22 ноября, среда
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
А.Дугин | Консервативная Революция | Метафизические корни политических идеологи Напечатать текущую страницу
Оглавление «Консервативная Революция» Оглавление ж-ла "Милый Ангел"№1 Оглавление «Конспирология»
А.Дугин
Консервативная Революция, М., 1994 | "Милый Ангел" №1, М., 1990 | "Конспирология", М., 2005

МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ КОРНИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИДЕОЛОГИЙ

Путаница политологических определений
В современной политологии и социологии, а также в дисциплинах, которые стали от них неотделимы: история религия, этнология, антропология (за последнее время сильно потеснившие статистику и экономизм), в настоящее время царит полный хаос в отношении самых фундаментальных определений политических направлений —таких, как фашизм, коммунизм, социализм, демократизм и т.д. Помимо того, что сами коммунисты, фашисты и демократы, как правило, весьма расплывчато и противоречиво определяют свои собственные идеологические позиции (что объясняется, в значительной мере, чисто пропагандистскими задачами), одно время особая, повышенная популярность методологий Новых Левых спутала окончательно все пропорции, так как слово “фашизм” стало синонимом “всего плохого”, а “коммунизм” (читай “свобода желанию”) - “всего хорошего”. С другой стороны, среди умеренных демократов и также умеренных либералов стало привычным другое тождество, выдвигаемое, как правило, советологами: “коммунизм — это фашизм”.

Когда  же  в  дело вступают такие факторы,  как Религия,  Авторитарное правление, национальная специфика, экологические катаклизмы — логические структуры совершенно рассыпаются в прах, и подчас разумность в определениях заменяется страстями, эмоциями, индивидуальными и национальными симпатиями и т.д.

Все это характерно,  и даже в еще большей степени, и для нашей политологии,  чье состояние усугубляется (помимо  значительной хаотичности  политологии зарубежной,  на которую отечественные социологи  в  основном  и  ориентируются)  еще  и  многолетней необходимостью  интеллектуально  “спать”  или  просто скрывать свою точку зрения в вопросах политики,  что,  в конце  концов, привело    к   доминированию   “косвенных   высказываний”   —высказываний с оглядкой на  тоталитарные  догмы,  от  коих  по форме нельзя отойти ни на шаг.

Поэтому у  нас не только политология как дисциплина, изучающая спектры и соотношения идеологий,  но  и  сама  политика,  т.е. собственно  сфера  прямых  (не  аналитических)  идеологических утверждений,   оказалась   состоящей   из   иррациональных   и противоречивыых   тезисов,   гротескно-абсурдных  дискуссий  и системы намеков,  которые образовали особое советское  “арго”, поддающееся   расшифровке   только   благодаря  знанию  особых изощренных  шифров,  понятных  лишь   “верхам”   и   “западным советологам”.  И  тем не менее необходимость ясных определений принципов и взаимоотношений различных типов идеологий остается насущной и тем более актуальной, что возможность бесцензурного идеологического высказыывания  скоро  сможет  стать  в  России нормой.

Мы предлагаем  в  данной  ситуации свой вариант принципиальной политологической  схемы,  которая,  на  наш  взгляд,   поможет разрубить   гордиев   узел   политологических  противоречий  и вычленить основные несводимые  друг  к  другу идеологические  комплексы  —  идеологические  “пределы”,  чьи варианты и многочисленные комбинации  и  создают  многоцветный спектр современной планетарной политики.  Мы никоим образом не претендуем на абсолютность нашей концепции,  она остается лишь схемой,  и поэтому в ней с необходимостью все взято в довольно грубом приближении.  В то же  время  мы  убеждены,  что  через углубление   в   детали   и   нюансы   никак  нельзя  получить синтетическую,  целостную  картину,  и   наоборот,   применить принципиальное    к    конкретному   является   всегда   легко осуществимой и чисто технической задачей.  Более того,  на наш взгляд,    именно   боязнь   схематизации   и   приверженность аналитическому  методу  и  привели  политологию  в  то  убогое состояние  —  состояние  “роскошной  нищеты”,  в  котором она сегодня пребывает.  В нашем исследовании мы  привлекаем  самые разнообразные сферы человеческой мысли,  начиная, естественно, с религиозных и метафизических концепций,  так как именно этот уровень  прямо  или  косвенно,  утвердительно или отрицательно предопределяет специфику тех или иных  политических  платформ.
Метафизические догмы за кадром
Мы    убеждены,    что   истоки   политики   и   политического самоопределения  человека  в  первую  очередь  проистекают  из некоторых  метафизических  догм  и  лишь  потом  заимствуют из конкретной  социальной  реальности  лозунги  и  клише,  сквозь которые   и   посредством   которых  эти  догмы  находят  свое непосредственное выражение.  Причем в большинстве случаев сами эти  догмы  остаются  целиком  за кадром,  и не только рядовые носители идеологии,  но и сами ее выразители  или  “создатели” подчас   не  имеют  о  них  ни  малейшего  представления.  Эти метафизические догмы могут внедряться в  человека  либо  через смысловое   подразумевание   традиционных  символов  и  знаков (культурный или  социальный  фактор),  либо  через  врожденные психо-ментальные  установки (психо-генетический фактор),  либо через   экзистенциальную    реакцию    человека    на    Бытие (экзистенциальный   фактор).  В  любом  случае  метафизическая догма, пред-определяющая идеологию, переживается человеком как нечто внутреннее, безусловное, как некий бытийный императив и, быть может, поэтому сама попытка выявления этой догмы в чистом виде  так  часто претит,  вызывает отталкивающую реакцию.  Это можно заметить и на более поверхностном уровне, когда носитель конкретной  политической  доктрины  очень  часто  затрудняется определить сущность своей принципиальной ( а не  конкретной по отношению к данному вопросу) позиции, отождествляя ее с чем-то само собой разумеющимся.  (К примеру,  существуют  коммунисты, которые и не подозревают о том, что коммунистическая идеология принадлежит к числу “левых” идеологий,  что  соответствует  ее объективному  положению,  и искренне считают ее ни правой и ни левой, но центральной, или иначе, “единственно” верной).

