АРКТОГЕЯ
ф и л о с о ф с к и й   п о р т а л
27 апреля, четверг
Поиск 

Главная | Новый Университет | Аналитический портал "Евразия" | Фотогаллерея | Библиотека | Персоналии | Глоссарий
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
А.Дугин | Консервативная Революция | Эротизм и Империя | 1994 Напечатать текущую страницу
Оглавление "Консервативная Революция" - Оглавление "Русская Вещь"
А.Дугин
Консервативная революция, М., 1994 | Русская Вещь, М.,2001

ЭРОТИЗМ И ИМПЕРИЯ

Секс как поле идеологической борьбы
Актуальное положение вещей в нашей стране характеризуется не только противостоянием различных политических или экономических позиций, не только различием этнических, социальных и культурных ориентиров тех или иных сил, но и глубинным противостоянием двух принципиальных идеологий, двух картин мира, каждая из которых охватывает целый спектр оттенков и цветов. Речь идет не просто об окончательно сформулированных и получивших ясное интеллектуальное выражение доктринах, как это имеет место в случае конкретного политического учения, речь идет о неких”метафизических корнях”, которые предопределяют сами основы тех или иных человеческих типов. Если раньше говорили о “противостоянии классов” (или о “классовой борьбе”), то сегодня, скорее, уместно говорить о “противостоянии типов”, о борьбе двух глобальных архетипических моделей, делящих общество на “наших” и “ненаших”. Это противостояние существует не только у нас, оно наличествует повсюду в современном мире, но особенность нашей страны и нашего общества в том, что здесь многие аспекты в настоящее время вскрыты и обнажены до предела, идеологический спор имеет глобальный характер и противостоящие “типы” вынуждены выдвигать и открывать сами глубинные основания своих позиций. Такой откровенности в других странах мы, естественно, не наблюдаем. Тем, быть может, и ценно наше время, что Россия снова стала полем борьбы глобальных сил. Мы вернулись в Историю, и более того, в ту точку, где фокусируются ее наиболее судьбоносные токи.

Эта борьба “типов”, чаще всего проявляющаяся в противостоянии “патриотов” и “космополитов”, “почвенников “ и “западников”, “традиционалистов”-”фундаменталистов” и “прогрессистов”-”демократов”, “евразийцев” и “атлантистов” и т.д., превращает в поле боевых действий не только сферу политики, экономики, парламентских дебатов или манифестаций, но и всю культуру, весь быт, всю человеческую и общественную жизнь. И тот факт, что даже наиболее интимные сферы внутреннего мира человека также становятся реальностями идеологического противостояния, говорит нам о том, что в данном случае речь идет о глубиннейшем духовном конфликте, по своей значимости намного превышающем узко политические или социальные противоречия. Более всего показательна в данном контексте та полемика, которая ведется между “почвенниками” и “западниками” в области секса, полемика в отношении “полового вопроса” во всех его модификациях.

В этой сфере роли распределились ясно и однозначно. “Патриоты” символизируют собой “закомплексованность”, “стыдливость”, “морализаторство” (подчас, “фарисейское лицемерие”). “Западники” -”раскрепощенность”, “бесстыдство”, “распущенность”, “порнографичность”, “сексуальный либерализм”. В таком противопоставлении нет ничего случайного, так как те же самые принципы практически всегда в культурных спорах “правых” и “левых” разделяются именно таким образом. В некотором смысле подобная “эротическая спецификация” соответствует глубинным протоидеологическим импульсам, которые органично входят в конституцию идеологического типа как такового, в конституцию полноценного и законченного мировоззрения.

Анализируя обсуждение “полового вопроса” в нашем обществе, легко заметить, что часто сам факт разоблачения скрытой “закомплексованности” патриотов или скрытого “порнографизма” демократов служит решающим аргументом, достаточным, по мнению полемистов, для того, чтобы дискредитировать идеологического противника. На наш взгляд, такое отношение совершенно неправомочно с обеих сторон. Этот вопрос является слишком серьезным, чтобы ограничиваться в нем категориями “закомплексованности” (“стыдливости”) и “развращенности” (“раскрепощенности”). Не ставя под сомнения правдоподобие этих определений, мы лишь настаиваем на том, что они не могут служить ответом. Это, скорее, вопросы, нуждающиеся в углубленном исследовании. Что стоит за “патриотической закомплексованностью” в “половом вопросе”? Каков истинный смысл теоретической сексуальной “раскрепощенности демократов”? Не скрываются ли за этими констатациями особые таинственные силы, намного более серьезные и могущественные, нежели чисто индивидуальные наклонности тех или иных личностей и случайности их человеческой эротической судьбы? Выяснению именно этих вопросов посвящена данная статья.

