18 ноября, суббота
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
А.Дугин | Консервативная Революция | Введение в политологию | 1994 Напечатать текущую страницу
Оглавление "Консервативная Революция"
А.Дугин
Консервативная Революция,М.,1994

ВВЕДЕНИЕ В ПОЛИТОЛОГИЮ(Кратчайший курс)

В настоящее время наше общество вступило в особый период острого политического противостояния, когда необходимо прийти, наконец, к более или менее однозначным определениям относительно таких фундаментальных понятий, как "правые", "левые", "демократия", "либерализм" и т.д. Путаница в политических определениях сегодня столь велика, что постоянно складываются парадоксальные ситуации, когда коммунисты попадают в число "правых", а "демократы" - в число "фашистов" и т.д. Какими бы специфическими ни были наши политические условия, все же в этих определениях существует довольно однозначная логика, являющаяся универсальной как для зарубежных государств, так и для нашей страны. Попытаемся прояснить некоторые аспекты "идеальной" политической картины и найти им соответствия в нашей политической жизни.



"Правые" и "левые"

В отношении деления политических сил на "правые" и "левые" путаница существует не только у нас, но и в западном мире. Причина этой путаницы в том, что "правых" и "левых" можно определять в двух довольно различных сферах - в сфере политико-культурной и в сфере экономической. Часто "правые" и "левые " в экономическом смысле отнюдь не совпадают с "правыми" и "левыми" в политико-культурном смысле. Это и ведет подчас к парадоксальным ситуациям и вульгарной путанице.

На культурно-политическом уровне "правыми" являются те силы и партии, которые настаивают на сохранении национальных, политических и государственных традиций, свойственных конкретному народу, конкретному обществу. " Правые", таким образом, совпадают с консерваторами в культурно-политическом смысле. "Правые" отстаивают преемственность прошлому, считают необходимым любой ценой сохранить самобытность и идентичность той исторической общины, от лица которой они выступают - будь то государство, нация, этнос или политическая система. Перед Октябрьской революцией классическими "правыми" были монархисты, сторонники православного государства и противники привнесения в Россию чуждых ее истории западных культурно-политических ценностей. В этом смысле "правыми " можно было бы назвать и коммунистов-консерваторов периода перестройки, которые настаивали на сохранении советских государственно-политических традиций вопреки " западнической" ориентации радикальных реформаторов.

"Левыми" на том же культурно-политическом уровне будут те движения и их идеологи, которые, напротив, стремятся уйти от национальных, политических и государственных традиций, чтобы организовать общественно-культурный строй на совершенно новых, небывалых основаниях, скопированных где-то в другом месте или просто придуманных. Причем, эти "левые" политико-культурные проекты преобразований часто строятся на отрицании правых традиционных принципов. Если у "правых" во главе угла стоит сохранение старого, то "левые" стремятся это старое уничтожить, сломать; если "правые" хотят обеспечить своей нации самобытность и историческую преемственность с поколениями предков, то "левые" настаивают на отказе от этой самобытности, на смешении и переделке всех национальных, социальных, религиозных и идеологических устоев и т.д. В этой сфере "левые" - всегда ориентированы на снятие, размывание или даже разрушение тех естественных исторических границ, которые составляют неповторимость каждого народа и каждого государства. У истоков "левых" политических учений всегда лежит желание "универсализма", желание уравнять все политико-социальные проявления наций, привести их к общему знаменателю.

Если мы перейдем к чисто экономическому уровню, мы увидим, что здесь существуют совершенно иные определения. "Правыми" в сфере экономики называют те партии, которые стоят за полное превосходство частной собственности и принципа частного владения над собственностью коллективной - государственной, национальной, общинной, профсоюзной, семейной и т.д. Самым полным выражением "правой" экономической доктрины является лозунг "абсолютно свободного планетарного рынка", законы которого не знали бы ни государственных, ни национальных, ни религиозных границ. Именно такое социальное устройство виделось как идеал для отцов-основателей "либерализма" от Адама Смита до фон Хайека и Милтона Фридмана. Лозунгом всех экономических "правых" всегда было слово "приватизация".