Но как  бы  ни  протестовали  рядовые  носители   политических взглядов или изощренные политологи аналитического направления, именно обобщения,  касающиеся идеологических принципов и   метафизических   догм  идеологии,  позволяют  хоть  как-то ориентироваться  в  хитросплетениях  современных  политических процессов,  и такие книги, как “Фанатики Апокалипсиса” Н.Кона, “Социализм как явление мировой истории” И.Шафаревича  ,  труды А.Безансона (написанные как попытки глобальных обобщений), при всем скептицизме  в  их  адрес,  рано  или  поздно  становятся путеводными  ориентирами  для  большинства специалистов в этой области,  именно на их основе строящих уже более  детальные  и нюансированные модели. В этом смысле даже почти иррациональные идеологемы Новых Философов (А.Б.Леви,  Глюксман и т.д.),  коль скоро  они  хоть  что-то  обобщают,  часто  берутся в качестве отправной   точки   для   исследований   более   “трезвых”   и “рациональных” социологов и политологов.  Более того, именно в глобальных     обобщениях      представители      диаметрально противоположных  мировоззрений  часто  приходят  к утверждению одной   и   той   же   объективной   картины   идеологического пространства,  при  том,  что  моральные  и ценностные акценты ставятся,  естественно,  на  противоположных   полюсах   этого пространства,   в   то  время  как  без  этих  обобщений  само использование отдельных терминов теми или  иными политическими группами настолько различается,  что складывается впечатление, будто люди разных идеологий принадлежат  к  разным  вселенным, просто  не  имеющим между собой общей меры.  Именно согласие в отношении  объективной  картины  идеологического  пространства между  политическими антогонистами,  согласие,  рождающееся из глобальных обобщений и схематизаций, и вызвало к жизни ходовой штамп о “совпадении правого и левого экстремизма”. Этот штамп, будучи   совершенной   бесмыслицей,    если    понимать    его прямолинейно,  на  самом  деле  является  искаженной  по форме констатацией “согласия в  объективном  обобщении”  у  наиболее глубоких  идеологов разных ориентаций,  которые с максимальной ясностью понимают  метафизический  догмат,  лежащий  в  основе своей  собственной  позиции,  в  отличие  от рядового носителя идеи,  действующего больше в силу идеологической инерции и  не отделяющего в данном случае причину от следствия,  или другими словами,  идею от ее носителя,  то есть от себя  самого.  (Это имеет  в  виду Ф.М.Достоевский,  описывая одного из персонажей своего романа “Бесы”,  Кириллова — “идея его съела”). Поэтому об  “экстремизме”  здесь можно говорить лишь в этимологическом смысле слова, то есть как о “предельном” (экстремум — предел) проникновении  в  сущность  своей  и  чужой позиции,  а вместо “совпадения” или  “слияния”  противоположностей  в  реальности речь  идет о “понимании” (или о его отсутствии,  тогда это уже не  “экстремизм”)  приверженцами   противоположных   идеологий глубинных истоков и метафизических догматов, проступающих ск возь пропагандистские  прагматически  выдвигаемые  лозунги, тезисы,  идеи,  учения конкретных политических сил. В реальной идеологической   жизни,   как   и   в    реальности    вообще, противоположности   не  совпадают,  иначе  и  духовная  борьба метафизических позиций и сама реальность  были  бы  иллюзорным спектаклем, лишенным всякого конечного смысла.
Парадигмы в традиционных обществах
В поисках терминов,  которые были бы достаточно адекватны  для характеристики   тех   основных  мировоззренческих  тенденций, которые мы используем в нашей схеме,  лучше всего обратиться к истории   традиционных  обществ,  то  есть  тех  обществ,  где метафизические догматы выражались прямо и  непосредственно  на метафизическом   же   языке.  Именно  там  легче  всего  найти “предельные случаи”  тех  принципов,  которые  сверх-временным образом  всегда  остаются  движущими  факторами идеологической истории человечества и которые не устаревают и не исчезают, но лишь меняют свои обличья в ходе истории, подобно человеческому телу,  не меняющемуся в зависимости от моды,  но тем не  менее различному  в своих пропорциях у представителей различных рас.
Полярно-райская идеология
1. В  качестве  первого  типа  идеологии мы выделяем идеологию ПОЛЯРНО-РАЙСКУЮ,   которая   исторически    проявлялась    как гностическая   традиция,   как  эзотеризм,  внутренняя  тайная доктрина в рамках религиозных учений, а на политическом уровне —  как  сакральный  империализм  гибеллинов  в  Средневековой Европе и,  в конце концов, как германский национал-социализм в ХХ веке. Сущность этой позиции сводится к утверждению Субъекта Божественной  природы,  стоящего  в  центре  (на   Полюсе,   в середине), полностью подчиняющегося ему (а поэтому райского !) сакрализированного космоса,  космоса-зеркала, в котором не отражается ничего,  кроме самого этого Субъекта, соли Земли и Неба.  Этот Божественныый Субъект не имеет вне себя (ни  над собой,   ни  вокруг  себя,  ни  под  собой)  никакого  высшего метафизического принципа,  с которым ему нужно было бы духовно считаться,   и  поэтому  он  является  абсолютно  свободным  и неотделимым  от  Бога.  Бог   внутри   него.   (Этой   позиции соответствует подтвержденная Христом в Евангелии ветхозаветная максима:  “Аз рекох:”Бози есте”” — “Я сказал:  вы —  Боги”). Вне его Бога нет.  Так,  в космосе,  в природе,  на земле есть только  его  отражение,  а  поэтому  природа  является   здесь синонимом   Рая,   —   не   препятствием  для  его  Воли,  но продолжением его Воли,  овеществлением его Воли,  ее  “большим телом”.

Таковы сущностные   принципы  райско-полярного  мировоззрения. Там, где оно возникает, сразу же на первый  план выходят темы Божественного  Субъекта   —      Героя, Божественного Воплощения, Священного Императора, Ангелического Вождя,  Пророка,  с одной стороны,   и   Сакрального Космоса,  тени  и  продолжения  субъекта,   подвластного и непротивостоящего  ему, с  другой  стороны. Синонимом такого сакрального космоса  может  быть  “Мир  Иной”,  “лучший  мир”, “Царство Божие на Земле”, “Священная Империя”, “Новые Небеса и Новая Земля”,  “Новый Рай”,  “Тысячелетний Райх” и т.д. Каковы бы ни были исторические формы данного типа идеологии,  все они развиваются из этой  сущностной  парадигмы:  “Полюс-Субъект  и Космос-Рай”.  При  этом  акцент  всегда  падает  на отсутствие промежуточной  инстанции  между  этим  имманентным  полюсом  и Абсолютом,  Трансцендентным принципом, который открывается изнутри  Полюса-Субъекта — как сам этот Субъект,  как его внутреннее измерение.

Полярно-райское мировоззрение,   как   правило,  ориентировано строго монархически,  то есть в реальной истории оно стремится максимально    возвысить    фигуру    Правителя,   обязательно Единственного и Ангелизированного (полярная сторона). Вместе с тем  оно  тяготеет  к “горизонтальному” распространению власти этого Правителя через имперскую экспансию,  через включение  в подчиненную ему сферу, в сферу отражения его личности, максимального объема космического  пространства, превращенного тем  самым  в  Рай (Священную Империю) или,  иначе,  в область реставрированного сакрально-райского  измерения.  Но  здесь следует  подчеркнуть,  что  подобный монархизм и “империализм” отнюдь  не  всегда  совпадает  с  историческими  монархиями  и империями, так как основа этого полярно-райского мировоззрения обязательно   сопряжена   с   тотальностью,    и    отсутствие субъектности у монарха и райского измерения у космоса даже при номинальном  их  наличии  ведет  к  перспективе   гностической революции,   которая   стремится   к   реставрации   Полюса  и реставрации  Рая  во  всем  их   метафизическом   объеме,   не допускающей  относительности,  условности  или  “коллективного договора”.