 Эротика против эротики
Вначале приведем некоторые соображения, показывающие неоднозначность того эротизма и той “либерализации секса “, которые отстаивают “левые”. В данном вопросе мы будем опираться на великолепное исследование Юлиуса Эволы под названием “Метафизика Секса”, где собрано огромное количество статистического, мифологического, медицинского материала, а кроме того, сама проблема поставлена в широкой подлинно метафизической перспективе. Эта книга в Европе стала центральным и классическим исследованием по “половому вопросу”, взятому в его тотальном, “космическом” объеме.
 

Один из основных тезисов “Метафизики Секса” Эволы состоит в том, что “сексуальная открытость” современного западного общества, его эротический либерализм и “порнографизм” являются проявлением “полового декаданса”, признаком “десексуализации” общества, его эротического “дряхления”, а не проявлением его повышенной и свежей эротичности. Перевод эротических образов и эротических импульсов из внутреннего во внешнее, из сферы конкретики полового акта в сферу ментальных образов, в сферу культуры, рекламы, декораций и т.д. свидетельствует, по мнению Эволы, о “половой энтропии”. Статистика, на примере США и Франции однозначно показывает, что терпимость общества к “порнографизации” культуры однозначно ведет к сокращению действительных половых актов, к демографическому спаду, к прямой “асексуализации” конкретных людей. В “сексуальной революции” Эвола видит не “спасение секса”, но “спасение от секса”, поскольку в основе “экстериоризации” сексуального импульса лежит именно стремление избавиться от внутреннего напряжения, но не через “разрыв уровня”, не через оргазмическую “травму” нормального полового акта, а через медленную и постепенную энтропию, перманентное расходование половых энергий.

Эвола точно подмечает, что психоанализ Фрейда ставит своей основной целью не реальное урегулирование эротической системы человека, но “церебрализацию” секса, снятие внутренней напряженности. При этом отсутствие во фрейдизме апелляции к метафизическим основаниям эротики логически приводит его к отрицанию самой возможности “эротической нормы”. Согласно учению Фрейда сексуально здоровых людей нет и не может быть. Эвола приходит к выводу, что тенденция “сексуальной либерализации” не только не указывает пути к позитивному решению той великой метафизической и мистической проблемы, которая дана человеку в форме пола, но, напротив, закрывает возможность ее решения, обрекает эротические импульсы людей на дурную бесконечность сексуальной энтропии.

Вывод Эволы из тщательного анализа современной западной эротики можно сформулировать следующим образом: “сексуальная либерализация представляет собой не столько раз-вращенность, сколько из-вращенность, не столько избыточность секса, сколько его недостаточность, не столько освобождение, сколько новое, еще более страшное рабство”.

С другой стороны, в книге “Метафизика Секса” разбирается и иной аспект западной “сексуальной либерализации”. Эвола замечает, что общий тонус эротического напряжения на Западе становится все более и более “феминистическим” и даже “матриархальным”. Обнаженное женское тело, возведенное в статус некоего культурного символа, во многом повторяет атмосферу матриархальных цивилизаций древности. Эвола утверждает, что сугубо мужской, “вирильный”, “фаллический” эротизм характеризуется, напротив, “стыдливостью”, стремлением к “интериоризации” секса, к конкретике и завершенности полового акта, который является для него материальной фиксацией личного спиритуального успеха, личной победы, торжеством собственной сакральной миссии. Истинный “фаллицизм” не столько поклоняется женщине, сколько преодолевает, побеждает ее, и через собственное “солнечное” начало магически преображает ее в конкретике мистерии секса. Мужская эротика характеризуется, согласно Эволе, строгой определенностью сексуального импульса, ростом внутреннего напряжения, потребностью в однозначном и “травматическом” завершении, в кульминации. Такой “фаллический” тип характеризует не только всяких нормальных мужчин, но и в целом тип мужской духовности, тип “солнечных”, героических, патриархальных культур. “Матриархальная”, “феминистическая” эротика имеет противоположный характер: для нее свойственны постоянство “ментального эротического опьянения”, отсутствие эротической концентрации, длительность и равномерность внутреннего напряжения, отсутствие стыдливости, абсолютизация “женской тоски”, постоянно остающейся неудовлетворенной. Такой культурный матриархат, существовавший у многих древних народов, отличается тенденциями к ритуальной (или символической) кастрации мужчины, к превращению его в служебную, подсобную фигуру, призванную обеспечивать эротические запросы Великой Матери. Преобладание именно таких “феминистических”, лунных аспектов Эвола констатирует в ключевых темах современной “сексуальной революции” Запада. И он находит этому множество подтверждений: в неуклонном росте гомосексуализма, в проведении эксгибиционистских конкурсов красоты среди мужчин, в “конституционном” приравнивании женщин к мужчинам, что отражает, по его мнению, наличие откровенного полового извращения у подобных “законодателей”.

