23 сентября, суббота
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Литература | Александр Мартыненко | Ягоды репейника | Феномен интеллектуальной евразийской культуры | 11.09.2009 Напечатать текущую страницу
Александр Мартыненко

Ягоды репейника

Феномен интеллектуальной евразийской культуры

При почти абсолютном господстве в "интеллектуальной" прозе дня сегодняшнего постмодернистских тенденций и ориентиров, сводящихся, по сути, к холодной и ироничной игре различными культурными кодами, обращение к метафизическим вопросам стало "как бы" немодным и невостребованным. От массового читателя отторгается пласт вдумчивой художественной литературы. Следовательно, в культурном пространстве создается информационный дисбаланс. Потенциальные читатели оказываются не знакомыми с серьезной информацией из области интеллектуальной культуры.

Отрадное исключение представляет творчество поэта и эссеиста Камиля Абидулловича Тангалычева и, в частности, его книга "Ягода репейника", вышедшая в городе Саранске.

Как и предыдущая работа писателя, книга "Стихия", "Ягода репейника" представляет собой текст, с первых страниц обращающий читателя к вечным вопросам – о сути и смысле бытия, о соотношении Бога, вселенной и человека.

Философская проза Камиля Тангалычева пронизана пантеистической идеей нераздельного единства божественного и земного:
"Но у тебя нет иной плоти, кроме той, из чего сотворен белый свет".

Представления о том, что мир создан из Творца и Творец – есть мир, мы можем встретить в учениях самых разных эпох и культур – от всего многообразия языческих мифологий до суровой отрешенности мыслителя Индии XII века Рамануджи, от эзотерического (тайного) мистицизма суфиев до вселенских моделей титанов Возрождения. Но в книге, о которой идет речь, звучит и другой, казалось бы, прямо противоположный мотив: Бог покинул мир.

"Ведь когда ты покинул мир, и мир покинул тебя. И выживал без тебя".

Ощущение "оставленности" мира Богом становится здесь своеобразным рефреном:
"Ты никогда и не приходил в наш мир; ты прошел мимо него, как прошел мимо деревни, которой лишь однажды указал место – где ей быть возведенной".
"Весь наш мир – как угасающая деревня в глуши; в таком мире я сегодня и живу; только здесь я могу узнать о тебе, что ты – бесконечно уходящий из мира".

При внешней парадоксальности, между этими двумя линиями книги (позволим себе обозначить их как "пантеистическую" и "трансцендентную") нет противоречия, поскольку это – разные уровни познания Бога, разные аспекты видения божественного. Ведь неслучайно в недрах той же суфийской традиции, проповедовавшей восторженное слияние души мистика с Всевышним, родились грустные хайямовские строки:

Добро и зло враждуют, мир в огне…
А что же небо? Небо в стороне.
Проклятия и радостные гимны
Не долетают к синей вышине
.

Лирический герой книги – Поэт – обостренно воспринимает растущую отдаленность мира от Бога:
"Но я был – взбунтовавшаяся песчинка, которая летела творцу в глаза".
"Взбунтовавшаяся песчинка летела творцу в спящие глаза, давно не смотрящие на этот мир…"

На наш взгляд, эти строки созвучны философской поэзии Мухаммада Икбала Лахори, крупнейшего мусульманского мыслителя ХХ века, в которой зачастую под внешне "богоборческими" мотивами и образами просматривается пронзительная любовь человеческой души к Всевышнему и Всевышнего – к человеку. Таков и Бог в "Ягоде репейника" – Бог ушедший, покинувший людей, но не перестающий любить их:
"За тысячи лет ты никогда не вмешивался в жизнь людей – как царь, как властелин. Всю власть ты отдал нам. Если ты где-то и был, то лишь в молитвах умирающих старух".
"Ты оставил людей творящими".

Книге "Ягода репейника", как и всей прозе Камиля Тангалычева, свойственна особая «нравственная заостренность», неразрывная связь онтологических вопросов с этикой:
"Почему в нашем мире зло часто подавляет добро? Потому что злу безразлично твое (Бога – А.М.) существование; а добро находится в неведении о том, что ты – ушедший".

При этом мировоззрение Поэта не укладывается в рамки тех или иных конфессиональных ценностей. Более того, Поэт допускает преходящий характер религий, господствующих над умами на протяжении веков:
"Когда-нибудь, как эта деревня, старуха, лопух и бабочка, исчезнут и наши религии. И они – уходящие, и их однажды не будет, как однажды не будет наших близких людей".

Духовный мир Поэта – вселенная, и потому мировосприятие Поэта неизбежно вступает в конфликт с устоявшейся традицией, даже на уровне символа:
"Отныне центр мира – не Иерусалим и не Мекка, а сердце поэта, которое – его родина".
"Я мог бы и не знать Иеговы, Саваофа, Христа, Моисея, Мухаммеда. Я знаю о тебе то, что ты сказал мне о себе на моем языке и на моей родине".

Образ Поэта занимает едва ли не главное место в текстовом потоке «Ягоды репейника»; ведь, по сути, весь этот текст – обращение Поэта к Богу.

