25 июня, понедельник
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Православие и Постмодерн: освоение новых правил игры Напечатать текущую страницу
Кирилл Товбин

Православие и Постмодерн: освоение новых правил игры

Множество разных современных православных богословов, мыслителей и публицистов рассматривают эпоху Постмодерна как явление апокалиптическое, находя для своей позиции вполне веские основания.1 Разрушение неких устоев и границ, недоуничтоженных модернистами, в нынешнюю эпоху достигло восторженного максимума. Однако в данной статье будет предпринята попытка совершенно иного взгляда – «за» Постмодерн. Я на некоторое время развёртывания суждений отойду от общепринятой в Православной Церкви позиции, которую разделяю и сам. Цель – моделирование герменевтического соглашения. О действительном соглашении/несогласии будет сказано в конце статьи.

I. Пост Модерн?

Среди философов считается общепринятым постгегельянский взгляд: Постмодерн есть критическое преодоление Модерна,2 некая месть Модерну за его своевременное преодоление традиционного общества. Если исходить из логики «отрицания отрицания», мы, православные христиане, полу-чаем приемлемый для нас пункт опоры, ибо Постмодерн, отрицая Модерн, использует для своей борьбы смысложизненные позиции, которые Модерн когда-то по-пытался преодолеть. Проще говоря, Традиция может вернуться.3 С XVII века она подвергалась планомерному изничтожению, однако сломлена не была: Традиция сакральна, и человеческим (тем паче профаническим) усилиям не сломить её.4 Однако Традиция сжалась, и Постмодерн, вероятно, представляет собой ход обратного движения пружины. Так ли это – не будем сейчас рассуждать,5 просто остановимся на этом тезисе, сделаем его опорным для нас на некоторое время.

Постмодерн в действии – не фантазия оригинальничающих философов. Постмодерн мы видим сквозь окна, мониторы и статистические показатели. Постмодерн – это новая матрица взаимоотношений и манера мышления. Кроме того, Постмодерн есть движение масштаба планетарного, он легко добился того, на что с переменным успехом потратил четыреста лет и многие миллионы жизней Модерн, – глобальности.6 Интеллектуальной заразы, генерированной несколькими преподавателями самых известных университетов, хватило на всемирную трансляцию и утверждение в качестве норматива бытия и норм быта.

Постмодерн есть тотальное разрушение и освобождение – так считают сами постмодернисты. По их мнению, для истинного освобождения индивида нужно снять оковы с мышления и поведения, высвободить индивида из-под гнёта «больших рассказов».7 И оковы эти – мысленного характера. Более серьёзные оковы – Традиция, Государь, Церковь – уже сняты модернистами. А вместо них – лишь договорённости. Философы и политики негласно договорились лишь о рисунке нового танца.Танец окончился, все разошлись по домам и укрытиям, Модерн завершился.

Итак, тезисы Модерна, которые Постмодерн с лёгкостью разрушил своим «а почему именно так?»: глобализация, европо(западо)центризм, прогрессизм, эволюционизм и единолинейность мирового развития, сциентизм, рационализм и эмпиризм, антропоцентризм и гуманизм, логоцентризм и реализм. Вместо этого Постмодерн задаёт свои параметры, попросту переворачивая принципы Модерна: вместо логики (точнее, классической формальной, «стержневой» логики – логика мочковатого корневища, веер возможностей (ризома)8

Вместо реализма (теперь воспринимаемого как насилие одной из возможностей) – множественность опорных точек, взглядов, позиций – плюрализм, новое философское язычество 9 Вместо антропоцентризма – «чего-либо-другого-центризм»: социо-, касто-, элито-, пролетаро-, виртуало- (даже Церкво-) центризм. Неважно, вокруг чего собираться – лишь бы было теплее. «Великий разрыв» Фукуямы есть замечательная иллюстрация именно такого представления .10 Отход от антропоцентризма есть следствие непонимания того, что такое человек и для чего он нужен. Убив максимальный гуманизм минимальным, некоторое время логика смысла продержалась на волне захватывающего скольжения нового идолопоклонства, но настала усталость, и то, что звучало гордо, стало звучать пóшло. Человека больше нет, есть непонятное стечение обстоятельств.