И наконец, последним в высшей степени подозрительным аспектом в современном сексуальном либерализме является, по мнению Эволы, “гуманизация секса”. Эротический импульс является наиболее сакральным, наиболее космическим, наиболее оперативным из того, что дано человеку. Поэтому этот импульс во всех сакральных учениях является базовым для эффективного преображения человека либо в сторону “сверхчеловеческого”, духовного (если импульс направляется вертикально), либо в сторону недочеловеческого, животного (если импульс направляется горизонтально). Таким образом, сфера секса это единственный способ преодолеть человеческую ограниченность, выйти за микрокосмический предел, сомкнуться со стихией сакральных космических сил. “Гуманизация секса”, его “микрокосмизация” означает, одновременно, его деонтологизацию, его отрыв от напряженного противостояния великих изначальных сил, называемых принципами Ян и Инь в китайской традиции. Попытка сделать программируемым и безопасным этот потенциально нечеловеческий элемент в человеке, попытка отказаться от того риска, того преодоления, той космической проблематики, которые заключены в эротике, равнозначна его бюрократизации, его умерщвлению, его уничтожению. Эвола считает, что секс не может быть объектом “коллективного договора” - либо это сфера спонтанной сакральности, где действуют свободные и глубинные силы, не считающиеся с профаническими “правовыми актами”, либо секс просто умирает, вырождается, становится “условностью”. Любопытно, что именно это и происходит в скандинавских странах, где порнография получила наиболее легальное право на существование, и где полная “десексуализация” стала сегоднятотальным явлением.

Все приведенные выше соображения показывают, что сторонниками “демократизации секса” движет не столько “повышенный эротизм”, сколько “сексуальный декаданс”, некий “матриархальный”, “феминистический” элемент, который коренится в реальности полового бессилия, извращенности или эротической недостаточности. Пропаганда эротики, поэтому действует, скорее, как “прививка против секса”, а идеологическая позиция “демократов” волей-неволей ассоциируется с той или иной формой “полового вырождения”.

Итак, даже беглого анализа “метафизики секса” достаточно, для того, что показать, насколько двусмысленны определенные позиции “либералов”, и на каких темных архаических принципах покоится предельно ясная, на первый взгляд, идея “полового освобождения”.

Патриоты и эротика
Теперь следует разобрать подоплеку патриотической позиции в сфере секса, и попытаться понять, действительно ли мы имеем дело с “закомплексованными” и “фарисействующими” моралистами, отрицающими естественное влечение в силу своей персональной эротической несостоятельности.