Экономические "левые" прямо противоположны экономическим "правым". Здесь "левые" ратуют за превосходство различных коллективных форм собственности над частными. Причем, формы эти могут весьма различаться - от анархистских проектов примата сельско-общинной и профсоюзной собственности до общенациональной или государственной собственности некоторых тоталитарных режимов социалистического типа. Как бы то ни было, "левые" всегда стоят за "обобществление", "национализацию", "коллективизацию" и т.д.

Итак, мы получили не двухполюсную схему -"правые"- "левые", а четырехполюсную, где определение специфики каждой идеологии происходит в соответствии с ее предпочтением отдельно в сфере политико-культурной и в сфере экономической. Таким образом, теоретически мы можем себе представить все четыре варианта сочетания терминов "правые" и "левые" на политико-культурном и экономическом уровнях. Именно такое положение дел мы встречаем и в реальной политической картине обществ. Приведем несколько примеров.

Национальный Фронт Ле Пена Франции и крайний фланг американских республиканцев представляют собой классическое сочетание "правых" на культурно-политическом уровне с "правыми" на экономическом уровне. Эти политические партии стоят, с одной стороны, за укрепление национальных, культурных и государственных традиций своих народов, а с другой - настаивают на максимальной степени приватизации всех сфер экономической деятельности вплоть до военно-промышленного комплекса. Такие "дважды правые" существовали и в предреволюционной России.
Сочетание "правых" политико-культурных тенденций с "левыми" экономическими тезисами мы находим у итальянских фашистов и германских национал-социалистов. По меньшей мере, так обстояло дело в их программных документах, где подчеркивалось, что эти движения стоят за сохранение политических и национальных традиций, с одной стороны, но за радикальные экономические перемены, включающие в себя национализацию и огосударствление многих экономических секторов, с другой. В фашизме "коллективизация" проходила на "корпоративном", "профсоюзном" уровне, а в национал-социализме - на государственном.

"Левые" ценности в культуре и "правые" ("рыночные", "частнособственнические") в экономике сочетаются в доктринах классического либерализма. Умеренные республиканцы США и право -центристы Франции являются классическим примером этой идеологии. Русские предреволюционные либералы и либерал-демократы принадлежали именно к этой категории - они настаивали на отмене православно-монархических и национальных традиций русского государства и на принятии "общечеловеческих", ценностей "цивилизованного мира" (т.е. "либерально-демократического Запада"), но одновременно, были радикальными сторонниками частной собственности и, более того, ратовали за развитие ничем не ограниченного рынка.

И наконец, сочетание "левых" экономических тенденций с "левой" политико-культурной ориентаций мы находим у ортодоксальных марксистов, а в еще большей степени у левых анархистов. И те и другие предполагали отмену всех традиционных национально-политических институтов с одновременной "социализацией" и "коллективизацией" всех форм частной собственности. Классическим в этом смысле может являться тип "коммуниста-интернационалиста".

Если мы внимательно проанализируем эту четверичную схему, все видимые противоречия в позициях и самоопределениях политических сил нашего общества станут вполне объяснимыми и кристально ясными.

"Правые" и "левые" в период "ельцинизма" в России
К какой идеологической категории отнести правящую сегодня в России политическую группу? Какое место в идеологическом раскладе отводится объединенной оппозиции? Попытаемся в самых общих чертах обрисовать эту картину.