Вместо рационализма – эпатажный культ безумия. «Кто сказал, что так – умно, а так – глупо?» Авторитетов больше нет, в «большие россказни» про скомпрометировавших себя выскочек больше никто не верит. Потому – назло, напротив, поперёк ума – и вместе с тем не погибнуть, но продолжить своё, перпендикулярное, существование.11

Без эмпиризма. Эмпиризм есть обман – нет опыта, есть только его интерпретация. Если раньше всех шокировали мыс- лители (Ницше), то теперь – «серьёзные» учёные и философы (Капра12, Фейерабенд13 , Кун14, Лакатос15). Ежели всё зависит не от отточенной силы ума (давайте помянём Канта), а от властности каких-либо мировоззренческих установок – значит, и не нужно искать Истину. Надо оттачивать Политику. И сфера Политики солидно возвращается в Постмодерн, занимая почти то же место, что занимала в традиционном мире.

Вместо сциентизма – параллельный взгляд на мир глазами оккультиста, мистика, наркомана. Кто сказал, что именно к такому психологическому типу принадлежит индивид, и именно так надлежит к нему относиться, если из учёных, разработавших эту классификацию и методологию, один был сексуальным извращенцем, другой – наркоманом, третий – йогом? Прогресс? Имея в наличие ноутбуки и зная о нанотехнологиях, мы имеем смертность, ненамного отличающуюся от средневековой. Мы не научились излечивать большинство страшных эпидемических заболеваний древности, но добавили к ним множество новых, превратив нашу среду обитания в помойную яму. Почему мы сегодня должны чтить абстрактный Запад как всеобщую матрицу, если видим, что он не в состоянии справиться с экономическими и демографическими про- блемами; если видим, что межнациональные и межклассовые конфликты – почти всегда прерогатива западного стиля; если большинство программистов – азиаты?

Люди перестали верить в теорию эволюции. Пользование беспро- водным Интернетом и автоматическими стиральными машинками не только не отодвинуло, но приблизило нас к животным, причём низшим. Многочисленные произведения современной культуры вообще отрицают историцизм. Идеи скачка, витка, тупика, схлопывания истории приводят к представлению о действительности как о возможности.16

История – больше не самосовершенствование рода человеческого, а вѝдение какой-то властной группой своего и чужого развития. Кому нужна глобализация, приведшая к тому, что в большинстве стран мира на работу не может устроиться либо квалифицированный специалист, либо, наоборот, простой работяга вытесняется мигрантом? Если привычный семейный уклад и кастовые традиции разрушены по- средством СМИ, а тех социальных условий, в которых живут неплачущие богатые и Симпсоны, «просветительские» СМИ почему-то не обеспечили.

На волне противоречий начинается бунт против Модерна. Рулят бунтом, естественно, всегда только философы, внедряя новые представления, раскрепощая желания, растлевая мысли. Бунт есть соглашение мыслителя с толпой. Чаще всего – не с толпой, а с авангардом толпы – с военным, бизнесменом, журналистом, депутатом. (Эти слова приведены затем, чтобы мы не обезличивали Постмодерн. У него есть конкретные генераторы идей, конкретные воплотители.) Начиная бунт против Модерна, Постмодерн, естественно, вовлекает в себя весь исторический опыт борцов с Модерном. Это, прежде всего, домодернисты, причём, самые умные и одарённые, ибо смогли разгадать в токе истории опасные струи. Самые яркие домодернисты-антимодернисты были, как правило, самыми образованными, знавшими язык Модерна. Потому для постмодернистов их слова наиболее важны – не надо переучиваться на какое-то архаическое философствование, язык Константина Леонтьева и Максима Грека вполне современен.

И в эпоху развитóго Модерна раздавались голоса против. Но внутримодернисты-антимодернисты были, как правило, слишком экстравагантны. Модерн есть система систем. Постмодерн ненавидит системы, но, во-первых, уже привык к системам, во-вторых, противостоять Системе может только Привычка. А внутримодерновые «борцы против» не создали привычки, инерции, движения. Потому привлекать в свой арсенал «проклятых поэтов», телемитов, «чёрных баронов», первертов, тамплиеров и прочих затруднительно – их позиция носила характер эпатажного взвиха и встряса (словами Ремизова), они никого не повели за собой, понеже и не ставили такой задачи. Потому и поминание в постмодернистских святцах Кроули, де Сада, Эволы не может быть деконструктивным актом – это лишь иллюстрация.

Мы логически приближаемся к тому, что голоса домодернистов вновь зазвучат в нынешнее время, и эти голоса будут более убедительными, чем вчера. Потому мы, православные, получили возможность открыто (перед «мирскими») противопоставлять Василия Великого – Дарвину17, Авву Дорофея – Дейлу Карнеги.18 Про опасности этих новых-старых голосов отдельно будет сказано ниже.