Полярно-райская идеология,  будучи фундаментальной тенденцией, никогда    не    ограничивалась    политической   сферой,   но проецировалась  в   область   чистого   умозрения,   в   сферу религиозных   учений  и  “сакральных  наук”.  В  частности,  в герметической  традиции  средневекового   Запада   центральным символом  был  “алхимический  Король”  — “Красная Сера”,  а в индуистской традиции  существует  целая  школа  посвятительной практики  и  духовной  реализации,  называемая “раджа йога” —”королевская  йога”.  Кроме  того,  именно   термин   Король”, “Монарх”,   “Царь”   является   наиболее   употребительным   в большинстве эзотерических школ — как у  христианских мистиков (“Царь  Небесныый”),  так  и  у мусульман (особенно у шиитов), ламаистов, иудейских гностиков (каббалистов) и т.д. Собственно говоря,  эти две стороны полярно-райской идеологии — политика и  религия  —  никогда  не  разделялись  окончательно  как  в древности   (жрецы   участвовали   в  процессе  монархического правления  в  древнейших  государствах  Востока),  так   и   в современности:   в   Германии   1О-2О-ых  годов  эзотерики  из герметических  тайных  организаций  с  расовой  спецификой  —наследники  тамплиеров и гибеллинов (носителей полярно-райской идеологии в Средневековье) активно участвовали  в  становлении национал-социализма.  То же самое можно сказать и относительно шиитского гнозиса, центрированного на персоне Скрытого Имама —   аналога   Божественного   Субъекта,  который  неотделим  в современной ситуции от политических событий, разворачивающихся на Ближнем Востоке и особенно в Иране.

В качестве    примера   можно   привести   также   европейских Розенкрейцеров,      основополагающий символ которых — Роза и Крест— означал четыре реки Земного Рая (Крест) и душу самого Посвященного,  находящегося на полюсе,  в центре Рая,  в точке пересечения    четырех    рек    (Роза).    Сам    же    глава розенкрейцеровской организации носил титул  “Императора”,  что делает  всю  систему соответствий воистину полной.  Влияние же розенкрейцеров на  политические  процессы  в  Европе  является крайне  значительным  — как в случае подлинных Розенкрейцеров до 1648-го года, активно участвовавших в процессе Реформации и других  важнейших  политических  пост-средневековых феноменах, так и  в  случае  псевдо-розенкрейцеровских  организаций  типа “Societas Rosicruciana in Anglia”, “Golden Dawn in the Outer”, H.B.  of L.,  A.M.O.R.C.  и т.д.,  которые с конца  XIX-го  —начала  XX-го  века  замешаны во всех важнейших политических и гео-политических событиях западной политики.
Идеология "творец-творение"
2. Второй  тип  идеологии  — это идеология “ТВОРЕЦ-ТВОРЕНИЕ”, которую можно назвать также чисто консервативной. Она   соответствует   экзотерической,   внешней,   стороне религиозных  учений,  хотя  по  инерции  эта  идеология  может проявляться   и  доминировать  и  в  безрелигиозном  обществе. Наиболее  чистой  формой  этой  идеологии  являются  церковные организации  католического  образца  или тип исламской уммы (в первую очередь,  суннитской). Как правило, именно к ним точнее всего  применимы понятия “теократии” или “клерикализма”. Можно определить этот тип также как мировоззрение “потерянного Рая”. В   отличие   от   полярно-райского   принципа   ,   этот  тип мировоззрения помещает субъекта не в центре Мира  (на полюсе), а  на  его  периферии;  сам  же мир отождествляется здесь не с раем,  а  с  Творением,   отделяющим   субъекта   от   Творца. Естественно,  что  этот  периферийный  субъект,  субъект после грехопадения,  после изгнания из Рая,  уже не  осознается  как божественный  Господин,  которому полностью подчиняется космос (как продолжение его воли).  Он становится Изгнанником, отделенным  от  Творца Творением,  превратившимся отныне в двусмысленную  категорию,  так  как,  с  одной  стороны,   это Творение  с-крывает  Творца  (негативный  аспект),  а с другой стороны,  несет на себе  печать  Творца,  а  значит,  косвенно от-крывает   его   (позитивный   аспект).  С  этого  постулата начинается развитие религиозной  мысли,  могущей  идти  самыми разнообразными  путями  —  от  чистой  апофатики (отрицания возможности  познания  Творца  через   Творение)   до   чистой катафатики (утверждение возможности познания Творца в Творении — вплоть до их отождествления у “пантеистов”).  Как бы то  ни было,   идеология   Творец-Творение   или   креационизм  (от латинского “сreare” —  “творить”)  во  всех  своих  формах  и вариациях всегда противоположна гностическому подходу “полярно -райской”   идеологии,   которой   тематика    Творения    или несовпадения  Творца и Твари вообще чужда.  Собственно,  между этими двумя типами мировоззрений  и  проходит  основная  линия идеологической борьбы в истории.

Рассмотрим это подробнее.  Божественный субъект стоит в центре мира,  и мир подвластен и подчинен ему. В том случае, если это положение   вещей  нарушается,  полярно-райская  идеология  не меняет своих принципов, но просто, констатируя факт отклонения этих  условий  от  нормы,  стремится  к  восстановлению нормы. Божественный субъект  в  полярно-райском  сознании  вообще  не может быть изгнан из Рая,  поскольку пребывание в Раю является для  него  неотъемлемой  категорией  самоопределения.  Значит, Субъект-Господин      никогда      не      превращается      в субъекта-изгнанника.  Он  просто  скрывается,  но   скрывается вместе  с  Раем  (Скрытый  Имам  шиитов,  спящий  Император  у гибеллинов и т.д.) Те существа,  которые не  знают  больше  ни Божественного  Субъекта,  ни  Рая,  с позиции полярно-райского мировоззрения просто лишены сущностной реальности, фиктивны, и поэтому  как  таковые не имеют никакого права основывать новую метафизику — Творец-Творение,  коль скоро субъекта-изгнанника вообще  не  существует,  или,  другими  словами,  изганник  не является   субъектом.   Отсюда   как   предельная   форма   —антиклерикализм   гнозиса  и  концепция  Злого  Творца,  Злого Демиурга.  Концепция Злого Демиурга основывается на  том,  что если  факта  разделения  на  Творца и Творение по тем или иным причинам нельзя более не признавать,  от этого ни  Творец,  ни Творение  не становятся духовно-позитивными,  а значит,  и сам этот Творец не кто иной,  как  Злостный  Узурпатор  (“Автад” гностиков  или  “Самаил”  альбигойцев),  а  Творение — не что иное,  как злая,  временная иллюзия,  завеса над Раем. Следует также   обратить   внимание,   что  носители  райско-полярного мировоззрения  противостоят  именно  не-полярному  субъекту  и не-райскому  космосу  (из  совокупности  которых  и  рождается представление  о  Боге-во-вне,  о  Боге-Объекте,   о   Далеком Творце), а отнюдь не самой идее Духа или Бога.

