22 ноября, среда
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
А.Г.Дугин | Философия Традиционализма | Иные миры:2 Напечатать текущую страницу
Философия Традиционализма - Новый Университет
А.Г.Дугин
Философия Традиционализма, М., 2002

Лекция 13. 
Иные миры

(окончание)

<< Начало

Поликосмизм  

Теперь обратимся к "иным мирам". "Иные миры" это революционная, мистически оформленная мысль (или, скорее, догадка) о потенциализме. Потенциализм (по вполне понятным причинам) предполагает неединственность нашего мира. Как только мы перемещаем центр тяжести реальности из действительного в возможное, открываются беспредельные перспективы многообразного творчества, которые и есть различные сгустки, полюса, узлы созидательной энергии, действующей сферически и тайно образующей в пределе неопределенно большие поля действительного - множественные миры, поля поликосмизма.

Актуализм представляет собой темницу души, актуалистский монокосм препятствует творческой способности космотворчества. Там, где душа обретает свободу, она не просто сталкивается с иными мирами как с иными актуальностями, она обретает гораздо более глубокую и существенную способность - она может актуализировать новые миры сама. Но здесь следует обратить внимание на качество освобождения - обычная смерть не является таковым. Только та душа, которая при жизни встала на путь метафизической реализации, волюнтаристски утверждая иллюзорный характер монокосма и постулируя как волевую данность поликосмизм реальности (хотя это еще не является объектом прямого опыта), способна достичь этого оперативного теургического уровня.

Обратим внимание на один термин, который используется в современной физике (в частности, в теории хаоса), - бифуркация (по-латыни "вилка", "развилка", "разветвление"). Рассматривая этот термин, можно составить себе представление о разнице между актуалистским представлением о единственности мира и потенциалистским представлением о множественности миров (об иных мирах).

Бифуркация - это примерно следующее. Представим себе, что определенный процесс, путь движущейся частицы, идет по одной траектории. До некоторого момента этот путь определяется однозначно, исходя из знания начальных параметров и состояния среды. Но когда этот момент настает, ситуация резко меняется. Это и есть точка бифуркации, в которой дальнейшее движение частицы непредсказуемо. Или, вернее, никакое точное знание об исходных параметрах и состоянии среды не способно помочь в определении того, по какой из вероятных траекторий пойдет частица. Такие бифуркационные процессы называются также "несводимыми", а уравнения, их описывающие, "неинтегрируемыми".

Пример такого процесса - кипение воды. В определенный момент ее закипания совершенно невозможно точно определить, где окажется конкретная молекула воды. Общее состояние вещества вполне вписывается в уравнения фазовых переходов, но отдельные молекулы действуют непредсказуемо. Нет никакой возможности определить, какие именно молекулы превратятся в пар первыми... Из решения аналогичных проблем развилось еще в XIX веке направление статистической физики. Бифуркационные процессы и состояния хаоса описываются в современной физике через обращение к теории вероятности. В таком случае речь идет не о действительной траектории, но о вероятной. Для актуализма, тем не менее, процесс бифуркации мыслится таким образом: одна из вероятных траекторий движения после точки бифуркации будет действительной, другая - недействительной, хотя заведомо нельзя сказать, какая будет какой.

С точки зрения потенциализма, бифуркационный процесс проходит не по модели "или-или", "в одну сторону или в другую", но сразу в двух направлениях. Вероятность осмысливается как достаточное основание для реальности процесса. Показательно, что, с точки зрения точности измерения, оба подхода приблизительно равнозначны. Здесь проявляется представление о многослойности, многомерности реальности, о наличии в каждой вещи, в каждом существе неких дополнительных внутренних измерений, которые просто не проявляются в действительности как событие, переживание или мысль. Это иные залы, другие комнаты, вложенные пространства. Дойдя до определеной точки выбора, до развилки, мы можем пойти по тому или иному пути. В мире души можем пойти сразу в обоих направлениях. Для актуализма это непредставимо, и хаотическая неопределенность рассматривается им как ограниченность нашего рационального знания о единственном событии, но не как раздвоение самого события или участвующего в нем субъекта, что абсолютно реально в потенциалистской парадигме.