II. Православие против Модерна

Теперь – позиция православных. Как ни странно, сегодня можно говорить о парадоксальной встрече православных христиан и безбожников-постмодернистов. Именно общий враг – Модерн (как профанатор, десакрализатор, секуляризатор) – даёт возможность этой встречи. И мы можем проповедовать на языке, заданном нынешними «мирскими». Мы, не кривя душой, можем использовать их жаргон для воздействия на их же умы. Их язык и некоторые установки подходят для нас, потому что их языка нет – есть элементы нашего языка, феерически связанные с чужеязычными элементами. И элементов нашего языка достаточно, чтобы быть узнанными в Современности. Поговорим об этих «встречах».

Фундаментальная несерьёзность. Модерн претендовал на «здравость», объективность и понимательность – это и было «серьёзностью». Традиция отрицалась именно потому, что главный пункт её – не понимание и свободное действие, а послушание и продолжение. Многовековая церковная учёность была объявлена «поповскими бреднями», многотысячные примеры стяжаний святости – дикостью и варварством. Подставлять левую щёку, благословлять обидчика, благотворить врагу – это не укладывается в рамки «здравого смысла», заданные безбожниками-модернистами. У православия – иной здравый смысл. В него укладывается и подвиг преподобного, налагающего на себя вериги, и подвиг юродивого, проповедующего голышом посреди площади, и подвиг мученика, отдающего жизнь за какие-то слова, и подвиг равноапостольного царя, неудовлетворённого религиозностью подданных, и подвиг праведника, терпящего ругань жены. Это – безумие (с точки зрения мира сего). И об этом можно и нужно говорить именно сейчас, когда постмодернисты продвигают культ безумия, бессмысленности, хаоса и бессвязности.19

Несерьёзно то, что отклоняется от заданной фабулы. Несерьёзной является жизнь, вовлекающая в себя какие-то императивы, не распространяющиеся на сию конкретную, земную жизнь. Несерьёзно поведение монаха, ходящего в жару в мантии только потому, что какой-то там устав запрещает её снимать. Несерьёзно поведение беременной женщины, отказывающейся от мяса в пост из-за каких-то канонов. Жизнь как игра. В противовес конструктивистскому пониманию жизни как процесса, в конце которого нас ждёт конкретная и ощутимая цель, постмодернисты говорят о жизни как игре, о прыгании с одной смысложизненной кочки на другую. Отчасти и этот пункт согласуется с православно-христианским мировидением. Игра – это деятельность, смысл которой – не в результате, а в самом процессе. С точки зрения учения Церкви, мы своими поступками не можем обеспечить себе цели нашего существования – спасения души. Это целиком зависит от воли Бога. Нам отчасти известна Его воля, и мы призваны её исполнять, заранее зная, что выполнение моральных и поведенческих канонов само по себе не приведёт нас к обóжению. При этом мы должны быть полностью сконцентрированы на нашем усилии – например, на молитве. Всё постороннее должно быть устранено, желательно создать условия, наиболее благоприятствующие молитве: пост, икона, лампада, кадильный дым, пламя свечи.

Исихасты достигали лицезрения Самого Господа в молитве, и при всём этом молитва наша не может решить нашей загробной участи. Преп. Иоанн Лествичник учит, что цель молитвы – не что-то иное, а сама молитва.20 Деятельность, не ведущая ни к какому осязаемому результату. Равно как и милостыня, проповедь, благословение обидчиков, пост, чтение Писания. Результат, разумеется, есть – это рождение нового человека. Однако не новый человек, не укрепление веры – цель христианина, а спасение души. И если христианин своей верой (как убеждённостью) может передвигать горы и воскрешать мёртвых, но не имеет в себе любви (как Богоподобия) – усилия его тщетны (1 Кор., 13: 2).

Антирационализм. Изучение античных мудрецов и вовлечение их логики, озарений и понятийного аппарата в христианское богословие не привело к концентрации на логосе. «Знание надмевает, а любовь на- зидает,» – писал один из знатоков эллинской мудрости Апостол Павел (1 Кор., 8: 1). Развитие ума может привести к Богу (см. пример святых великомучениц Екатерины и Варвары), но не обóжит человека. Классификация, абстрагирование, аналогия и дедукция никогда не выведут из сумрака неведения, лишь на малую толику прояснив его. По учению преп. Максима Грека развитие ума нужно лишь затем, чтобы отчётливее видеть своё несовершенство и способы его улучшения. Но не более того. Мрак остаётся мраком без вторжения в него Бога. А Бог не вторгнется (как правило) к тому, кто не хочет Его видеть (не узнают) и к тому, кто не готов Его воспринять (сгорят). Развитие ума – фикция, единственно ощутимый продукт которой – тщеславие и гордыня. Превозношение над Богом, святыней – это «мудрость» секулярная, тщащаяся «освобо- дить» человека, а на деле лишь одурманивающая его.