Совершенно очевидно, что те силы, которые пришли к власти в России после августа 1991 года, и которые условно (и неправомочно, как мы покажем в дальнейшем) принято называть "демократами", идеологически принадлежат к "правым" в экономической сфере и к "левым" в сфере культурно-политической. В соответствии с вышеприведенными определениями, очевидно, что "ельцинисты" выступают однозначно против того политического, социального и культурного устройства которое, существовало в России последние 70 лет. Но не только "традиции" социалистического периода отвергают " ельцинисты", им также совершенно чужды те монархо-православные тенденции, которые доминировали в предреволюционной России. "Западничество" сегодняшних реформаторов противоположно национальной ориентированности как советского, так и царского периодов русской истории. (Здесь следует сделать оговорку: национальная ориентация Советской России выражалась не столько этнически, сколько геополитически и идеологически - в форме противостояния восточного социалистического блока западному капиталистическому.) С другой стороны, они ратуют за немедленную "приватизацию", "частную собственность", "свободный рынок" и т.д., что подчеркивает их принадлежность к экономическим "правым". Именно сходство экономических воззрений лежит в основе бытовавшего в свое время во Франции определения Ельцина как "русского Ле Пена", а также в основе странной, на первый взгляд, поддержке крайнеправым Дмитрием Васильевым Ельцина на референдуме. Безусловно, здесь возможны и нюансы. Наиболее "правые" в культурно-политической области (а точнее, наименее "левые") "ельцинисты" (Станкевич, Румянцев и т.д.) не столь резки в космополитических выражениях и подчас допускают определенные умеренные "национальные" мотивы в своих выступлениях и программах. С другой стороны, некоторые "ельцинисты", экономически тяготеющие "влево" (до недавнего времени к таким принадлежали Вольский, Руцкой, Хасбулатов и т. д.), настаивали на ограничении "рынка" и процесса "приватизации", т.е. были менее "правыми" в сфере экономики, чем остальные. И наконец, крайний и наиболее последовательный "ельцинизм" (Шахрай, Бурбулис, Попов, Гайдар, Шумейко и т.д.) идеологически означает сочетание радикального западничества и предельной русофобии с ненавистью ко всем проявлениям социализма или коллективизма в экономике.

В оппозиции дело обстоит несколько сложнее. В нее по логике отрицания попали все три оставшиеся идеологические возможности сочетания "правых" и "левых" на экономическом и культурно-политическом уровнях. Во-первых, одна часть оппозиции строго и жестко придерживается "левой" экономической и "левой" же политико-культурной ориентации. Это проявляется в крайних коммунистических организациях типа РКРП, ВКП(б), Союза Коммунистов и т.д. Однако и здесь есть определенный нюанс: выступая за "социалистический интернационализм", эти партии и движения отстаивают не абстрактную утопическую догму, но тот конкретный тип социалистического советского общества, который исторически возник и развился в конкретной стране на конкретной национальной основе. Кроме того, эти силы являются политически не совсем "левыми" хотя бы уже потому, что они защищают такую государственную структуру, которая имеет за собой определенный исторический период, что позволяет рассмотреть ее хотя бы отчасти как "традиционную". Значит, в культурно-политической сфере неокоммунисты имеют определенный "консервативный" компонент. Именно поэтому их иногда относят к числу "национал-большевиков". В отношении "сталинистов" это еще более верно, так как имя Сталина ассоциируется не столько с новаторской марксистской доктриной, сколько с построением гигантского централистского государства и созданием мощного автаркийного геополитического блока. Естественно, что эту часть оппозиции более всего не устраивает "правая", "антисоциалистическая" тенденция в экономических взглядах ельцинистов.

Другая часть оппозиции представляет собой сочетание "правых" воззрений в культурно-политическом смысле и "правых" же экономических теорий. Это - классические православно-монархические элементы оппозиции, представленные в Христианско-патриотическом Союзе Владимира Осипова, в Русской Партии, во многочисленных "крайне правых" группах и кружках. Справедливости ради надо заметить, что для этой категории "правые" тенденции в экономике не являются чем-то особенно важным и проработанным. Основной акцент здесь делается на культурно-политической и национально-религиозной сферах. Лишь в идеях Игоря Шафаревича, безусловно принадлежащего к этой части оппозиции, проявляются последовательный "антисоциализм" и позитивная оценка некоторых (ранних) стадий капитализма. Ельцинизм не приемлем для таких движений за счет его русофобской, "левой", "западнической" ориентации.

