22 июля, понедельник
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Традиционализм и его миссия Напечатать текущую страницу
Александр Дугин

Традиционализм и его миссия

Для начала обратим внимание на такую реальность как традиционализм. Я несколько раз обращался к философии традиционализма и хотел бы обратить внимание на следующую вещь. Философия традиционализма — это совершенно отличное явление от того, что можно назвать традиционным обществом и даже традицией. Об этом писал и сам Рене Генон в книге «Царство количества и знаки времени». Но он обозначил некий, на мой взгляд, второстепенный аспект, сказав, что существование в мире Традиции гораздо важнее и глубже, чем оперирование с реконструкциями Традиции, которые созданы на основании неких интеллектуальных усилий. Сам Генон, будучи совершенным традиционалистом, то есть человеком, реконструировавшим представления о парадигме Традиции, ушел в Традицию с головой. Когда он принял ислам, то переехал в Каир, поселился в традиционном обществе и пытался личной судьбой свести к минимуму, абсолютному «ничто» различия между традиционализмом как интеллектуальной реконструкцией парадигмы Традиции и традиционным существованием. Сам он показал этот вектор, но для нас интереснее то, что традиционализм как философия невозможен в рамках премодерна. Традиционализм — это явление, абсолютно отличное от того, что происходит и что возможно в рамках парадигмы премодерна.

Иными словами, традиционализм и традиционное общество — это вещи качественно различные онтологически и гносеологически. Между ними нельзя ставить знак равенства, несмотря на то, что Генон стремился свести к минимуму этот зазор собственной судьбой, как это прекрасно показывает Марк Сэджвик в своей книге «Против современного мира», где он дает блестящую, на мой взгляд, экспозицию философии судьбы традиционализма в ХХ веке. Он показывает, что при всем желании, всей искренней, тотальной решимости Генона инкорпорироваться в традиционный мир каирского ислама, он был и оставался в нем белой вороной, что он не аффектировал исламскую традицию ни в малейшей степени и, строго говоря, Генон, не говоря уже о Шуоне и других его последователях, просто представляет собой совершенно отдельное явление. Сэдвик дальше не пошел, но сама эта констатация, причем написанная традиционалистом, англичанином, преподавателем Каирского университета, генонистом, который вступил в исламскую тарику и живет полноценной исламской жизнью, очень ценно. Это просто честное признание очень честного человека, который просто хочет называть вещи своими именами. Очень хороший исследователь, его книга переводится сейчас на русский язык — блестящая компиляция судьбы и истории традиционализма в ХХ веке. Генон, Эвола и все остальные наши друзья. Есть там и про нас, про Новый университет.

В чем же здесь заключается наиболее интересная и тонкая вещь? Дело в том, что в премодерне нет и не может быть представления о том, что мы называем парадигмой премодерна. Премодерн есть, а вот представления о парадигме нет, то есть все, кто находится внутри Традиции, живут под суггестией, под внушением, под влиянием этой матрицы и поэтому когда человека Традиции спрашивают — вы кто? Он абсолютно честно отвечает: я — мусульманин, я — православный христианин, я — иудей, я — буддист. А когда ему говорят, а кто вот этот представитель другой традиции, тоже полноценной, аутентичной. Он говорит — сразу, автоматически — «какая-то сволочь». Почему так происходит и почему отсутствует реальное взаимопонимание между представителями одной и другой традиций? Если не рассматривать, разумеется, естественные догматические противоречия.

И что говорит традиционалист? Он говорит, что это представитель иудейской традиции, это — исламской традиции, это христианской традиции, это — православной. Как замечательно! Потому что объектами манипуляции у традиционалиста и человека Традиции являются абсолютно разные реальности. У одних это — традиция как данность, которую они никогда не осмысливают как философскую парадигму, они просто утверждают, что это есть. А другие видят наоборот, не данность, а исключительную парадигму, причем реконструируемую очень в интересном состоянии.