«… Придет отступление, и откроется человек беззакония, сын погибели, противник и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, выдавая себя за Бога» (2 Фес., 2: 3-4).

Антиглобализм. Постмодерн тяготеет к «сдвижению на периферию», к децентрации.21 Этот пункт – также место притяжения с Православием. Единство спасительной Истины не предполагает однообразия способов духовного совершенствования. Истина – это Бог; Путь к Нему – Его Церковь, Её Ка- ноны, очерченные Отцами через водительство Духом Святым. Поскольку все люди имеют одинаковую греховную природу – постольку каноны Церкви едины для всех национальных Церквей. Поскольку существуют специфические национальные формы как греха, так и Боговидения – постольку существуют и национально-церковные каноны, приемлемые для православных одной страны, но неприемлемые для прочих верующих. Нет единого центра Церкви на земле. Каждая поместная Церковь возглавляется национальным предстоятелем – патриархом, митрополитом либо архиепископом. Единство догматическое, литургическое и евхаристическое не мешает православным японцам разуваться при входе в храм, православным американцам – использовать лампочки вместо лампад, не мешает варьировать и устав питания в посты, и календарь, и богослужебные правила.

Политика как императив. Вместо веры в науку, в классовую борьбу, в права и возможности человека, Постмодерн говорит о единственном незыблемом принципе, от которого радиально отходят все сферы жизни, – о политической власти.22 Господство тех или иных парадигм обуславливается господством каких-то человеческих групп, разделяющих и/или продвигающих эти парадигмы. Европейцы уже не могут заявлять о господстве христианских ценностей в очерчивании менталитета западного человека – исламизация Европы пресекает это как «нацизм».23

Скорее всего, в ближайшее десятилетие не раз будет объявлено, что лучшим воплощением «прав и свобод человека и гражданина» является Коран, а позже – и Шариат. Политика означает всё. Православное христианство настаивает на священности власти: «Всякая душа да подчиняется высшим властям. Ибо нет власти, кроме как от Бога, а существующие поставлены Богом. Поэтому противящийся власти восстал против Божьего установления; а восставшие навлекут на себя осуждение» (Рим., 13: 1-2); «Всех почитайте, братство любите. Бога бойтесь, царя по- читайте» (1 Пет., 2: 17).

Неправославный будет удивлён, узнав, что Первым Вселенским собором руководил (и даже созывал его) формальный язычник Константин. Неправославный никогда не поймёт позиции великого князя Владимира, заявившего: «Кто не крестится – не друг мне». По православному вероучению точкой натяжения струн мировой истории является катехон – «удерживающий теперь» (2 Фес., 3: 7), воплощённый в православном государе, власть которого распространяется далеко за рамки своей империи – «император православных христиан».

«Бог даровал христианам два высших дара – священство и царство, посредством которых земные дела управляются подобно Не- бесным» (преп. Феодор Студит).24 И именно исчезновение последнего православного императора и последней христианской державы знаменует начало Конца. Поэтому православное духовенство стремится влиять на политику. Не потому, что они – постмодернисты, а потому что политика сакральна.

Хаос как фигура действия. Модернисты, начиная с Реформации, либо умалчивали о дьяволе, либо не считали его серьёзным персонажем. Полагалось естественным и само собой разумеющимся то, что мир и человек развиваются («прогрессируют», «эволюционируют»), накапливая всё больше внутренних связей и усложняя системность. Постмодернисты «вывели небытие из словесного небытия», показав, что хаос – не герменевтическая конвенция, а реальность. Распад, бессвязность, случайность – излюбленная тема не только нынешних творцов культуры и философов, но даже учёных – математиков и физиков. Понятие энтропии, перешедшее в ХХ веке из физики в богословие (Флоренский25) и философию (Пригожин26) так поразило «научную общественность», словно она никогда не слыхивала о нарастании хаоса через развёртывание грехопадения. Допустим, Отцов Церкви «учёные» не читали, но учение средневековых схоластов им должно было быть знакомо хотя бы в общих чертах. Блаженный Августин очень наглядно объяснил, что грех есть экран между человеком и Богом, в тени которого притупляется очевидность духовного мира, ослабляют связи элементов мироздания, скрепляемых Духом Святым. Источник такого утверждения – слова св. апостола Павла: «Открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду людей, держащих истину в плену у неправды, так как то, что можно знать о Боге, явно для них, ибо Бог им явил. Ибо то, что незримо в Нём, созерцается от создания мира чрез размышление над творениями: и вечная Его сила и Божество, так что нет у них извинения, потому что познав Бога, они Его, как Бога, не прославили и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачи- лось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, они обезумели…» (Рим., 1: 18-22).