С другой стороны, экзотерическая клерикальная идеология “Творец -Творение”  рассматривает носителей доктрины “Рая и Полюса” как ниспровергателей самих основ Религии  и  Веры,  поскольку  они отвергают   обе  фундаментальные  для  этой  идеологии  фигуры: субъекта-изгнанника и стоящего за Творением  Творца,— а  кроме того,  логически  ставят  себя самих (как причастных прямо или косвенно к Божественному Субъекту) на  одну  ступень  с  самим Творцом,  а  подчас  и  выше его.  Такие логические заключения клерикального     сознания   позволяют отождествить  носителей “полярно-райского”     мировоззрения     с     люциферианцами, сатанистами,  с врагами Бога и Человеков,  да, впрочем, и сами эти концепции    и   призваны   характеризовать   именно   типично “полярно-райскую” гордыню.

Принципиальное отрицание   субъекта-изгнанника  гностиками  не исключает,  однако,  признания наличия  этой  фигуры,  но  без постулирования   ее   субъектности.   Это  логически  приводит гностиков  к   антропологическому   дуализму   и   утверждению неснимаемого  неравенства.  Все  люди  для носителей Полярного Субъекта  делятся  на  две  категории  :  на   Человеко-Богов, Божественных    Субъектов,    Сверх-людей   (элита,   духовная аристократия, высшие люди, “Sonnenmenschen”, “Сыны Света” и т. д.) и на бессубъектных человеко-животных (плебс,  низшие люди, недочеловеки,  “Тiermenschen”,  “Сыны Тьмы”). Отсюда кастовая, расовая  или  интеллектуальная  дифференциация  во всех сугубо эзотерических учениях.  Естественно,  что “изгнанный  субъект” идеологии   Творец-Творение   относится  гностиками  к  низшей категории людей.  Подобный подход еще более  подтверждает  все подозрения экзотериков по отношению к гностикам.

Однако надо   заметить,   что   сама   христианская   традиция изначально была по  отношению  к  иудейскому  клерикализму,  в котором  идеология  Творец-Творение  наиболее  очевидно и ярко выражена,  как  раз   полярно-райской,   утвердившей   “Нового Человека” апостолов, родившегося из признания факта воплощения Слова  Христа-Иммануила  (то  есть  “с  нами   Бог”).   Спустя несколько   веков   христианский   гнозис,   настаивавший   на полярно-райской доминанте,  вошел в конфликт  с  нарождающейся уже не иудейской, а сугубо христианской ортодоксией, то есть с клерикальной версией Христианства,  в  которой  вместо  “вновь обретенного  рая”  на  первый  план стала все больше выступать тема Творец-Творение.  Гностический же комплекс постепенно был вытеснен   и   перешел   в   сферу   эзотерических,   закрытых организаций,  а подчас и гетеродоксальных сект.  Альбигойцы  и катары   были   последними   массовыми  носителями  “полярного христианства”  в  Средневековье.  Зтот  самый  полярно-райский комплекс,  хотя на сей раз и значительно искаженный, проявился позднее в анабаптизме и Реформации.

Еще несколько сущностных аспектов  идеологии  Творец-Творение: для   нее   характерна   соборность,   вера  и  консервативная устойчивость.  Соборность  —  “католичность”  (от  греческого “католикос”  —  “все  вместе  собранное”)  —  есть результат небожественности   субъекта-изгнанника,    который,    потеряв центральную позицию в мире,  более не самодостаточен и поэтому нуждается в социальной интеграции,  то есть  во  вступлении  в диалог    с    другими   субъектами-изгнанниками.   Соборность становится   необходимой   для     носителя    идеологии Творец-Творение,  так  как  только  через вовлечение предельно большого количества  частных  изгнанников  из  Рая  в  процесс поиска  пути  возврата клерикальное сознание видит возможность изменить статус небожественного субъекта.  Соборность может  и должна   предполагать   иерархичность,  но  эта  иерархичность строится снизу — на  ее  вершине  должны  находиться  наиболее “соборные” личности. В отличие от этого, иерархия полярно-райского сознания строится сверху,  начиная с  Божественного  Субъекта, который вообще не является соборным,  составным, но, напротив, абсолютно целостен,  в  то  время , как  степень  нецелостности возрастает по мере удаления от него вниз по ступеням иерархии. Можно  проследить  эти  различия  на  примере  суннитского   и шиитского  решения  вопроса  о  политической  власти:  сунниты (экзотерическая ветвь Ислама) стоят  за  выборную  власть  при доминации   оценки  большинством  религиозных  качеств  данной персоны, шииты отстаивают право наследственной власти, которое должно   обеспечиваться   генетической  преемственностью  роду первого Священного Имама, Али.

Необходимость веры вытекает из скрытости Творца  за Творением, что   предполагает  со  стороны  носителя  чисто  религиозного сознания некоторый волевой акт утверждения  неочевидного. Вера —    неотъемлемое   качество   субъекта-изгнанника.   Позиция “Рай-Полюс” основана,  напротив, на знании. Отсюда характерное название:  “гнозис”  (знание),  “гностик” (знающий).  Знание предполагает  прямой  и  уже  совершившийся  контакт  с  Богом внутри,  очевидность  внутреннего  Бога,  которая  делает веру излишней.  Экзотерическое же сознание рассматривает  претензию гностиков   на   “знание”   как   сатанизм   и   неправомочное самовозвышение.

И, наконец,     консервативная     устойчивость      идеологии “Творец-Творение” покоится на ее нейтральном отношении к Бытию в целом — так  как  это  отношение  не  предполагает  никаких резких  травматических  и  скачкообразных  трансформаций.  Эта нейтральность обеспечена принципиально двойственным отношением к  Творению.  И  апофатический и катафатический подходы к нему предполагают неопределенную длительность реализации  —  такую же неопределенную, как границы самого Творения. Иными словами, можно сколь  угодно  долго  рассматривать  позитивную  сторону космоса,  отыскивая  в ней следы Творца,  равно и сколь угодно долго выяснять отличие от Него Творения — все  это  не  может изменить   сущностного   статуса  ни  субъекта-изгнанника,  ни Бога-Творца.  Принцип соборности по  определению  не  способен перерасти  в принцип неделимости,  а принцип Веры — в принцип Знания без выхода за  рамки  идеологии  Творец-Творение.  Так, собственно,  и  происходило  в  истории с теми представителями клерикализма,  которые относились к концепции  Творец-Творение как   к  чему-то  переходному,  призванному  лишь  осуществить истинное рождение Субъекта и  истинное  обретение  Рая.  Такие религиозные   деятели,   в   том   случае,   если  они  хотели интеллектуально и доктринально оформить свои  духовные чаяния, и   не   довольствовались  тайной,  “отшельнической”  духовной реализацией,  мгновенно “впадали в ересь”, то есть выпадали за рамки экзотерической религиозной идеологии, отлучались от нее.