Традиционалистская реконструкция — это не результат инерциальной защиты, например, христанами Вандеи своих традиционных ценностей перед наступлением Французской революции, они — нечто совершенно другое. Это то, к чему подводит Сэджвик в своей книге, но чего он не объясняет. Когда наступает эпоха модерна (нас здесь опять интересует фазовый сбой), представители модерна, носители прогресса, парадигмы Просвещения осознают вначале себя носителями новой картины мира, то есть творцами новой программы. У них поначалу есть ощущение, что речь идет о довольно искусственной инсталяции неких фундаментальных, концептуальных параметров знаний, бытия, со своей реконструкцией онтологии, гносеологии, представления о субъекте. И у них есть представление о том, против чего они действуют и именно здесь, на тонкой грани между парадигмой премодерна и парадигмой модерна, происходит формулирование такой концепции, как традиционное общество. Кто ее формулирует? Понятно, что кто угодно, но только не представители традиционного общества, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не способны осмыслить свой образ жизни, свою веру и свою цивилизацию как традиционное общество. Они говорят, это исламский мир, это моя деревня, это мой приход. О том, что всё это, начиная корейскими пожирателями ящериц и заканчивая эскимосскими шаманами, называется традиционным обществом, включая византийскую цивилизацию, католическую Европу, православную Сибирь или исламскую умму, естественно, никто не думает. Концепция традиционного общества рождается в тот момент, когда Традиция, традиционное общество заканчивается. И формулируют эту концепцию традиционного общества, то есть осознают традиционное общество как реализацию инсталлированной парадигмы ее противники — революционные представители эпохи Просвещения. И когда эта модель возникает, когда премодерн начинает осознаваться как парадигма премодерна, а она начинает осознаваться как таковая только здесь, на этом шве между Средневековьем и эпохой Просвещения, вот тут-то и возникает совершенно уникальное явление, которое можно назвать истоками традиционализма, потому что традиционализм возникает тогда, когда Традиция заканчивается. И парадигма Традиции так же исчерпывает себя, рассасывается, гаснет, становится недейственной, слабой, разбавленной, как сегодня исчерпывает себя парадигма модерна, которая больше никого не вдохновляет. Но на самом деле именно сейчас и можно говорить о модерне как о парадигме, и о постмодерне как парадигме. Именно в этот тонкий период, в этот шов между традиционным обществом, то есть средневековой Европой, и современной Европой Просвещения и формируется представление о традиционном обществе, которое было осознано как некая ложь для модерна. Это была система фундаментальных философских предрассудков, гносеологических и онтологических, с которыми надо было бороться. Но враг был описан. И врагом не было христианское европейское Средневековье, врагом было традиционное общество со всей совокупностью его установок. Кстати, когда Сэджвик описывает генеалогию традиционалистского мышления, проделав очень точно структурную работу относительно того, что можно считать и что нельзя считать традиционализмом в узком смысле слова, то есть он исследует безусловно Генона, Эволу и достаточно небольшой круг западноевропейских интеллектуалов, и выделяет в качестве основных черт их идеологии идеи о Софии Переннис, о Примордиальной Традиции, а также о том, что можно назвать универсальным или трансцедентальным единством традиций. Это не просто защита одной традиции, для всех представителей этой школы, традиционалистов, было характерно то, что они разделяли веру в очень тонкие вещи — это идея трансцедентального единства Традиции, которая основана на том, что существует София Переннис, то есть единственная, вечная, нескончаемая мудрость, которая является источником вдохновения различных традиций, и каждая традиция или религия является неким взглядом, аспектом этой Софии Переннис и когда-то, как утверждают традиционалисты вслед за Геноном, все традиции сходились в едином ключе — в Примордиальной (Изначальной) Традиции, которая была наиболее полным, совершенным, абсолютным воплощением Софии Переннис. И вот когда Марк Сэджвик начинает исследовать истоки перенниализма, он говорит: хорошо, масонство, оккультизм, а откуда они взялись, откуда вообще это взялось? На самом деле он доходит до этого момента. Он доходит до флорентийской академии, Марсилио Фичино и до Возрождения

Очень интересно возводить геноновскую философию как раз к эпохе Возрождения и к этому специфическому европейскому платоническому эзотеризму, который полнее всего и яснее всего представлен в платонической школе Марсилио Фичино.

Почему для нас это так принципиально? Потому что в этом моменте начинает осознаваться премодерн не просто как традиционная данность, а как некая обобщающая парадигма. Эзотеризм Фичино, перенниализм, то есть представление о Софии Переннис, есть не что иное, как оперирование с парадигмой Традиции. Не с Традицией, а с парадигмой. И смысл оперирования с парадигмой заключается в том, что здесь люди говорят не только об исламе, о христианстве, а говорят о том, что составляет безусловно общий знаменатель для самых различных типов традиционного общества. Иными словами, именно здесь, когда парадигма Традиции «откатывает», когда начинается «отлив» реального присутствия Традиции, этот «отлив» осмысляется по-разному двумя направлениями. Одно направление — это сторонники, фанаты парадигмы модерна. Это Вольтер, Руссо, Тюрго и остальные коллеги, творящие совершенно новый просвещенческий мир. Они очень чутки к модели традиционного общества, к парадигме традиционного общества в целом. По сути дела, они тоже оперируют с парадигмой премодерна, но рассматривают ее как нечто, что следует уничтожить, раскритиковать, вывести на чистую воду, разрушить. И вот здесь же коренится завязь той линии, которая также начинает осознавать премодерн как парадигму, но придавая этой парадигме позитивный характер, формирует основы перенниализма или философии традиционализма.