Главная проблема, которую всякий человек и общество переживают непрестанно, от зарождения до гибели – это устремлённость к гибели. Распад, мрак, холод есть вехи нашего бытия, потому сатана есть «князь мира сего» (Ин., 12: 31). «Всё принадлежит мне,» – заявляет глава нечистых духов в Евангелии (Лк., 4: 6). Православие учит, что хаос неминуемо охватывает пространства, освобождённые от благодати Духа Святого. Причина такого отгораживания – человеческий грех, механизм – человеческая свобода. Поскольку свобода является подобием человека Богу, Бог не может вмешаться в действие человека, и человеческий произвол порождает грех (хотя Божий Промысел этот грех стремится обратить на благо же человеку).

III. Опасности

Таким образом, настало интересное время, когда наш, православный голос может быть услышан, и для этого не обязательно заигрывать с мирскими понятиями и ценностями, как это делают некоторые «модные» православные богословы. Однако не всё так просто. Постмодернистская логика смысла включает в себя традиционализм, особенно традиционализм православный, лишь как один из аспектов «веера возможностей», лишь как одну из вариаций развития событий после взмаха крыла бабочки. Игра как принцип жизни гораздо страшнее православного юродства Христа ради – при игре смысла вообще нет, есть лишь тяга к комфортному времяпровождению. Эгоцентризм и посюсторонность Постмодерна есть максимум эгоцентризма и посюсторонности вообще. Потому возможность смелой проповеди на постмодернистском языке без ползучего растления деконструктивностью Постмодерна – краткий миг. Чуть только мы посмеем заикнуться о нашей позиции как о единственно верной, о нашей Церкви как о единственном Пути к Богу, о Боге как единственной абсолютной ценности – Постмодерн немедленно отвратится от нас. Однако на данный момент расшатанные современными СМИ умы и души, отвращённые от всего мирского-устойчивого могут быть зацеплены нашей проповедью. Это время упустить нельзя.

Также нельзя поддаться испугу включённости в коллаж постмодернистской духовности, чему ярким примером является «интеллигентский оккультизм», особо актуальный в 1990-е или сектантство типа «Богородичного центра». Мы должны дерзновенно вещать о наших ценностях, не опасаясь маргинализации. В Постмодерне чем маргинальнее группировка – тем симпатичнее. И максимум отрицания «мира сего» и мирских ценностей сформирует особый язык, недоступный для лёгкого воспроизводства, пародии и коллажирования. И, конечно, самое главное – духовная сторона нашей проповеди. Молитва и духовное совершенствование для православного христианина должны стоять несравнимо выше поисков смысловых конвенций с миром сим. Тогда Бог будет не в слове, а в силе (1 Кор., 4: 20).

Ссылки:

1) См., напр.: Иоанн, митр. Санкт-Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа. Очерки русского самосознания. – СПб.: Изд-во Л. Яковлевой, 1994; Мейендорф И., прот. Православие и современный мир. – Минск: Лучи Софии, 1995; Мелетий, митр. Никопольский. Печать антихриста в Православном Предании. – М.: Сестричество во имя св. прпмч. кн. Елизаветы, 2001; Мороз А., свящ. Россия перед выбором: Духовность истинная и ложная. – СПб.: Общество свт. Василия Великого, 1998; Осипов А.И. Чтобы не пришла тьма… // Православная беседа. – 1999. – № 2; Иларион, епископ Венский и Австрийский. Христианство перед вызовом воинствующего секуляризма // http://azbyka.ru/hristianstvo/hristianstvo_i_mir/hristianstvo_pered_vyzovomall. shtml; Аксючиц В.В. Ресурсы духовного возрождения // http://www.apn.ru/publications/article21859.htm

2) См.: Инглхарт Р. Постмодерн: меняющиеся ценности и меняющиеся общества // Политические исследования. – 1997. - № 4; Иноземцев В.Л. Современный постмодернизм: конец социального или вырождение социологии? // Вопросы философии. – 1998. – № 9. – С. 27-37.