Надо заметить   также,   что   полярное-райское  мировоззрение является далеко не консервативным, но скорее эсхатологическим, так  как отсутствие райской полярности в Бытии ощущается в нем как абсолютное Зло,  и поэтому против любых не-райских условий (а  условие  “Творец-Творение”  является не-райским и в глазах самих  консерваторов)   ведется   глубинная   бескомпромиссная борьба.  Стремление  полярно-райского  мировоззрения  к  концу не-райского Бытия,  то есть собственно к Концу Света (а это  и есть  эсхатология  —  “наука  о  конце”),  представляет собой постоянную дестабилизирующую тенденцию,  направленную, в конце концов,   против   самого   консервативного   подхода,  против сохранения религиозного статус кво.  И  этот  эсхатологический пафос    мы   действительно   обнаруживаем   во   всех   типах полярно-райского мировоззрения — от христианских  гностиков и предельных шиитов (исмаилитов) до Реформации Лютера и национал -социлистического    восстания,    объявившего    о     начале тысячелетнего  Райха,  Третьего  Райха  или  Третьего Царства, Царства СвятогоДуха, согласно христианскому мистику Иоахиму де Флора (первое царство — Отца,  второе царство — Сына, третье царство — Святого Духа).

Обе идеологические  позиции  “Творец-Творение”  и  “Рай-Полюс” часто  сосуществуют  в  рамках  одного  и того же общества,  в рамках одной и той же  традиции,  в  рамках  одной  и  той  же политической системы.  Однако   это никоим образом не отменяет гигантской  разницы,  которая  существует  между   ними.   Эти идеологические типы непримиримы,  как огонь и вода, как свет и тьма,  и именно между ними происходят такие  жестокие  схватки (альбигойский  крестовый  поход,  фатимидский  халифат,  войны гвельфов и гибеллинов,  Французская революция и т.д.), которые немыслимы   между   представителями  разных  традиций,  разных религий и разных политических систем.

Политическая форма    идеологии    “Творец-Творение”     может выражаться   как   в   экзотерической  “теократии”,  так  и  в государстве  якобинского  типа,  в  Etat-Nation.  Как  показал блистательный  политолог  Карл  Шмидт,  “теология государства” сохраняется независимо от того сохраняют ли  свои  центральные позиции  в  обществе  сугубо  религиозные организации или нет. Принцип   “Творец-Творение”   по    форме    равным    образом предопределяет     типологическую    специфику    ваххабитской экзотерической  теократии  Саудовской  Аравии  или  фашистское “абсолютное   государство”   Джованни   Джентиле,   развившего гегельянские тезисы до  последних  логических  последствий.  И одной  из  самых  характерных  отличительных черт именно такой архетипической специфики идеологической  позиции  является  ее обязательная и фундаментальная анти-эсхатологичность, в равной мере свойственная и светским,  секуляризированным  режимам,  и идеологиям   с   подчеркнутой  религиозной  подоплекой.  (Этот религиозный  анти-эсхатологизм   идеологии   “Творец-Творение” имеет  место  даже  в  том случае,  если сама религия является эксплицитно и однозначно эсхатологической, как это имеет место в  случае  Христианства,  в котором доктринально утверждается, что Христос приходит в мир непосредственно перед Концом Света, и  в  случае Ислама,  рассматриваемого самими мусульманами как последнее   пред-эсхатологическое   Откровение).    Этим,    в частности, объясняется заведомый “анти-нацизм” многих западных стран — Англии и  США  —  с  одной  стороны,  и  современный анти-иранизм   многих  ближневосточных  и  северно-африканских исламских режимов.  В обоих случаях фундаментальная  претензия состоит  в  неприятии  эсхатологического  пафоса  — арийского Сверхчеловека в одном  случае,  Мировой  Исламской  Революции, связанной с перспективой появления Имама Времени, в другом.
Идеология "волшебной материи"
3. Третьей  фундаментальной  позицией  является   “МИСТИЧЕСКИЙ МАТЕРИАЛИЗМ”  ,  “идеология ВОЛШЕБНОЙ МАТЕРИИ” или “абсолютный пантеизм”.  Этот тип идеологии отрицает и полярный рай и  пару Творец-Творение.   Можно   отождествить  его  также  с  чистым атеизмом.  Здесь  субъект  рассматривается  не  как   полярный Господин,  чьим  внутренним “Я” является сам Бог,  но и не как изгнанник из Рая,  отделенный от внешнего Бога,  Бога-Объекта, Творением.  В данном случае субъект берется как одна из частиц космоса,  в которой отражается этот космос  и  больше  ничего. Иными  словами,  у  такого  субъекта  нет  ни внутреннего,  ни внешнего Бога, и сам он есть не что иное, как зеркало внешнего мира и одновременно элемент этого мира.  Таким образом, чистый атеист  или  “мистический  материалист”  фактически   наделяет космос качеством божественности,  коль скоро понятия Причины и Бога в сущности совпадают. Это и дает нам основание определить данную    идеологию   как   “пантеизм”   —   “все-боговость”, отождествление  всего  (Космоса,  Мира)  с  Богом.  Одной   из наиболее  ярких разновидностей такой позиции является космизм, который  можно  рассматривать,   в   принципе,   как   синоним пантеизма.

От этого   третьего   типа   идеологии  неотъемлема  концепция эволюции,  то есть постепенного и однонаправленного  улучшения качества  космоса  в сторону совершенства.  Если носители идеи “Рай-Полюс”    стремятся    осуществить    единовременный    и окончательный скачок из не-рая и от не-субъекта в Рай и в Субъект; если носители идеи “Творец-Творение” заинтересованы в сохранении онтологического стату-кво (где апофатический подход уравновешивался   бы   катафатическим);   то   носители   идеи “Волшебная Материя” более всего заинтересованы в непрерывном и постепенном улучшении космоса,  чей естественный  инерциальный ход и есть,  в конечном счете,  само это улучшение. Поэтому на уровне идеологии смысл эволюции и прогресса может  быть сведен не  к  какой-то  особой  дополнительной созидательности,  но к простому  следованию   естественному   потоку   событий,   при устранении препятствий,  которыми,  в первую очередь, являются консерваторы-клерикалы и  эсхатологи-империалисты.  Собственно говоря,  сам субъект идеологии “мистического материализмаа” —это “служитель эволюции”,  то есть такое  зеркало,  в  котором эволюционный  процесс  отражается с наибольшей отчетливостью и однозначностью.