Поэт всегда одинок. В своем одиночестве и самоотстраненности он подобен странствующему самураю средневековой Японии, о котором в трактате XVII века "Хагакурэ" (Сокрытые в траве) сказано: "Нет существа более одинокого. Он как тигр, что бредет по лесу". Это очень древний образ: среднеазиатский завоеватель Бабур-шах посвятил своему другу и соратнику, великому поэту Алиширу Навои, слова: "Прекрасно он прошел свой жизненный путь – одиноко и налегке". Таков и лирический герой "Ягоды репейника" – это поэт-сирота, "человек с тонкой кожей". Путь Поэта бесконечно далек от исхоженных обывательских троп:
"А уход в ночь – это мое дело. Я люблю уходить в кромешную темноту".
"Я живу среди безлюдья. Чтобы не потеряться в мире, не пропасть, скрыться – и видеть только себя; чтобы себе быть и народом, и человеком. Так и поэт сам себе народ в исчезающем мире…"
"Хорошо ли жить в безвестности? Никто не знает, где могила Чингисхана. Пыль летит…"
"Пустой деревенский дом – как моя тоскующая душа, продуваемая временем".
"Кто я сегодня на свете – не кочевник ли? Среди безлюдья, в лесной глуши, я будто бы кочую во вселенной…"

Отсюда – и образ, вынесенный в заглавие книги:
"Я хочу стать репейником, чтобы меня обходили все, но – репейником, знающим, что есть луна, солнце, вода. Я готов быть безобразным, но – чтобы быть всегда".

Своеобразие "Ягоды репейника" заключается в самом тексте книги. С одной стороны, он носит вневременной характер: ведь мысли и ощущения лирического героя могли возникнуть в любую эпоху, в любой культуре и на любом языке. Но здесь же мы видим неразрывную связь с эпохой, с нашими совсем недавними (что такое для истории 20, 30, 50 лет?) реалиями. Ушедшее советское время напоминает о себе на протяжении всей книги, принимая образы то сирот войны, то "красной эпохи с палачами", то пионерского галстука, причудливо трансформирующегося в сознании Поэта в некий метафизический символ. И здесь же органично проявляется приверженность Поэта (этого вселенского одиночки!) к корням:
"И сегодня помню страх – уйти в ночь без молитвы".

И его же приверженность предкам: прошлое Поэта, прежде всего – это "время отца".

К слову, нынешнее время России почти полностью выпадает из контекста размышлений книги. Едва ли не единственным упоминанием о связи Поэта с днем сегодняшним стали слова:
"Миру предстояло измениться, сокрушение старых основ было предначертано".

Главное содержание пути Поэта – конечно, творчество. Но "радость от сотворенного длится недолго". В центре творчества Поэта – слово. Но "поэт – каторжник возле слова".
"Слово тревожило землю, отягощая ее сочиненной истиной…"
"И все равно бытие протестовало против слова – своей немотой, глухотой и слепотой. Сахара не откликалась на свое название; небо не откликалось; и океан бурлил не от слова человеческого".

За трагическим мироощущением Поэта, однако, скрывается и жизнеутверждающая мысль:
"У всех миров тропа одна – в бессмертное будущее".

Философская проза "Ягоды репейника" во многом отражает уникальность нашей культуры – культуры многопластовой и многоаспектной, культуры евразийской, где славянские и тюркские, православные и исламские традиции не сосуществуют обособленно, а образуют общее культурное пространство, порождающее столь своеобразные произведения.

Текст "Ягоды репейника" многими нитями связан с философским наследием прошлого. Это и свойственная книге афористичная подача материала – та самая манера философствования, которую мы можем проследить от Будды и Конфуция до Ницше и Розанова. Это и принципиальное отсутствие четкого структурирования текста на главы и разделы: подобно книгам французского философа-традиционалиста XX века Рене Генона, "Ягоду репейника" можно читать с любого места и, если угодно, даже в обратном порядке – каждый отрывок этого метафизического потока сознания остается автономным и самоценным при несомненном и органичном единстве всего текста.

"Ягода репейника" Камиля Тангалычева, как и все его художественное творчество, – новое и, безусловно, очень интересное явление в интеллектуальной культуре России начала XXI столетия.

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    27 ноября 2010, 12:58
    Литература | Наталья Макеева | Художественный текст перешел из соучастия в десакрализации к ресакрализации, а размывающий крайности постмодерн следует использовать во благо, а не отвергать как зло | 27.11.2010
    1 ноября 2010, 20:31
    Литература | Возвращение домой | Некролог: памяти Евгения Головина | 01.11.2010
    3 декабря 2009, 00:01
    Литература | Камиль Тангалычев | Восход луны над бездной | Дьявол не знал, что книги можно писать только для Бога, а книги дьявола Богу не нужны | 03.12.2009
    23 сентября 2009, 12:04
    Литература | Наталья Макеева | Потусторонняя жизнерадостность | Творчество не имеет никакого отношения к повседневной жизни – оно просто ее часть | 23.09.2009
    2 сентября 2009, 13:36
    Литература | Александр Мартыненко | Ягоды репейника | Феномен интеллектуальной евразийской культуры | 11.09.2009
    Литература | Юрий Мамлеев | Путешественница в незнаемое | Когда рацио в полном замешательстве | 19.07.2009
    Литература | Дмитрий Силкан | "Сияющий бес" среди староверов, символистов и консерваторов | Прозаик Юрий Мамлеев представил свою лучшую ученицу из колонок | 21.06.2009
    4 апреля 2008, 15:30
    Литература |
    29 августа 2007, 20:04
    Литература | ''Завтра'' | ''Постмодернизм – это отказ от ссылок на будущее'' | Очень много имён в короткой беседе | 29.08.2007
    24 мая 2007, 22:30
    Литература | Владимир Дмитренко | Маньеризм по-советски | Французский символизм из метафизической коммуналки на Южинском | 24.05.2007
    ВЕСЬ АРХИВ