Традиционализм невозможен вне парадигмы модерна. Более того, именно внутри парадигмы модерна вызревает традиционализм как некая специфическая форма работы с парадигмой премодерна. Само понятие «Традиция» с большой буквы, Традиция как нечто обобщающее, — это искусственный концептуальный термин. Традиция с большой буквы означает парадигму премодерна. Не премодерн, а парадигму. И соответственно, именно творцы этого представления о Традиции с большой буквы, то есть Генон, Эвола и их последователи, с такой же ясностью формулируют другую парадигму, когда они говорят, например, modern world, modernity, le monde moderne. В данном случае le monde moderne — современность — выступает у традиционалистов тоже как парадигма. Традиционалисты говорят о парадигме Традиции — о парадигме, а не Традиции. Есть такое явление (чтобы окончательно проиллюстрировать то, о чем я говорю), как Юлиус Эвола — традиционалист вообще без традиции. Это один из крупнейших традиционалистов, второй после Генона традиционалист, автор лучших традиционалистских произведений о буддизме, о герметизме, об алхимии, о йоге, о средневековой традиции. Он — лучший из традиционалистов, последовательный теоретик традиционализма, который вообще ни к какой традиции не принадлежал. Когда его спрашивали — «Уважаемый барон Эвола! Вы — известный политический деятель, террорист, известный властитель дум молодежи, вы постоянно, на каждой странице по сто пятьдесят раз упоминаете необходимость принадлежности к Традиции, о величии Традиции. А сами вы к какой-то традиции принадлежите?» На что Эвола им отвечал в духе Степана Трофимыча Верховенского из «Бесов» Достоевского, которого спросили: «Скажите, а вот вы в каком-нибудь тайном обществе состоите?» на что Степан Трофимович задумался и говорит: «А черт его знает, может и состою». Так и Юлиус Эвола, когда его спрашивал кто-то из его друзей или когда его просто интервьюировали: «А вы-то сами, барон, к чему-то принадлежите?», он отвечал: «А черт его знает, может, и принадлежу»/

В этой фигуре Юлиуса Эволы, традиционалиста без традиции, открывается сущность традиционализма как подхода. Из этого можно сделать такой вывод, что они старались, но не могли. Но обычно так и делают. Банальное мышление подсказывает нам, — да, они хотели вернуться к Традиции, они чувствовали, что им чего-то не хватает, но их туда не взяли, и они прозябали где-то на периферии, так и не найдя выхода в Традицию. Совершенно неправильно. Вообще всё банальное неправильно. Как говорит учебник по финансовому анализу: «Большинство всегда неправо». На самом деле, тот факт, что традиционализм может быть без традиции, ни коим образом не показывает, что традиционализм — нечто ущербное. Наоборот, традиционализм и есть то наиболее интересное, что может возникнуть во время фазового перехода. Именно благодаря традиционализму мы можем так ясно, так отчетливо понять, где заканчивается одна парадигма, где начинается другая. И в конечном итоге, тот факт, что традиционалисты говорят парадигме современного мира «пошла вон!» — это главный юмор Генона.

Когда вокруг бушевали споры о квантовой энергетике, Сартр носился со своей книгой, шли различные философские споры, когда модерн был в самом соку, Генон сказал, что всё это, ребята, полнейшая чепуха, не стоящая выеденного яйца. Просто пошли вон! Эвола придал этому героический пафос, он сказал «пошли вон!» фундаментально, участвовал в политических движениях, придал этому эстетико-политико-философский характер, а Генон просто сказал: знать вас не знаю, ваша парадигма модерна — дерьмо, а наша парадигма — молодец. Кому это не нравится, тот это не читает. И весь тот философский мусор, с которым носилось человечество в ХХ веке, уже забыли. Во Франции сегодня спроси любого студента философского факультета, кто такой Сартр, он скажет: не знаю, дед какой-то, не слышал ничего... А Генона открывают всё больше и больше. Генон входит в свой зенит. Уже по телевизору о нем говорят. Представить этого ультрамаргинала французской культуры, никому не известного, вообще ни с кем не считавшегося, который говорил то, что по меркам парадигмы модерна было какой-то зверской ахинеей, причем очень скучно изложенной, и представить, что он может стать властителем дум, а сегодня у студентов из университетов Франции он является властителем дум, было бы во времена торжества парадигмы модерна очень трудно.