Конфликт гностицизма  и  консерватизма,   несмотря   на   свою непримиримость,  всегда  (или почти всегда ) протекает внутри религиозных учений — не вызывает сомнения тот факт, что самые страшные  еретики  никогда  не  отвергают  саму идею Бог.  (На уровне “теологии государства” ни “гностики”,  ни  “экзотерики” не  отрицают  необходимость  существования самого государства, хотя первые бескомпромиссно настаивают на Империи,  тогда  как вторые    могут   удовольствоваться   и   государством-нацией, Etat-Nation).  “Мистический материализм” ,  со своей  стороны, сущностно   вне-религиозен,  атеистичен,  поскольку  для  него Причина (Бог) не только не  скрыта  (за  космосом  или  внутри человеческого  “Я”),  но  просто  очевидна  и всегда находится перед носителем идеи “Волшебной  Материи”,  вокруг  него,  под ним,  коль скоро эта причина — космос, и у него нет оснований искать ее где-то в другом месте.  То же самое касается и  идеи государства, которая “мистическому материалисту” в корне чужда (тезис об отмирании государства при коммунизме Маркса и т.д.)

Идеология “Рай-Полюс”  говорит  о   Божественном   центральном Субъекте  и  подчиненном  ему мире.  Идеология Творец-Творение представляет себе субъекта,  изгнанного  на  периферию,  перед которым  лежит  отчужденное  от него,  но указующее на Бога (и скрывающее  его  в  то  же   время)   Творение.   “Мистические материалисты”  вообще  не  знают  ничего о субъекте.  Согласно откровению  известного  марксиста   Д.Лукача   в   пролетарии, центральной  фигуре  наиболее  радикальных  материалистических учений,  субъект и объект совпадают.  Пролетарий —  идеальный человек-машина,  человек-зеркало.  Таково  же,  в сущности,  и содержание   концепции   “ноосферы”,   выводящей   разум    из эволюционного развития материи. Безусловно, речь идет о разуме как зеркале внешнего мира.

Такое отношение      к      субъекту     определяет     особую материалистическую  соборность,  в  идеале  вообще  отменяющую иерархию,  а  на практике создающую особую иерархию по степени космичности,  то есть наибольшей  сродственности  материальной природе внешнего космоса. Из этой потребности поставить вверху атеистического  собора  предмет   или   машину,   сосредоточие духовной  нищеты,  и  возникло характерное учение о “диктатуре пролетариата”.

Для “служителей    Волшебной    Материи”   характерен   чистый агностицизм,  то  есть  третий  путь  кроме  Гнозиса  и  Веры. Агностицизм     “мистического     материализма”     обусловлен невозможностью  какой-либо  постановки  вопроса  о  знании  со стороны   субъекта,   так  как  субъект,  будучи  иновариантом космоса, является одним из фактов этого космоса и ничем более, а   значит,  его  отражающая  способность  (разум)  ничего  не добавляет и ничего не убавляет в потоке космоса.  Знание здесь совпадает с космическим фактом, но, так как космос находится в движении, то и познание отождествляется с практикой, а значит, попросту   отбрасывается.  Агностицизм,  иными  словами,  есть результат отсутствия пары  познающий-познаваемое,  необходимой как предпосылка познания,  так как абсолютная поверхность мира для  носителя  идеи  “Волшебной  Материи”  совпадает   с   его абсолютной глубиной.  (Здесь любопытно вспомнить афоризм Ницше относительно того,  что “женщина должна найти глубину в  своей поверхностности” ;  такое сходство отнюдь не случайно, так как идеология     “Волшебной     Материи”     носит     откровенно гинекократический,   матриархальный   характер,   являясь,   в некотором  смысле,  проекцией  замкнутого  самого  на  себя  и предоставленного самому себе женского подсознания.)

Несмотря на   то,   что  в  своей  чистейшей  форме  идеология Волшебной Материи появилась  совсем  недавно,  —  истинный  и откровенный   доктринальный  материлизм  довольно  молод  (2-3 столетия),  —  “пантеистическая”  тенденция  существовала   и раньше   как  некая  скрытая внутри религиозного мировоззрения сущностно антирелигиозная реальность.  Но до поры  до  времени материализм  присутствовал  в  рамках этого мировоззрения лишь косвенно,  в виде “пантеистической”,  “космистской” экзегетики Религии  —  как  абсолютная противоположность полярно-райской гностической и чисто инициатической экзегетике. Так, одна и та же  христианская  традиция может стать базой для исторического христианского гностицизма (вплоть до  средневековых  катаров), для   канонического  иудео-христианства  (“Творец-Творение”) и, наконец, для откровенного космизма нео-спиритуалистских учений Н.Федорова или Т. де Шардена,  где за номинальным обращением к христианским    символам    стоит     чисто     атеистический, эволюционистский  пантеизм.  Однако   то,  что у Федорова и де Шардена    выражено    однозначно    и    ясно,    у    других псевдо-религиозных  мыслителей может быть завуалировано.  Но в любом  случае,  как  бы  то  ни  было,  уже  с  самого  начала распространения  Христианства  (а до него это имело место и в буддизме,  который стал излюбленной  доктриной  для  восточных пантеистов)     делались    попытки    отдельными    теологами переинтерпретировать  религию  в   пантеистическом   духе.   В Христианстве   при   этом   акцент   падал   на   человечность Воплощенного Слова и,  соответственно,  на новую  сакрализацию всего  материального  мира  после Воплощения,  несмотря на всю нелепость идеи  о  подобной  “новой  тотальной  сакрализации”, опровергаемой   и  всем  содержанием  Евангелий  и  посланиями Апостолов,  где ясно говорится о “мире,  лежащем во зле”  и  о новом сакральном космосе,  грядущем не после Первого, но после Второго (!) Пришествия  Христа.  И  если  действительно  можно говорить (как  это делают некоторые авторы , в частности,  Н. Бердяев),  о некоторой преемственности русского коммунизма  по отношению  к  Русскому  Православию,  то  это может относиться только       к       “космистскому”,       “пантеистическому”, “волшебно-материальному” Христианству,  полностью отбросившему сущностную  догматику  и  в  эзотерическом  (Рай-Полюс)  и   в экзотерическом     (Творец-Творение)     ее    измерениях,   и разработавшему особый тип материалистического  и,  в  конечном итоге,  атеистического мировоззрения, не имеющего к поддинному Христианству вообще ни малейшего отношения.


Такой же  космизм есть и в буддизме Малой Колесницы,  Хинаяне, где подчеркивается зеркальная  и  составная  природа  субъекта (как   временного   сгустка   космических  энергий,  “дхарм”), который не обладает никакой духовной  самостоятельностью (даже статусом  субъекта -изгнанника).   И именно эта ветвь буддизма может быть названа “мистическим атеизмом”.  Однако в  буддизме Ханаяны,  в  отличие  от  полноценной  и законченной идеологии “Волшебная Материя”,  отсутствует  эволюционизм,  обязательный для  ортодоксального  космизма,  и  это  делает  его несколько отличным от остальных типологически  близких мировоззренческих форм.