И наконец, третья часть оппозиции (быть может, наиболее многочисленная) сочетает "правые" культурно-политические концепции с "левыми" экономическими воззрениями. Именно эта категория является идеологически самой непримиримой по отношению к ельцинизму, так как здесь сочетание "правых" и "левых" элементов идеологии прямо противоположно по отношению к правящей идеологии. Именно этот сектор оппозиции обозленные ельцинисты окрестили "красно-коричневыми", хотя совершенно очевидно, что этот термин вполне применим и к самим "либерал-демократам", которые являются "красными" в культурно-политической области и "коричневыми" в области экономики. У радикальной оппозиции "красный" и "коричневый" цвета лишь распределяются обратным образом. Несмотря на типологическую близость подобного сочетания к историческим прецедентам "фашистского" типа эта часть оппозиции не приемлет подобного отождествления в силу еще свежего в памяти кровавого противостояния России государствам "фашистского" типа во Второй мировой войне. А если сами люди не называют себя "фашистами", и, тем более, если они с негодованием отвергают такое название, то его использование является неприемлемым и кощунственным, особенно со стороны их противников. (Даже такой видный сионист, как Жаботинский, основатель Бейтара, однажды сказал: "Евреи, бросьте повсюду искать антисемитов! Антисемитом является только тот, кто сам об этом заявляет во всеуслышание. Но и таких, увы, предостаточно. Тот, кто отказывается от такого самоназвания, антисемитом не является.") Те же, кто заявляют о своей приверженности к "русскому фашизму" среди этого блока оппозиции, составляют сегодня незначительное меньшинство.

Именно среди третьей категории оппозиции -"левой" экономически и "правой" политически - ненависть к ельцинизму проявляется ярче всего, так как в данном случае между властью и оппозицией нет точек соприкосновения ни в одной из идеологических сфер.

Итак, четырехполюсная схема политических и экономических тенденций позволила нам обрисовать ясную картину расклада политических сил в нашем обществе и объяснить некоторые парадоксы и неясности. В такой перспективе становится совершенно понятными проельцинистские симпатии "Памяти" (близость экономически "правых" концепций) и соглашательская позиция социал-демократического крыла Компартии (близость культурно-политических "левых" тенденций). С другой стороны, случайное, на первый взгляд, сочетание "правых" и "левых" элементов у самых радикальных и непримиримых антиельцинистов из право-левой оппозиции, ФНС и "Дня", становится вполне логичным, оправданным и закономерным.

"Либералы" и "демократы"
Теперь обратимся к концепциям "демократии" и "либерализма", которые наделены сегодня не менее двусмысленным значением, нежели термины "правые" и "левые". В принципе, эти термины не только не являются синонимами, но, напротив, в тех обществах, где политические нюансы более выявлены и акцентированы, "либералы" и "демократы" определяют две противоположные социально-политические позиции.

Термин "либерал" (от латинского "liber" - свободный) почти точно соответствует той идеологии, которая является сочетанием "левых" культурно-политических воззрений и "правых" экономических концепций. "Либерализм" как политическое учение объемлет сразу два этих уровня - политический и экономический. "Либерал" в экономике - это радикальный сторонник рынка, защитник принципа "экономической свободы", принципа "laissez faire" (по-французски - "предоставьте свободу делать все, что угодно"). Эта "свобода" понимается либеральной идеологией именно как "свобода частного, индивидуального предпринимательства", как "свобода индивидуума в стихии рынка". При этом все формы социального, национального или государственного контроля за "свободой индивидуума" считаются злом, которое рано или поздно следует преодолеть. В политике "либерал" также стоит за "свободу индивидуума", которая не должна ограничиваться никакими внеиндивидуальными или сверхиндивидуальными принципами - ни интересами нации, ни общества, ни религиозной или государственной организации. Центральная фигура всех "либеральных" доктрин и концепций - это "человек", "индивидуум", "человеческий факт" и "человеческий фактор", причем этот "индивидуум" рассматривается как нечто универсальное, не зависящее ни от исторических, ни от расовых, ни от религиозных особенностей. Для "либерального" взгляда все люди, в сущности, как и их мотивы, одинаковы, а если на практике это и не так, то за это ответственны "архаические", "реакционные" стороны общественного бытия, досадно ограничивающие "свободу индивидуума".