Сегодня перед началом лекции меня спросили: "Что Вы имеете в виду, называя лекцию "Иные Миры", у вас есть о них серьезная информация?" Это расхожие штампы, будто "иные миры" - это значит, что что-то должно вторгнуться в нашу актуальность и действительным образом расширить наши представления о ней. На самом деле, иных миров, которые бы внедрились в наш действительный мир, другого параллельного, столь же действительного мира, нет. Реальность иных миров схватывается не путем усложнения актуального мира, не путем расширения представления о нем или его освоения, не через исследование его дальних рубежей, но движением в абсолютно ином направлении - не в даль, не на границу, не на периферию, а внутрь, через инициатический опыт. Об этом опыте разрыва мы говорили на прошлой лекции. Человек, переживающий этот опыт, вскрывает в себе тот потенциал, из которого ткутся и в котором возникают, обнаруживают себя иные миры. И осуществив опыт разрыва, от шутливого предположения, что, находясь здесь, мы можем находиться одновременно где-то еще, мы способны перейти к довольно пугающей уверенности в этом, подтвержденной ярким личным переживанием, персональным опытом. Причем это нахождение одновременно где-то еще может иметь как метафизический смысл погруженности в реальность души, так и магический - явления "билокации", одновременного пребывания в телесной оболочке сразу в двух местах, о чем свидетельствуют как жития святых, так и истории про колдунов и магов. Человек, узнав миры души, обретает все иное - иные глаза, иное тело, иное видение, иную форму. Про эту "иную форму", про вскрытого, реализованного через инициатический опыт разрыва двойника уже невозможно сказать, что он пребывает в этом актуальном мире. В этом случае невозможно также утверждать, что мир продолжает существовать так, как он существовал до этого. Неизвестно, более того, был ли он когда-либо таким, как мы его воспринимали, вообще.

Поэтому вопрос об открытии иных миров - это не вопрос межзвёздных галактических авантюр, не вопрос поиска и движения к границам актуальной Вселенной, не экстенсивное действие, но действие интенсивное, действие сакрально-инициатическое, движение внутрь тех измерений, которые находятся в нас в "компактифицированном" виде (говоря языком современной физики). Эти измерения, где пребывают иные миры, сосуществуют параллельно, равновозможно, равновероятно с нашим миром, в них разворчивается полноценная, напряженная, интенсивная, разнообразная жизнь, гораздо, кстати, более полноценная, чем у нас. Иные миры - это миры, существующие параллельно нашему, как масса бифуркационных траекторий, которые скудные инструменты рассудка не смогли зафиксировать.

Теперь маленькое отступление о Ницше. У Ницше есть в "Так говорил Заратустра" глава о "стремящихся в иные миры". В ней он советует не стремиться туда, утверждая, что это - лишь пассивное бегство от невыносимой тяжести имманентного существования. Ницше имел в виду не совсем то, что под "иными мирами" понимаем мы. Однако чисто философский язык не позволяет точно выразить определенные реальности. "Стремящиеся в потусторонние миры" у Ницше - это как раз те, кто не в силах реально преодолеть актуалистскую парадигму и пытаются для облегчения перенести внимание на тиражирование такой же актуальности. Не случайно "потусторонние миры" современных Ницше спиритов, оккультистов и теософов мыслились как точные копии нашего актуального мира. Ницше призывает углубиться внутрь себя, "проверить своим внутреннм огнем свою собственную истину", что должно являться не бегством от актуальности, но победой над ней.

"Иные миры" и революция  

Концепция "иных миров" и потенциалистская модель теснейшим образом связаны с инстинктом революции, с пафосом революции. Почему? С точки зрения актуализма, мир представляет собой заведомую данность, любое изменение которой не может отменить или изменить логику функционирования структуры реальности, кардинально повлиять на причинно-следственные цепи, предопределяющие прошлое, настоящее или будущее. Яснее всего это проявилось в протестантской этике, ставшей теоретической основой современного капитализма и либерализма.