В традиционализме уже мы угадываем некий элемент определенной свободы от парадигмы, и в том числе от парадигмы Традиции. Обратите внимание, что сама волевая возможность сказать: нам не нравится парадигма модерна, а нравится парадигма Традиции, — может возникнуть только в ситуации свободы и от той, и от другой парадигмы, это может даже заставить задуматься над качеством тех людей, которые принадлежат к этой традиционалистской линии. Нет ли здесь какого-то очень серьезного и глубинного подвоха? И с чем-то подобным мы сталкиваемся только здесь, на новом фазовом переходе от парадигмы модерна к парадигме постмодерна, когда опять же возникают очень странные персонажи, — характерен здесь, например, спор Делёза с Хабермасом, — которые начинают выяснять, является ли парадигма постмодерна парадигмой, либо является ли парадигма модерна оконченной, как утверждает Делёз, либо у парадигмы модерна есть временные технические сложности. Это не системный кризис, не смена парадигм, а просто что-то разладилось, как утверждает Энтони Гидденс или Хабермас. Этот разговор, так же, как и традиционалистский легкий жест посылания куда подальше эпохи Просвещения со всеми ее наработками, практически невозможен ни в Традиции, ни в эпоху модерна, ибо есть такое подозрение, что если мы сейчас упустим вот этот шов, если мы не акцентируем и не схватим метафизику сбоя происходящего в философии на грани модерна и постмодерна, то когда парадигма постмодерна укрепится и утвердится, мы снова не сможем больше и рта раскрыть на эту тему, либо будут говорить совершенно отмороженные, политнекорректные, посаженные в пенитенциарные заведения или просто маргинализированные другим способом отдельные, нонконформистские граждане.

Сегодня говорить о постмодерне и модерне как о парадигме, ну, например, о парадигме премодерна, может практически любой. За это ничего не будет. Это уникальный момент, когда можно говорить, и за это ничего не будет. Это было совершенно не так еще 10 — 15 лет назад, и возможно, через несколько лет эта золотая возможность тоже исчезнет. Как в эпоху Возрождения было можно говорить всё, что угодно. И что только люди не говорили! А жгли только самых оголтелых, таких, как Джордано Бруно. Тем не менее, свобода в эпоху Возрождения была еще та. Возможность тогда была такая же практически, как сейчас. Догадка о радикальном субъекте возможна только в эпоху фазовых переходов.

Весь процесс смены парадигм приобретает для нас некое очень интересное значение. Это процесс сепарации радикального субъекта от той сакральной среды, в том числе и антропологической сакральной среды, в которой он выступает в изначальном периоде. В блаженстве Золотого века радикальный субъект не может быть схвачен, поскольку он соприсутствует везде, он практически — то же самое, что этот Золотой век, и отличается от парадигмы Золотого века только одной-единственной деталью: когда эта парадигма заканчивается и наступает эпоха современного человека, с радикальным субъектом абсолютно ничего не происходит.

Только в эпоху фазового перехода мы можем реально заглянуть по ту сторону парадигмы как таковой и начать оперировать с парадигмой как с парадигмой. Уникальное явление, которое показывает, если угодно, лимиты того, с чем мы имеем дело и некий искусственный характер тех суггестивных матриц, которые сменяют друг друга.

Я бы хотел остановиться на том, как видит эти три парадигмы традиционалистское сознание. Не традиционное, а традиционалистское. Мы ведь говорим об этом как о некой философской реконструкции, и учитывая, что в наши мозги загружена остывающая программа, сбоящая — через раз — парадигмой модерна, и отчасти в ней присутствуют отдельные фрагменты в совершенно другой информационной среде, в рамках постмодерна, мы в основном толклись на этом пятачке. Мы разводили и разгребали то, что происходит в нашем быту, в нашем философском, инстинктивном восприятии тех реальностей, что являются следствием парадигмы модерна, не до конца еще исчерпавшие себя. А что с парадигмой постмодерна?