"Демократия" означает, в принципе, нечто совершенно отличное от "либерализма". Сам термин предполагает обращение не к "индивидууму", но к "народу" ("демос"), а значит, речь здесь идет о некотором коллективном начале. "Народ" и "народовластие" могут предполагать самые различные идеологические и политические формы социального устройства - это во многом зависит от истории, склада, характера, темперамента и традиций данного конкретного народа. В определенном случае "демократия" предполагает иерархию и даже единоначалие, в других случаях речь идет о коллективном руководстве. Иногда "демократическим" может быть такое устройство общества, при котором преобладает частная собственность, иногда - коллективная или даже общегосударственная. "Демократические" учения не являются столь универсалистскими и однозначными, как "либеральные" доктрины, так как само понятие "народ" гораздо сложнее понятия "индивидуум".

В американской политической реальности "демократы" (Кеннеди, Картер, Клинтон), к примеру, ассоциируются, в первую очередь, с "левыми" экономическими тенденциями - с идеей "социальной защищенности", "ограничения приватизации и частного сектора" и т.д. "Либералы", как правило, напротив, отождествляются с "республиканцами" (Рейган, Буш), экономическими "правыми", сторонниками "приватизации", "свободного рынка" и т.д. Для нюансированного политического пейзажа США "демократы" - это почти "коммунисты", а "либерал"-"республиканцы" - почти "фашисты". Это, конечно, экстремальные ярлыки, так как общая атмосфера американской политики выдержана в духе именно "либеральных" (но не "демократических"!) догм, но как бы то ни было именно в "демократическом" лагере подчас встречаются наиболее далекие отступления от "либеральной" идеологии американского общества.

В целом те западные общества, которые принято называть " демократиями" или "демократическими" странами, на самом деле, точнее определяются как "либеральные" общества или как общества, где правящей является "демократия либерального, индивидуалистического типа". Причем эти общества подчас категорически противостоят другим, "нелиберальным", формам демократии, - "национальной демократии", "народной демократии", "государственной демократии", "этнической демократии", "религиозной демократии" и т.д. - что еще раз подчеркивает именно доминацию "либеральных" и отнюдь не "демократических" критериев как основополагающих для определения этих обществ.

"Либералы" и "демократы" в сегодняшней России
Совершенно очевидно, что ельцинизм является выражением именно "либеральной" идеологии, и именно термин "либерализм", а отнюдь не "демократия", подходит к нему более всего. Обращение к "народу" в "демократических" концепциях с необходимостью предполагает уважение его качественной целостности, качественной особости. "Демократию" определяют не количественные критерии голосований и референдумов, но " факт соучастия народа в своей собственной судьбе"(по точному выражению Артура Мюллера ван ден Брука). Поэтому произвольное членение государства, дробление единого народного организма, навязывание чуждых социально-политических моделей, взятых из совершенно иной исторической социальной среды (а именно этим и характерен более всего ельцинизм) никак не может являться признаком действительной демократии. С точки зрения "демократии", агрессивная психическая атака на избирателей перед референдумом, безжалостное оттеснение оппозиции, полное игнорирование социальных, национальных и государственных традиций, волюнтаризм произвольных единоличных решений - все это представляется грубой аномалией и полностью противоречит демократическим нормам. Но с точки зрения "либерализма", напротив, все эти особенности ельцинизма приобретают смысл и оправдание. " Либерализм" имеет двух заклятых, смертельных врагов - вмешательство социально-государственных структур в частное предпринимательство и национально-государственные традиции, подчиняющие индивидуальную свободу общественным интересам. Именно по этим двум врагам Ельцин и нанес свой сокрушительный удар, полностью соответствующий духу и букве либеральной доктрины. То, что в жертву были принесены демократические нормы, в данном случае не так важно, если мы поймем, что "демократия" является здесь лишь прикрытием иной идеологии - идеологии "либерализма". Точно так же, как социалдемократическая риторика перестройки скрывала ее изначальную антисоциалистическую ориентацию, "демократия " ельцинистов маскирует "абсолютный либерализм".

