников. И, мне кажется, что тут очень большая опасность перейти от глобализации как типа порядка, пусть жестокого и несправедливого, просто к анархии. И третий вопрос. Как вы относитесь к концепции столкновения цивилизаций Хантингтона в вашем контексте.

Дугин А.Г. Первое. Конечно, это не само собой разумеющиеся вещи. Но принцип общего врага -- я бы его не недооценивал. Очень часто в истории он лежал в основе многочисленных противоположных альянсов. Что было общего у коммунистического сталинского Советского Союза с либерал-демократическим Западом, с США и Англией? И тем не менее, общий враг – Гитлер – объединил нас стратегически. Я не говорю, что антиамериканский альянс  должен быть вечным, абсолютным… Как только будет уничтожена (если она будет, конечно) угроза атлантизма, либерального конца истории, мы можем придти к восстановлению многообразия, к выработке позитивной программы. Я не исключаю, что будет какая-то промежуточная фаза хаоса и анархии. Но, тем не менее, эта фаза совсем не обязательно должна возникнуть, ведь каждая из мировых систем, каждый народ или каждая социальная структура органично развивается и вырабатывает свою собственную модель. Порядок же бывает не только либеральным. Он бывает совершенно различным. Каждая культура несет в себе свой собственный порядок.

Что касается Хантингтона, у меня есть статья с развернутой критикой Хантингтона в журнале «Элементы» №7. Я вижу эту проблему  иерархически. Есть Фукуяма с его «концом истории». Это некая оптимистическая (явно поспешная) триумфальная абсолютизация либерализма. Есть «антифукуяма», то есть антиглобалистское движение, евразийство, новый синтез. Между ними находится либерал-пессимист Хантингтон. Он -- скептик, который говорит: да, нам надо двигаться к Фукуяме, но не надо забывать, что у противоположного нам, атлантистам, лагеря, есть свои серьезные цивилизационные основания для сопротивления, для отстаивания своей идентичности. Просто так от двухполярного мира к однополярному миру не перейти, нам придется еще пройти через драматический период выравнивания различных цивилизационных полей.  На мой взгляд, по большому счету, у Хантингтона с Фукуямой конечная цель совпадает. Эта общая цель тотализации западного либерального, американского типа цивилизации. Но Хантингтон больше пессимист, он видит больше препятствий на этом пути...

Симония Н.А. (реплика) Это японец американского происхождения,    а с молодежью все в порядке. История окончилась.

Дугин А.Г. Ни тот, ни другой не ставят под сомнение ценности западной цивилизации и необходимости конечного триумфа  западных ценностей.

Шахназаров Г.Х. Одну секунду. У нас осталось 30 минут до 3-х часов. В 3 часа я приглашаю всех на небольшой фуршет, поэтому давайте укладываться. Очень коротко – по 2 минуты.

Кагарлицкий Б.Ю. Очень конкретная поправка, когда я говорил – широкое движение, куда входит – да ничего подобного. На самом деле, да, широкое движение, но, во-первых, никакого взаимодействия, сотрудничества и даже просто физического сосуществования между, скажем, фашистами, правыми националистами и левыми антиглобалистами не было, нет и не будет ни при каких условиях. В том числе, кстати говоря, по этическим принципам, которые являются абсолютно фундаментальными для этого движения. Да, действительно, мы выступаем против глобализации по этическим проблемам, поэтому никакого разговора даже близкого с фашистами не может быть в принципе. Обратите внимание, в Праге   фашисты и правые националисты вместе с полицией били участников антиглобалистских движений. Это факт, понимаете. И здесь никакого диалога не будет.
Просто конкретно. Что за люди, которые не известно что говорят? ….. в конце концов, ваш покорный слуга, люди с определенными четкими взглядами. Это – левые. Спектр левизны разный – от достаточно умеренного Бэлла до общерадикального Маркоса, но это - люди традиционных левых взглядов. Другое дело, что эти традиционные левые взгляды формулируются в эру Интернета по-другому. И ничего другого здесь нет, уверяю вас, на уровне реальных движений не будет. Спасибо.