Теперь давайте посмотрим, как видит эту парадигмальную смену традиционалистское сознание? Традиция на этот вопрос ответ не даст, либо очень приблизительный, а традиционализм только этим и занимается, что анализирует и осмысляет парадигмальное устройство этих сдвигов. Вот, собственно говоря, картина, которую предлагает Рене Генон в своей фундаментальной работе «Царство количества и знаки времени», библии традиционализма, некий энциклопедический свод традиционалистских идей. Переведена эта книга у нас безобразно, какими-то маргинальными неоспируталистами, а пять или шесть переводов, которые более или менее приличные люди мне приносили, тоже неадекватны. Лучше выучить французский, чтобы познакомиться с Геноном. Этот автор того стоит.

Вот как видят традиционалистское сознание эти три парадигмы. Для описания всего того, о чем мы говорим, Генон прибегает к образу Мирового Яйца. Это традиционный символ и души, и обновленной вселенной. Эпоха полноценного премодерна Генону представляется картиной, когда Мировое Яйцо открыто сверху, то есть верхней скорлупы нет. И в это открытое сверху Яйцо сверху проникают духовные влияния. Мы говорили об этом, когда говорили об онтологии вещей. Этим определяется всё. Ни одна из вещей, которая находится в рамках этого Яйца Вселенной не достаточна сама по себе и каждая из них тонкими, золотыми нитями связана с высшими духовными влияниями, то есть каждая вещь — это некая сгущенная субстанция духа или сгущенная идея, которая находится в процессе свободного циркулирования. Что сверху, то и снизу. Сверху — солнце, снизу — минералы. Между минералами, связанными с солнцем, и одновременно — небесными архетипами и идеями, которые парят, и вещами, которые находятся на месте, — происходит открытая циркуляция. Это парадигма премодерна. Здесь довольно всё понятно. И онтология, и гносеология, и представление о субъекте, и гендерная проблематика в модели открытия Мирового Яйца сверху так и решается, в соответствии с этим принципом. Вселенная открыта для верхних влияний, это делает ее бесконечной.

В эпоху парадигмы модерна, в эпоху смены парадигм, происходит закрытие Мирового Яйца сверху. Это точно совпадает с идеей Ньютона о том, что небесные тела состоят из той же материи, что и земные. Не наоборот, что земные тела состоят из той же материи, что и небесные, духовные реальности, о чем учили герметики и алхимики, гворившие: что сверху, то и снизу. А именно: что снизу, то и сверху. Эту идею закрытия Мирового Яйца сверху Генон называет эпохой механицизма, материализма и царством позитивистской науки, которая верит в автономные вещи. Как тот же самый Виттгенштейн и позитивисты конца XIX века искали атомарный факт, который считали единственной реальной вещью, так и в этом полностью закрытом Мировом Яйце каждой вещи соответствует ровно она сама. В модерне нет никаких дополнительных измерений, и человек есть человек, стол — стол, стул — стул, в то время, как для парадигмы премодерна человек всегда больше, чем человек, это — ангел, это — дух, это — демон, кто угодно. Всё равно что-то другое, что-то больше. Стул тоже что-то обычное. Кстати, слово «стул» — нерусское слово. Cлово «стол» — это древнерусское слово, а слово «стул» и вообще понятие стула является русофобским. Во-первых, это калька с немецкого «штуль», то есть это не собственно русское слово, во-вторых, стулья не существовали, а существовали лавки и скамьи, поскольку русский человек всегда сидел с другими русскими людьми на скамьях и воспринимал себя как часть этих русских людей, которые на лавочках и скамьях сидят. А стулья принесли с собой немцы и стали сидеть отдельно от русских людей, поэтому слово «стул» — ругательное в русском языке, хотя похоже на «стол», того же индоевропейского корня. Поэтому стула здесь не было. А стол был.

И вот что происходит при третьей фазе, в случае третьей парадигме, которую описывает Генон, — это открытие Мирового Яйца снизу. Эту интересную фазу сам Генон связывал с распространением неоспиритуализма. Он говорил, что за эпохой грубого и брутального материализма должна начаться эпоха, когда от гонения на религию люди перейдут к безразличию к религии, когда от формального утверждения парадигмы Просвещения люди перейдут к каким-то более экстравагантным и мракобесным формам полурелигии, полусатанизма, полусмешения полу- каких-то духовных опытов. Сам Генон уделял огромное значение неоспиритуалистским явлениям, таким как, теософия, спиритизм, оккультизм, что удивляло его последователей. Почему таким ультрамаргинальным вещам он уделял такое большое внимание, почему на них тратил столько много сил? Он написал книгу «История одной псевдорелигии» о теософии. Это его первая его книга. Также он написал «Заблуждение спиритов» и другие подобные вещи.