С точки зрения Кальвина, существует концепция предестинации (а современный протестантизм - это и есть абсолютизированная концепция монотеизма в совокупности с монокосмизмом). Так, концеция предестинации, "предназначения" протестантского вождя Жана Кальвина гласит, что каждый человек получает вознаграждение не только в посмертном существовании, но здесь и сейчас. Поэтому бедный или неудачник (looser) является таковым закономерно, и социально-экономическая второсортность рассматривается как промыслительное указание на моральное зло и метафизическую несостоятельность индивидуума. Наоборот, богатство и преуспеяние, независимо от его происхождения и источника, осмысляются как признак избранничества, внутренне благой природы обладателя. Отсюда - теория "блаженных имущих" (beati possedenti) и "грешных неимущих". В протестантской теории "предестинации" мир настолько единственен, что не предполагает несправедливых или безосновательных ситуаций. Действительный факт приобретает абсолютное значение. Вся онтология и антропология фундаментально консервируются, динамика резервируется лишь для стихии свободного обмена актуальными продуктами между актуальными же индивидуальными субъектами. Именно здесь, как показали Макс Вебер и Вернер Зомбарт, следует искать истоки метафизики капитализма.

Соответственно, модели социализма или метафизика революционной доктрины основываются как раз на идее множественности миров. Следует напомнить случай Огюста Бланки, великого французского революционера, философа и заговорщика, который был также автором трактата о множественности миров12. Социализм и метафизика революции исходят из фундаментальной предпосылки о том, что возможен иной мир, что богатство и бедность, господство и рабство, социальный успех и неудача являются лишь условными и необоснованными онтологически распределениями ролей и функций, а следовательно, могут быть пересмотрены. Это потенциалистское измерение социализма, революционных идеологий вообще, делает их доктринами, стоящими гораздо ближе к традиции, к ее языку, нежели креационистские теологии и тем более концептуальные продукты их секуляризации. Это тайное родство революции с консерватизмом не совсем очевидно и распознается лишь при использовании парадигмального метода. Другими словами, одинокий фанатик Бланки или взвинченные эсеры, бросавшие бомбы во имя иного лучшего мира, актуально не существующего, но возможного, просвечивающегося из глубины их больных и тоскующих душ, являются в большей степени хранителями традиции, чем креационистские проповедники абстрактного добра или протестантские проповедники морали.

По большому счету, между актуализмом и потенциализмом во всех их проявлениях - и ортодоксальных и еретических, экстремистских - существует фундаментальное напряжение: такое же, как между языком традиции и языком современности, сушей и морем, трудом и капиталом.

Следует учитывать, что в наши дни актуалистская парадигма как в своей метафизической версии, так и в секулярном политэкономическом воплощении - в форме либерал-капитализма - одерживает планетарную победу надо всем спектром потенциалистских альтернатив, сформулированных полноценно метафизически и секулярно, социал-революционно. Это и есть глобализм на философском уровне, триумф парадигмы актуализма, утверждающей принципиальную невозможность иных миров.

Если взглянуть на актуализм и его триумф с позиций нашей собственной метафизической традиции, то наиболее адекватным термином для понимания актуалистской парадигмы является старообрядческое беспоповское учение о духовном антихристе. Духовный антихрист - это вязкая квазионтологическая ткань, "техиру", богооставленная пустота, которая охватывает мир, проникает в наши души, извращает наши мысли, чувства, делает нас тем, кем мы являемся. Те, кто знаком со старообрядчеством, знают, что подчас сборники духовных бесед или стихов, обличающих падение современности, назывались "адскими газетами". "Губернатор N поехал в город N-ск , был дан бал в честь местной администрации, в суде состоялось слушание дела о взятках, открылась корчма, скончался урядник и другие актуальные новости из действительного мира" - все это составляло хронику событий "адской газеты". А на том месте, где в газете "Правда" была надпись "Пролетарии всех стран соединяйтесь", у староверов значилось: "Пришла газета с того света, в ней новости из ада".

Старообрядцы как фундаменталисты языка традиции именно так видят актуальность, действительность после раскола, когда, по их мнению, потенциальная Святая Русь была отколота от действительной десакрализованной России.

Титаны  

Известный немецкий писатель, один из крупнейших теоретиков Консервативной Революции, Эрнст Юнгер перед смертью в своих дневниках, статьях и письмах высказал очень интересную идею. Согласно ему, ХХ век был веком титанов, а следующий век должен быть свидетелем, как эти титаны породят богов. Концепция титанизма у самого Юнгера была тесно связана с потенциализмом. Титаны - это не моральные герои, которые заведомо пронизаны темным излучением актуализма, стремлением служить отчужденным ценностям, задавлены нормативами отвлеченного обучения, которое, на самом деле, лишь калечит душу, а не пробуждает, не оздоровляет ее. Титаны - элементарные существа, дышащие под бременем актуализма, стремящиеся выбраться из-под него.