Дугин А.Г. «Новые правые» (Nouvelle Droite) в Европе полностью поддерживают антиглобализм. Это новые европейские правые, они, конечно, не фашисты, они антифашисты. Я согласен, что «новых правых» нельзя равнять с фашистами… Существуют, видимо,  просистемные фашисты, т.н. «крайне правые». Для них «антикоммунизм» такой же пункт как «антифа» для леваков, и на этом основании и те и другие готовы идти на самые конформистские альянсы с Системой. Но большинство националистов все же, безусловно, антимондиалисты. Все левые фашисты, национал-революционеры и национал-большевики, безусловно… Это типичная антиглобалистская сила. Но все же в целом позиции антиглобалистов неквалифицируемы. К кому Вы отнесете Зерзана, Парфри или Хаким Бэя? Хаким Бэй, с одной стороны, анархист и ситуационист, с другой стороны, генонист, то есть традиционалист ультраконсервативного плана, и левый, и правый. Надо читать его «Millenium». Борис, я согласен с вами, что антиглобализм в значительной степени  действительно левый. Существует, конечно,  буржуазный фашизм, который будет защищать эту глобализацию, пока она выгодна капиталу. И с такими нам не по пути. Но я таких, честно говоря, не знаю, хотя, видимо, всякие люди есть…  Но левое в антиглобализме весьма оригинальное, эволюционизировавшее…В этом идейном котле возникают замечательные онталогические, национальные, этнические, религиозные элементы, которые не были характерны для традиционных гошистов  и которые, мне кажется, надо еще осмыслять и теоретизировать. 

Гельман А.И. Первый вопрос. Вы допускаете ядерную войну между глобалистскими и антиглобалистскими объединениями?

Дугин А.Г. Я полагаю, что Запад, как субъект глобализации, может использовать ядерное оружие и в превентивных целях против своего потенциального антипода, т.е. против нас. Мы видели уже, что однажды тот же самый исторический субъект – США -- использовал ядерное оружие против мирного населения в Хиросиме и Нагасаки.

Гельман А.И. И второй вопрос. Если вы считаете, что Гитлер мог объединить Запад и Восток, нас и Англию, почему вы считаете, что опасность ядерной войны не может объединить сушу и море?

Дугин А.Г. Я полагаю, что политическая история делается все-таки на основании силового баланса. Я считаю, что фактор доброжелательных, гуманитарных, утопических идей, его значение в real politic преувеличены. Взять тот же самый ялтинский мир, систему ООН, которые сейчас распадаются. Этот ялтинский мир основан на юридическом закреплении определенных силовых и геополитических закономерностей, исходя из расклада сил после 45-го года. Если бы исход войны был иным, мы имели бы иное международное сообщество с иным международным правом. Это вещи являются производными от силы. Мы, конечно, можем говорить об опасности ядерной войны, о выживании человечества, но для этого должна быть определенная сила, определенная мощь. Сегодня этим аргументом (ядерная война) пользуются те, кто являются представителями субъекта глобализации. Они говорят, если вы не пойдете за нами, мы будем вынуждены применить ядерную силу. Это шантаж, и ничего более.

Гельман А.И. У нас (на этой стороне) тоже есть ядерное оружие. Фактически вы считаете, что война ядерная – это нормально.

Дугин А.Г. Я считаю, что наличие у России и других стран  антиглобалистского лагеря (потенциального или актуального) ядерного потенциала – это залог мирного развития человечества и главная гарантия его спасения от уничтожения в процессе ядерной чумы.
 

х    х   х

Дугин А.Г. Вопрос такой. Либеральная модель, либеральная экономика – есть проекция от либеральной идеологии и философии. Другие альтернативные, культурные формы имеют свои этические представления, и философия хозяйства, вытекающая из этих культурных форм, не может являться более ли менее конкурентоспособной, потому что мы определяем принцип конкурентоспособности, заведомо исходя из какой-то одной модели. Сталин в свое время говорил, что «самый последний советский человек более свободный, чем первый, но не советский». Он был в чем-то прав, каждая социо-культурная система обладает своей собственной структуру критериев, которые подчас не переводимы лобовым образом в структуру критериев иной системы.

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    Архив пуст