Он написал эти книги именно потому, что видел в этом парадигмальное наступление постмодерна и то, что называется открытием Мирового Яйца снизу, когда во вселенную уже начинает проникать внешнее, то, что Генон называел инфракорпоральным, подтелесным явлением, описанное в Традиции как орды Гогов и Магогов. Именно для того, чтобы не допустить этих сущностей, строили символические стены. В частности, у Каспийских ворот была построена медная стена Александром Великим как раз для того, чтобы эти Гоги и Магоги не ворвались в человеческий мир. И существует значительная часть традиционного общества, связанная с ритуальной защитой от этих бродячих влияний или подтелесных энергий, от орд Гогов и Магогов. Трудно сказать, что это за реальности, но, согласно Генону, это инфернальное население низших, подвселенских, адских миров, которые в конце времен, когда Мировое Яйцо открывается снизу, проникают и производят в человеческой, и не только в человеческой, но и в космической среде совершенно особые явления, такие, как черные чудеса или черные чудеса Антихриста. Иными словами, эти две парадигмы для традиционалистов представляют собой два этапа эсхатологии или конца времен. Первый является катастрофой закрытия Мирового Яйца сверху, и окончание этой катастрофы — открытие Мирового Яйца снизу и вхождение во вселенную инфрокорпоральных существ. Апокалиптически традиционализм осмысляет не только постмодерн. В то время, когда многие советские люди возмущаются, видя Бориса Моисеева, Константина Эрнста и других наших политиков, навроде В.В. Жириновского, видят трансвеститов, обнаруживая в этом какой-то фундаментальный скандал, традиционалисты ничего принципиально нового в переходе от стадии модерна к стадии постмодерна не видят, поскольку Апокалипсис начался, для традиционалистов Апокалипсис начался очень давно, начиная с Ньютона, с Декарта, который был демоном, всадником Апокалипсиса, и ничего страшнее для Генона не было, чем Декарт. Он просто ругался этим словом «Декарт». «Ах, ты, Декарт», — говорил он детям, которые не слушались. В принципиальном, парадигмальном смысле, для традиционалистов, которые вкладывали главный смысл в духовные влияния, закрытие Мирового Яйца было уже необратимой катастрофой, и не нужно было дожидаться Бориса Моисеева и Владимира Жириновского, чтобы всё понять. А когда они пришли, это было последним, заключительным этапом размывания вселенной, когда подтелесные сущности завершают через открывшуюся брешь свою разрушительную работу. Мировое Яйцо, которое плавает на мировых водах, наталкивается на инфернальный айсберг, и повторяется история «Титаника». Отсюда символизм «Титаника», настолько фундаментальный для всего ХХ века, и этой реальности символизма «Титаника» был посвящен не только фильм с участием Ди Каприо, но и замечательная книга Эрнста Юнгера, которая так и называется «Титаник», — небольшая работа о символизме течи и о том, как этот роскошный лайнер современности уходит на дно и растворяется в нижних инфернальных водах.

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    27 марта 2005, 11:57
    Традиционализм | FAQ | Дугин | О соотношении регулярных и иррегулярных форм трад
    9 февраля 2005, 00:16
    Традиционализм | Новый год по-тебетски в клубе
    8 декабря 2004, 00:06
    Традиционализм | Бронзовый Век | Сказка и инициация | Интервью А.Г.Дугина
    25 июня 2004, 11:33
    Традиционализм | FAQ | Дугин | О бафометизме и зле | 07.12.2000
    15 июня 2004, 07:45
    Традиционализм | FAQ | Дугин | Об иерархии ума и безумия | 18.09.2000
    17 марта 2004, 22:58
    Новый Университет | Головин | Матриархат | 17.03.04
    28 февраля 2004, 18:23
    Традиционализм | FAQ | А.Дугин | О псевдо-мюридах | 2000
    23 января 2004, 13:45
    Традиционализм | Свободная Россия | А.Дугин | Понятие Священного | 04.03.1999
    26 декабря 2003, 15:26
    Традиционализм | А.Дугин | ЛГ | Сакральное | 2003
    21 августа 2003, 16:22
    Традиция | К. Фрумкин | Дружба народов | Традиционалисты: портрет на фоне тексто
    ВЕСЬ АРХИВ