В этом антропологическом ключе с упором на новый титанизм Юнгер развивал теорию Консервативной Революции. Он полагал, что титаническое начало ищет выражения сквозь различные идеологии современности - в либерализме, фашизме, социализме, демократии, в науке, искусстве, культуре, войнах, политике, терроре, наркотиках, экологии, философии, социальной критике.

Что такое титан? Титан - это тот, кто утверждает опытным образом наличие иных миров, который действует в пяти-шести-семи-десяти измерениях сразу, а не только в одном, руководствуясь импульсами донных, глубинных онтологических пластов.

Перед самой смертью Эрнст Юнгер в своем дневнике писал примерно следующее:

"Я вижу сон о будущем, каким я вижу это будущее. Я нахожусь в Париже в тех местах, которые я очень любил. Я подхожу к бармену, своему знакомому бармену Фредди. Вдруг я замечаю, что что-то не так. Бармен Фредди ведет меня по парижским улицам, но я периодически отмечаю, что знакомые мне места в чем-то изменены. Я замечаю, что кругом появляются какие-то странные дымы, что возникают и исчезают на глазах предметы. Я пытаюсь сфокусироваться на этом и вижу, что весь мир дрожит вокруг меня и во мне, что я растворяюсь в некоей хаотической реальности и чувствую, что моя душа неспособна вынести этого многообразия измерений, с которыми я столкнулся в этом непривычном Париже, Париже XXI века, Париже титанов".

И тогда Юнгер обращается к бармену Фредди, в котором он потом, трактуя свой сон, видит свое высшее Я, а тот ему говорит: "Держись, титан должен выдержать испытание иными мирами, испытание тем, что иные миры, которые существуют в качестве возможных, явятся тебе в качестве действительных и все разом".

С какой-то точки зрения, действительно, мы стоим на пороге века титанов, но это довольно плоское, на мой взгляд, описание великого немецкого писателя Эрнста Юнгера бледнеет перед гениальным манифестом Юрия Витальевича Мамлеева, который я позволю себе привести целиком.

Этот манифест называется "Титаны".


Юрий Мамлеев

Титаны

Сплошная черная ночь опустилась над нами.

Николай Семенович прилетел.

Как тих и развратен его лик, когда он смотрит в окно нашего жилья! Почему он не свалится с этой ветки, а вечно поет?! Как холоден его зад, который уже давно отвалился!

Мы так любили играть на нем в чудики.

Вот и Валерий вышел опять. И захохотал. Ночью нам еще виднее. Они начинают играть в прятки. Сначала Николай Семенович бьет Валерия, потом Валерий бьет Николая Семеновича. И оба снимают друг с друга короны, похожие на листы.

Валерий уже оказался за двести верст от Николая Семеновича. Там присел Василий, которому трут уши. Этими ушами можно слушать самого Творца, но из ушей его сыпятся вши. Размножаясь, они покидают города... Валерий прикоснулся. Зад его потемнел от скорби. Скоро, скоро будет конец.

Улетел! Как он любил летать над городом, разрушая его своей мочой! На сей раз гуляла мирная девочка лет одиннадцати. Веснушчатым шаром - без рта - упал ей в передник.

- Кыш-кыш-кыш! - закричала девочка. - Уходи, мышонок!

И она побежала навстречу солнцу, которое уже давным-давно было черное-пречерное. И словно опускалось в огненные лапы.

Валерий облобызался с Николаем Семеновичем, стоящим рядом.

- Ги-го-го! - закричал Валерий.

Звезды меркли от этой тишины. А у Арины Варваровны было три лика: один, несуществующий, превратился в камень, который годами облюбовывал Николай Семенович; второй - тонкий, змеевидный - был до того отчужден от нее, что напоминал ее зад, если б таковой был; третий уже принадлежал другому миру.

Выпили. Николай Семенович, когда пил, всегда умирал, на время; да и до смерти ли ему было, когда он глядел красными, раскаленными, как уголь, глазами на этот черный мир?!

Валерий же, когда пил, скрючивался от боли, как поломанный чайник, и выпускал из себя нехороший свист.

Одна Арина Варваровна была тиха: она все думала о том, что у нее на сине-белом животе должен прорезаться близкий ей лик, которым она не боялась бы смотреться в зеркало. Трогая живот своими скрюченными длинно-медленными пальцами, она пыталась выдавить-проявить там лицо, напевая пальцами песенку. "Хи-хи-хи! Хи-хи-хи!" - вился у нее между ног белокурый мальчик, обливаясь ее потом, как молоком.