Еще в  одном  мистическом  учении  крайне  развит  космистский аспект  —  этим  учением  является   европейское   масонство. Масонские  доктрины,  генетически восходящие к западным формам гностицизма,  то  есть   к   полярно-райской   идеологии,   на определенном   историческом   этапе   были   перетолкованы  на космистский  лад,  подверглись  атеизации  и   материализации. Масонское    мировоззрение   оказало   огромное   влияние   на европейское сознание в целом,  хотя ,как правило, оно было более скрытым  и  подспудным,  нежели  прямое  влияние Христианства. Постепенно в ХVIII-ом веке и особенно в ХIХ-ом веках масонство резко  изменило  свои духовные и идеологические ориентиры,  и, сохраняя некоторые внешние атрибуты,  полностью поменяло  свое содержание на противоположное. С этого-то момента эволюционизм и пантеизм,  материализм и космизм  стали  играть  чрезвычайно важную роль в западной культуре и науке.  Тот факт,  что почти все  видные  деятели  этой  культуры  и  науки  были   членами масонских  лож,  обычно  либо вообще упускается из виду,  либо рассматривается как простая формальность,  дань моде. На самом же   деле   масонство   обладает   фундаментальной  доктриной, соответствующей особому типу религиозного сознания, которая не может  не формировать специфическую позицию масонов.  И многие культурные и научные события на Западе ХVII-го, ХVIII-го и ХIХ -го  веков  имели  свои  однозначные  корреляты в модификациях масонских  доктрин  и  статусов  либо   в   отдельных   ветвях масонерии,  либо  в  масонстве  в  целом.  Как  бы то ни было, атеизация  масонских  статусов  мгновенно  повлекла  за  собой распространение     европейского    “ученого”    космизма    и эволюционизма — как в сугубо методологической, научной сфере, так и в форме нео-оккультных  пантеистических по сути движений (теософия, оккультизм, нео-спиритуализм и т.д.).

Как полярно-райское мировоззрение  может  перетолковать  любые религиозные  формы  в своем духе, так же и учение о “Волшебной Материи”,  несмотря  на  свою  сущностную  анти-религиозность, может  узурпировать  религиозные  формы  для утверждения своих собственных   принципов.  Позиция  же  “Творец-Творение”,  как правило,  вообще  избегает  радикальной экзегетики религиозных доктрин,стремясь сохранить их в нетронутом, цельном виде  даже ценой превращения их в реликтовую и безжизненную оболочку.
Политические импликации метафизических догм
Суммируем теперь социально-политические позиции представителей трех выделенных  нами  принципиальных  идеологий  в  последние столетия. Носители идеи “Рай-Полюс” выступают за новую райскую эсхатологическую      Империю,       образованную       вокруг сверх-человеческого     Вождя-Полюса    (“Третий    Райх”    и “Fuhrerprinzip” германского  национал-социализма);  сторонники позиции   Творец-Творение   становятся  на  сторону  умеренной демократии и  либерализма,  стремящихся  сохранить  социальное статус-кво  автономных  и “изгнанных из Рая” индивидуумов,  не оставляя поиска утерянного Принципа,  но и не настаивая на нем (особенно   центрально-европейские  демократические  режимы и северо-американские штаты ХVIII-ХIХ вв.). И наконец, учение о “Волшебной   Материи”,  открыто  и  изначально  атеистическое, проявилось в социалистических и  коммунистических политических устройствах, чьи типы варьируются от абсолютного тоталитарного космизма  корейского  Чучхэ  и  камбоджийского  пол-потовского эксперимента  (где  павловская  идея о приобретенных рефлексах человеко-предмета  получила  самое  широкое   применение)   до современной   американистской   и  шведской  модели  “общества потребления”,  где  естественный  грубый  космос  “примитивных социалистов”       заменен      индустриально-технологическим, искусственным, социализированным “космосом”— сбывшейся мечтой “мистического материалиста”.


Три выделенныые нами позиции позволяют  объяснить определенные противоречия  в  истории идеологий,  которые до сих пор многих исследователей приводили в  недоумение.  Во-первых,  из  нашей классификации  ясно,  что  сущностно  эти позиции несовместимы друг с другом и,  будучи вовлечены в одну и ту же традиционную идеологическую форму,  они непременно рано или поздно приведут к внутреннему конфликту,  в котором  каждая  из  этих  позиций заявит     о    своей    самостоятельности.    Полярно-райское мировоззрение может довольно долго  быть  незаметным  в  общей картине христианской традиции,  но рано или поздно объявляется альбигойский крестовый поход,  и гностики-катары горят в  огне своих  христианских  храмов,  зажженных  рукой  носителей идеи “Творец-Творение”.  Или,  к примеру,  социалисты  могут  сколь угодно  долго  быть  неотличимы  от  либералов  или  умеренных демократов,  ратуя почти за те же самые лозунги,  но рано  или поздно,   если   социалистам   удастся  захватить  власть,  на гильотину или в застенки  ЧК  в  первую  очередь  отправляются именно  демократы  и  либералы,  принципиально несовместимые с идеей  “служения  Эволюции”,  так   как   желающий   сохранить статус-кво  мешает  прогрессу.  И  хотя  костры  и  чекистские застенки — крайности, эти три типа идеологий на самом деле не могут  не  находиться  в  конфликте друг с другом,  и рано или поздно это всегда проявляется тем или иным образом.

Здесь нам  осталось  разобрать еще один аспект:  какие из трех типов прото-идеологий,  Urideologien,  как сказали  бы  немцы, принципиально  несовместимы  друг  с  другом,  а  какие  могут входить друг с другом в альянс?  В принципе, их соотношение не совсем равно-симметрично.  Можно сказать,  что Полярно-Райская идеология — это идеология абсолютно Правая, Творец-Творение —   абсолютно   Центристская,   а  Мистический  материализм  -абсолютно  Левая.  Причем  слово  “абсолютно”  здесь  призвано перевести  эти  определения  из  сферы  конкретной  политики в область ее метафизических истоков.  Можно также продолжить это соотношение следующим рядом:

        Абсолютно Правая — Субъект над Объектом;

        Абсолютно Центристская — Субъект наряду с Объектом”;

        Абсолютно Левая — Субъект под Объектом;


или

        Абсолютно Правая — История  как  Упадок;  необходимость мгновенной Реставрации; примат эсхатологии;

        Абсолютно Центристская   —   История  как  Постоянство; необходимость сохранять баланс Духовного и Материального;

        Абсолютно Левая — История  как  Прогресс;  необходимость всемерно способствовать его продолжению и ускорению.