Все происходящее в последние полгода в парламенте России не является чем-то случайным. Просто из-под "демократической" демагогии ельцинизма проступает ее чисто "либеральная" сущность. "Абсолютный либерализм" радикально "республиканского" типа - вот что является последней целью ельцинистских демаршей в идеологии. Парламент мешает Ельцину не потому, что он слишком "социалистичен", но потому что он слишком "демократичен", а именно "демократия" на этом завершающем этапе становится последним препятствием для "либерализма".

Все эти теоретические соображения ясно показывают, что для оппозиции наступило время не только принять в свои ряды все "демократические" политические силы и партии, но и взять как свое самоопределение термин "демократы", ставший среди патриотов ругательным. Здесь прослеживается следующая аналогия. После путча определенная часть Компартии, преданная социал-демократом Горбачевым, присоединилась к национальной оппозиции. Позже сюда же примкнули национал-демократы. При этом к стану ельцинистов прибивались поочередно социал-демократы, интернационал-демократы и т.д. Сегодня все демократы без исключения логически принадлежат к сфере оппозиции, так как "либерализм" настоящих ельцинистов никак с этой идеологией сочетаться не может.

Контраc в России
Рональд Рэйган в свое время выработал концепцию "бойца либерализма" ("liberty fighter"), т.е. американского наймита, борющегося с теми режимами в Третьем мире, где устанавливались "нелиберальные", не "проамериканские" формы демократии. Эти "бойцы либерализма", поддерживаемые позднее Бушем, сражались в Анголе в УНИТА под коммандованием бандита и мародера Савимби, среди мозамбикских саботажников РЕНАМО, в Никарагуа в рядах "контрас" (сами никарагуанцы произносят "Контра", как в эпоху русской революции) и т.д. Отличительной чертой этих мародеров и террористов было то, что на отвоеванных территориях они немедленно проводили "приватизацию" (т.е. забирали предприятия, фирмы и т.д. в свое личное владение). В этих "бойцах либерализма " воплотился для стран Третьего мира отвратительный лик "либеральной демократии". Совершенно очевидно, что подобные "бойцы либерализма" действуют уже долгое время и в нашей стране. Это - "либеральная Контра", реализующая свою рыночную утопию ценой наций, государств, народов, стран, континентов. Они знают, что они выполняют социальный заказ могущественных и богатых хозяев, зловещих "либералов"- строителей Нового Мирового Порядка. При этом "демократия" будет также безжалостно принесена в жертву, как некогда социализм.

Выделив идеологические контуры "либеральной" позиции, теперь легко просчитать наперед политические шаги ельцинистов, подготовиться к дальнейшим тактическим виражам. А с другой стороны, если кто-то в оппозиции не готов идти до конца, до смерти и жертвы в тотальной борьбе с "бойцами либерализма", с "Контрой", если кто-то не узнает своих идеалов в сочетании "правой" политической и "левой" экономической доктрин, то лучше сразу встать в сторону, так как политическая история учит нас тому, что для свержения одной идеологической группы, захватившей власть в обществе, другой, противоположной, группой необходима как минимум Революция. В нашем случае речь идет о социальной, национальной и демократической Революции против "либерализма" и его "бойцов", "наймитов Нового Мирового Порядка".

Статья написана в 1992 г., впервые опубликована в газете «Советская Россия» под псевдонимом "Л.Охотин"


Оглавление "Консервативная Революция"
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    Архив пуст