А кругом было много, много, как планет, песен! Правда, неслышных. Даже Василий - у себя, за двести верст - не слышал ничего. Ибо голос Бога превратился у него в тиканье часов. Но что слышали другие?!

Все повернули головы к Самойлову, виднеющемуся на горизонте, как скала. Почему еще не проходили мимо него тучи? Но городские любили лазить по Самойлову, считая его самой высокой горой. И вывешивали на его вершине флаг. На самом деле Самойлов так очерствел, потому что весь был покрыт гробами. Говорили, что в этих гробах хоронились его прошлые жизни.

- К Самойлову, к Самойлову! - завизжала Арина Варваровна так, что у нее чуть не отвалилась змеевидная голова. - К Самойлову!

Ее не смущал даже пар, исходящий из гробов...

Самойлов сузил свои закрытые глазки. Началось пиршество. А как тосковал Василий, слушая тиканье часов! О, если бы они были боги!!. Почему так странно отражается в небе лик Арины Варваровны, ушедший в другой мир?!. Звезды улетают прочь от этого видения. А вот и приполз Загоскин. Арина Варваровна обычно щекотала тогда свое брюхо хвостом, вырастающим из земли... Загоскин не любил эти картины. Он так искал странные лики Арины Варваровны, точно хотел стать полотенцем, стирающим с них грязь. Волосы вставали дыбом от такого удовольствия.

Самойлов любил их всех принимать. Он суживал свои глазки, так что они выкатывались внутрь, в свое пространство, чтоб не видеть гостей. Как смеялся тогда Самойлов, любуясь их тенями! Это было его тихое развлечение, почти отдых, потому что, хотя жизнь его была скована гробами, в ней был непомерный свет, отрицающий все живое. И Самойлов всегда улыбался этому свету в себе такой улыбкой, что многое зачеркивалось в мире. Он никогда не искал лики Арины Варваровны, считая, что это не для него.

Он думал, правда, о высшем, верхнем лике, но его не было. А когда его не было, тиканье часов в ушах Василия превращалось в звон. Этот звон не напоминал о душах умерших.

"Сорвать, сорвать гробы, - думал Валерий, отлетая то в сторону, то к югу. - Тьфу, тьфу, чтоб не сглазить!"

И от его плевков смывались города.

Он любил превращать проклятие в акт благодати.

Но из гробов никто не выходил. Только черно-красные тени порой, как проекции демонов, восходили от гробов к звездам, как будто вокруг курили и жгли костры, заклиная... Но уже давным-давно не было магов. Да и зачем они были бы здесь нужны?! Все и так прекрасно виднелось...

А Самойлов ничем не отвечал на призывы Валерия. Он смотрел в свой свет, который не умирал, обнимаясь с тенями.

И вдруг завыла Арина Варваровна. Это прорезывался новый лик на ее животе! Тот, что должен быть ей близок. Своим отчужденным змеевидным ликом она смотрела в свое дитя-личико. И ей виделись там виселицы и звезды.

- Хо-хо-хо! - заливалась Арина Варваровна.

Но вдруг дух ее помутнел.

"Есть ли там, за виселицами и звездами, родное, мое родное?!! Или ничего нет и все мне кажется - и виселицы, и звезды, а есть только отражение моего змеиного, отчужденного лица в моих новых глазах?! - думала она. - Но почему же так сладко на сердце?! Может, наоборот, в моем отчужденном лике уже отражен новый лик?!"

И все заходили, заплясали вокруг ее живота. Валерий, уменьшившись до полена, впрыгнул в яму на теле Николая Семеновича, где раньше была задница. И Николай Семенович заскакал, как кенгуру. Только кто был самкой, кто детенышем?

А далеко на горизонте, у полыхающего огня, куда опускалось черное солнце, провиделась фигура Василия. Он одиноко брел, разговаривая с воплотившимися часами.

Однако Загоскин бешено искал лики Арины Варваровны. Запутавшись в тенях других миров и в несуществующем, он то хохотал, изменяясь ликом, то рыдал, отчего у него светлели волосы.

- Господи, Господи! - бормотал он.

Ночь все чернела, и все больше виделось.