Эти метафизические  ряды  определяют  и  возможности  коалиций между  тремя  позициями:  Абсолютный  Центр  и Абсолютно Левая могут  объединиться  против  Абсолютно  Правой.  (   Например, союзные  войска  во  Второй  Мировой войне).  Но для Абсолютно Левой Абсолютный Центр — это тоже “фашизм”  (  как например,    сталинская   пропаганда   или   концепции   Новых Философов).  Поэтому Абсолютно Левая несовместима с Абсолютным Центром  и  стремится  его уничтожить.  Иногда в борьбе против Абсолютного   Центра   Абсолютно   Левая    может    заключить прагматический союз с Абсолютно Правой,  но,  как правило,  он очень  быстро  рассыпается  (пакт  Риббентроп-Молотов  и  союз национал-большевика   Лауффенберга  с  нацистом  Штрассером  в Германии в 3О-ые).


Все это   позволяет,  в  частности,  понять  логику  тех,  кто сближает нацизм (Абсолютно Правая)  с  коммунизмом  (Абсолютно Левая).  Такое  отождествление  возможно  только  для человека Абсолютного Центра,  сторонника  концепции  “Творец-Творение”. Любопытно,   что   такие   прямо  противоположные  политически мыслители,  как  русский  патриот  И.Шафаревич   и   известный русофоб,  еврей,  советолог  А.Безансон,  несмотря  на  полное несовпадение  практически   во   всех   конкретных   вопросах, проявляют  удивительное  единодушие  в  обоюдной  ненависти  к советскому  социализму  (Абсолютно  Левая)  и  к   германскому национал-социализму (Абсолютно Правая).  Для И.Шафаревича и то и  другое  суть  проявление  суицидального,   танатофильского, эсхатологического  импульса в цивилизации,  истоки которого он замечает уже у вавилонян,  Платона,  а  позднее  у  катаров  и анабаптистов.  Подобное  смешение  полярно-райского элемента с “Волшебной  Материей”  характерно  также  для  других  русских патриотических авторов (Л.Гумелев, Ю.Бородай). То же мы видем и  у  А.Безансона,  называющего  и  советских  социалистов  и германских   нацистов   носителями   “маркионизма”,   то  есть выразителями       анти-иудейских,       анти-креационистских, гностических  тенденций раннего Христианства,  воплотившихся в фигуре  ересеарха  Маркиона.  Средневековые   эсхатологические движения   рассматриваются  как  предвестники  одновременно  и коммунистических  и  нацистских  режимов   другим   интересным политологом    и    историком,   также   евреем   Коном.   Так евреи-русофобы и русские патриоты обнаруживают единство метафизической идеологии за гранью крайней оппозиции их конкретно-политических взглядов.  (Надеемся, что мы достаточно подробно  объяснили  сущностные  аспекты метафизических корней идеологий,  чтобы списывать подобное совпадение на случайность или  неинформированность  тех  или иных авторов).  Кроме того, нечто  подобное   можно   сказать   и   о   множестве   других интеллектуалов,  чья  метафизика  (подчас  не осознаваемая ими самими) устанавливает принципиальные связи там, где конкретика политики предполагает непокрываемый разрыв.

Говорить о   возможном  балансе  или  гармонизации  этих  трех протоидеологий на основании  исторических  данных  невозможно, так  как  в реальности относительная гармония возникает только тогда,  когда бразды идеологического  правления  захватываются носителями  какой-то  одной из этих позиций при подавлении или,  по меньшей мере,  при оттеснении на периферию остальных. Все  рецепты  по их примирению утопичны и несбыточны и,  кроме того,  любопытно,  что подобные инициативы исходят  только  из среды  космистов,  которые  настолько убеждены в разумности и, главное,  позитивности  эволюции,  что  могут   дойти   и   до оправдания  необходимости  препятствий  эволюции в целях самой эволюции (именно  к  этому  сводятся  некоторые  нео-масонские проекты   определенных  мондиалистских  организаций,  Римского Клуба,  Трехсторонней  комиссии  и  т.д.,  а  также  некоторые концепции  Т.де  Шардена,  предлагающие объединить демократов, фашистов и коммунистов в единой политической системе).

С другой  стороны,  в  истории  между   этими   тремя   типами прото-идеологий  существует некоторая последовательность. Так, чем глубже в древность,  тем отчетливей и  “тоталитарней”  тип Абсолютно Правой идеологии, полярно-райский комплекс. Позднее, хотя   также   в   древности,   начинает    преобладать    тип “Творец-Творение”,   получивший   наиболее   ярко   выраженную доктринальную форму в позднем Иудаизме и  других авраамических религиях.  (Хотя  и  в  этот  период  “тотальности”  структуры “Творец-Творение”  циклически   проступают   полярно-райские тенденции,   но  уже  как  стремление  к  “Революции  Справа”, окрашенной все  повышающимся  эсхатологизмом)  и,  наконец,  в Новое  и  Новейшее  время  наибольшее распространение получили Абсолютно Левые  тенденции,  захлестывающие  и  денатурирующие рудименты   предыдущих   традиционных   форм   (космистское Христианство,     космистские     Индуизм      и      Буддизм, социал-демократия,  атеистическое нео-масонство,  просвещенный Иудаизм и т.д.).  Но и при доминации идеи “Волшебной  Материи” Абсолютный   Центр  и  Абсолютно  Правая  позиции  никогда  не стираются  окончательно,   и   при   первом   удобном   случае накопленные    ими    опозиционные    энергии   выливаются   в теократическую или полярно-райскую революцию.  Таким  образом, несмотря  на  смену периодов властвования,  наши три тенденции или типа мировоззрения не могут быть ни слиты,  ни сокращены в числе,  хотя,  напротив,  возможности внешних обличий, которые они могут принимать в конкретной  истории  в  зависисмости  от обстоятельств   не   ограничены.   И   однако   самые  сложные синкретические  модели,  призванные  перемешать  между   собой элементы  Абсолютно  Правой,  Абсолютного  Центра  и Абсолютно Левой,  не могут избавить инициатора подобного предприятия  от сущностной  и неизменной принадлежности к какойнибудь одной из прото-идеологий, чьей идео-вариацией, инобытием и будет данная синкретическая модель.

Не желая  ставить  точку  на  ноте  полной  относительности  и плюральности,  мы  хотим  выразить  свое убеждение,  что тайна истории  мировых  идеологий  все  же  имеет  свое  однозначное разрешение,  и что рано или поздно какая-то одна из наших трех метафизических позиций вскроется как единственно  подлинная  и единственно истинная. Однако, какая именно  — покажет время.

Статья написана в 1988 г., впервые опубликована в журнале "Милый Ангел" №1, 1990


Оглавление «Консервативная Революция» «Милый Ангел" №1 Оглавление «Конспирология»
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    11 апреля 2005, 09:29
    Философия Политики | Глава 18 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 16 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 15 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 14 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 12 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 3 (продолжение)
    Философия Политики | Приложение
    9 апреля 2005, 17:12
    Философия Политики | Глава 5 (продолжение)
    Философия Политики | Глава 20
    6 февраля 2005, 16:49
    Философия политики | FAQ | Дугин | Подвиги Владимира Путина | 30.07.2001
    ВЕСЬ АРХИВ