3) См.: Корнев С. Трансгрессивная революция: Посвящение в постмодерн- фундаментализм // http://kitezh.onego.ru/trans_re.htm; Корнев С. Традиция, Постмодерн и вечное возвращение // http://kitezh.onego.ru/traditio.html.

4) См.: Аверинцев В.В. Традиция как преемственность и служение // Человек. – 2000. – № 2; Quinn W.W. The Only Tradition. – NY: State University of New York Press, 1997.

5) См., напр.: Дугин А.Г. Пост Модерн? // Элементы. Вып. 9. – М., 2000.

6) См.: Келле В.Ж. Процессы глобализации и динамика культуры // Глобализация и гуманитарное знание. – 2005. – № 1. – С. 69-70.

7) См.: Лиотар Ж.-Ф. Состояние Постмодерна. – М.: Институт экспериментальной социологии, СПб.: Алетейя, 1998.

8) См.: Делёз Ж. Переговоры. – СПб.: Наука, 2004. – С. 48-50.

9) См.: Гиренок Ф.И. Пато-логия нового язычества // http://www.hrono.info/libris/lib_g/yazych.html

10) См.: Фукуяма Ф. Великий разрыв. – М.: АСТ, 2003.

11) См.: Deleuze G., Guattari F. Capitalisme et schizophrenie. – Paris: Ed. de Minuit, 1972.

12) См.: Капра Ф. Дао физики // http://lib.ru/KAPRA/daofiz.txt

13) См.: Feyerabend P.К. Science in a free society. – London, 1978.

14) См.: Kuhn T.S. The Structure of Scientific Revolutions. – Chicago,1962

15) См.: Lakatos I. History of Science and its Rational Reconstructions // Boston Studies in the Philosophy of Science. – 1972. – № 8.

16) Baudrillard J. L'Illusion de la fin ou La greve des evenements. – Paris, 1992.

17) См.: Сысоев Д., свящ. Эволюционизм в свете православного учения // http://sysoev2.narod.ru/evolution.htm; Кузнецов Т., свящ. Православное мировоззрение и современное естествознание // http://www.fictionbook.ru/ru/author/svyashennik_timofeyi/pravoslavnoe_mirovozzrenie_ i_sovremennoe/

18) См.: Дронов М., прот. Талант общения. Дейл Карнеги или Авва Дорофей? – М.: Новая книга, Ковчег, 1998.

19) См., напр., произведения Милана Кундеры, Чака Паланика, Виктора Пелевина, Татьяны Толстой.

20) Иоанн Лествичник. Лествица. – СПб.: Типография № 6., 1995. – С. 239.

21) См.: Деррида Ж. Грамматология. – М.: Ad Marginem, 2000; Делёз Ж. Различие и повторение. – СПб.: Петрополис, 1998.

22) См.: Панарин А.С. Искушение глобализмом. – М.: Эксмо, 2002.

23) См.: Иларион, епископ Венский и Австрийский. Христианство перед вызовом воинствующего секуляризма http://azbyka.ru/hristianstvo/hristianstvo_ i_mir/hristianstvo_pered_vyzovom-all.shtml

24) Цит. по: Поснов М.Э. История Христианской Церкви. - Брюссель: Жизнь с Богом, 1964. – С. 265.

25) Флоренский П., свящ. Имена // http://www.magister.msk.ru/library/philos/florensk/floren03.htm

26) См.: Пригожин И.Р. Философия нестабильности // Вопросы философии. – 1991. – № 6. – С. 46-57.

Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    6 июня 2004, 04:08
    Постмодерн | Художественный журнал | А.Дугин | Заколдованная среда новых империй | 06.06.2004
    16 января 2004, 15:05
    Постмодерн | А.Дугин | О стиле для РЖ | 22.03.2002
    25 декабря 2003, 17:55
    Постмодерн | Дискурс-Пи | А.Дугин - Настоящий постмодерн | 2003
    9 мая 2003, 19:32
    ''Элементы'', №9 | А. Дугин | Пост Модерн? | 2000
    16 декабря 2002, 12:09
    А.Г.Дугин | Русская Вещь | Постмодерн? | 1999
    2 декабря 2002, 23:24
    А.Дугин | Тамплиеры Пролетариата | 418 масок субъекта | 1997
    "Элементы", #9 | Содержание | 2000
    ВЕСЬ АРХИВ