Наконец, бросив все, скрючившись, как лягушка, он - на четвереньках - присел около Арины Варваровны, пристально всматриваясь в ее новый, появляющийся лик. И Арина Варваровна тоже пристально вглядывалась в этот лик, застыв непонятной головой. Так оцепенели они на несколько мгновений. Тень другого лица, ушедшего в иной мир, с неба приблизилась к ним, повиснув близко, как крылья птицы. Кругом из стороны в сторону скакал Николай Семенович - Валерий. Угрюмо молчал Самойлов.

И тут Загоскин, опередив змеевидный лик Арины, который мог бы уже оторваться от нее, яростно исчез... Но сама Арина ничего не заметила. Загоскин пропал, словно утонув в новом лике.

- Где родное, родное?!! - выла Арина Варваровна, всматриваясь в себя, как вампир.

И вдруг вскрикнула:

- А... А!! - точно что-то увидела, и разгадка мелькнула на ее несуществующем лице. И наверное, это видение было решающим, возможно, утвердительным ответом, потому что она тут же забыла его не то от ужаса, не то от бездны.

- Нет, нет родного!! - закричала она потом, точно очнувшись.

По существу, его и действительно не было.

И тогда все закричали, завыли и полетели. Одного Самойлова не было. Первая полетела Арина Варваровна. Точно ее лики смешались друг с другом и она смотрела на Землю уже одним глазом, упоенным и настойчивым.

В стороне от нее, как веера, разлетались жирные, в пиджаках, дядьки с крылышками и мясистыми затылками. Сталкиваясь задами, они как бы совокуплялись, отчего мелькали искры. Но сами они были еще неприятнее этих искр, хотя в то же время устойчивы. Двигалась тьма, словно совсем живая. Валерий вылетел из тела Николая Семеновича. А последний, оседлав камень, тот камень, который представлял несуществующий лик Арины, летал на нем, облюбовывая его и дивясь миром.

Так летали они долгие дни и ночи.

Это мамлеевский манифест иных миров, фотосъемка реальности, увиденной не в ее удушающе действительном аспекте, а в том, какой она является по сути и какой она может быть. Следующий век, следующий эон либо будет веком титанов, которым будет под силу вынести его, создать его, проявить его, веком героев новых метафизических революций - со всем их тяжелейшим внутренним содержанием, со всем ужасом, немыслимой тяжестью того, что им предстоит вынести и осуществить, либо актуалистская гипотеза действительности, существования только действительного окончательно кастрирует мир, изгонит из него, вырежет то измерение, которое делает реальность стоящей, достойной того, чтобы в ней жить, чтобы в ней умирать. Это не сухое академическое знание, но руководство к прямому метафизическому действию, как и все лекции нашего Нового Университета.

14.12.1999
Примечания:


Философия Традиционализма - Новый Университет
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    30 сентября 2009, 01:19
    Метафизика | Сергей Панкин | Сакральность Запада и сакральность Востока | В подавляющем своём большинстве люди Запада– это вечные духовные недоросли | 30.09.2009
    28 февраля 2007, 00:25
    Метафизика | Авигдор Эскин | Почему каббала? | Преодоление безверия в наши дни | 28.02.2007
    19 ноября 2006, 17:08
    Метафизика | Александр Дугин и Псой Короленко | Солнечное и лунное начала в еврейской традиции | 19.11.2006
    12 марта 2006, 21:35
    Метафизика | А. Иванников | Кровь Святого Бурха | 12.03.2006
    19 января 2006, 13:26
    Метафизика | ''Поскольку я уже написал все, что хотел, я стал писать о том, чего
    1 декабря 2005, 15:36
    Метафизика | Евгений Головин: ''Пурпурная субстанция обмана'' | 01.12.2005
    27 октября 2005, 20:59
    Метафизика | Информация к размышлению: Сталин из сакрального центра | 27.10.2005
    12 октября 2005, 11:04
    Метафизика | Рецензия на книгу Олега Фомина ''Сакральная Триада'' | С. Шнитцер |
    28 сентября 2005, 12:16
    Метафизика | Презентация книги Александра Дугина ''Поп-культура и знаки времени'
    10 июня 2005, 19:05
    Метафизика | FAQ | Дугин | О корреляции неофизики и новой метафизики | 03.12.01
    ВЕСЬ АРХИВ