Логика антипорнографической направленности “патриотов-традиционалистов” почти всегда остается одной и той же - они противостоят не эротике как таковой, а ее экстериоризации, ее коллективизации и социализации, ее “обобществлению” и “отчуждению”. И при этом не так уж и важно по “социалистическому” или “капиталистическому” пути идет “сексуальная революция”. “Правые”, верные не столько конкретным историческим и политическим “лозунгам момента”, сколько своему “над-историческому” архетипу, с одинаковой непримиримостью настроены и против чисто большевицкого “ обобществления жен пролетариатом” (или против известной теории “стакана воды”), и против буржуазной торговли телом и организованной рекламно-конкурсной проституции, основанной не на “примате политики над экономикой” (как в случае большевизма), а на примате “экономики над политикой”. Традиционалисты и фундаменталисты, совершенно независимо от их религиозной, национальной, государственной и доктринальной специфики, в вопросах пола однозначно настаивают на внутренней концентрации эротического импульса и на его сакрализации. В пределе же это означает тотальную переориентацию секса в духовную сферу через аскетические и посвятительные практики. Но важно подчеркнуть, что отнюдь не только религиозно-мистические фундаменталисты настаивают на изъятии эротики из “коллективного обращения”, на ее интимном и чисто внутреннем статусе. Как это ни странно покажется на первый взгляд, с аскетом в данном вопросе вполне солидарен и либертин, Дон Жуан, который реализует свою мужественность и свое “фаллическое” достоинство на горизонтальном уровне, идя путем Солнца не в сфере Духа, но в сфере Тела. Это объяснимо даже психо-физиологически, так как Дон Жуан как эротический тип осознает себя тотальным победителем женского пола, через конкретику побед стяжающим высшую мужскую свободу и подтверждающим свое превосходство. В дон-жуанизме обязательно присутствует элемент “аскезы”, “подавления сентимента”, преодоления человеческого. В порнографическом обществе с его центральным культом отчужденной и “обобществленной” женщины, с его “правовой и договорной” эротикой, с его “феминизмом” и “гуманизмом” Дон Жуан как тип невозможен, такой фигуры здесь не существует. И неудивительно, что этот образ полностью пропал в современной культуре, оттесненный рэмбоподобным инфантильным мускулистым животным из американских боевиков, который, чтобы быть “ гуманным”, должен обязательно преклоняться перед своей “мамой” и быть добрым сыном (к примеру, Сильвестро Сталлоне и его ловкая мама-фарцовщица). Таким образом, “ патриотическая эротика”, с ее центральной идеей интимности секса, его интериоризации и его вертикальности, в конце концов, его “фаллоцентричности”, не только не является синонимом импотенции или сенильной дряхлости, но, напротив, потенциально являет собой единственный путь к полноценному эротическому развитию - как на духовном уровне (религиозный, аскетический эротизм), так и на психо-физическом (дон-жуанизм).

Патриотическая эротика патриархальна. Мужчина в ней является основным и главным сексуальным полюсом. Выполняя функции Светового Начала, Солнца, Духа, он через благодать своей самодостаточности и полноты одухотворяет, преображает и искупает таинством любви женщину, связанную естественными узами с Материей, Луной, Ночью. Все патриархальные древние и современные традиционные структуры отличались духом созидательности, творчества, продуктивности, изобилия в самых различных секторах жизни. В эротической специфике патриархата уже потенциально заложено процветание, так как ничто a priori не препятствует здесь творческой концентрации внутреннего эротического импульса, вырывающегося во вне как упорядочивающая, созидательная сила, побеждающая энтропию материи, организующая пассивную субстанцию в активную форму, освещающая женскую Ночь сиянием мужского Дня, мужского Солнца. И показательно, что наиболее чистые патриархальные культурные формы вообще не знали эротической символики. В них не было не только поклонения женским сексуальным органам, - Великой Матери, - но не было и поклонения Фаллосу, так как сама эта фаллическая экстериоризация свидетельствует об определенной эротической недостаточности той или иной древней культуры, о начале ее упадка (См. труды профессора Германа Вирта “Происхождение человечества”, “Священный праязык человечества” и т.д.). Истинный патриархат состоит в поклонении Духу, чистой Трансцендентальной Силе, и именно обладание этой силой отличало мужчину, делало его носителем особой искупительной сакральной энергии. В этом контексте можно сказать, что фигура аскета в патриархальной системе является не противопоставлением, но дополнением “Дон Жуана” - первый взыскует духовной силы “снизу вверх”, второй расточает ее “сверху вниз”, что предполагает, помимо всего прочего, обладание ею. Поэтому центром патриархальной сакральности была Иерогамия, Сакральный Брак, в котором Император, Царь, Вождь как высшее воплощение мужского начала соединялся с Женщиной-Империей, с человеческой психеей своих подданных, с Матерью-Землей, наполняя ее светом божественных, небесных энергий, носителем которых он являлся как Первый среди Мужей, как эротический полюс, как центр культуры.

Несмотря на всю бездну времени, отделяющую нас от периодов расцвета героических патриархальных цивилизаций древности, те же самые архетипы продолжают жить в глубине человеческой психики и сегодня, поскольку сфера эротики сопряжена с самым глубинным основанием живых существ. Против “сексуального освобождения” борются те, кто сексуально свободны и без того, что “коллективный договор” признает за ними это право. Легализация эротизма - это первый шаг к кастрации мужчины, к вырождению секса до уровня ментальной энтропии, к снятию великого напряжения, в котором человеческое существо прикасается к великим таинствам Бытия, к высшим проблемам Онтологии. Именно интуитивное или вполне осознанное понимание всех этих связей и соответствий, внутренняя принадлежность к патриархальному, “фаллоцентрическому”, мужскому типу эротики и заставляет всех “правых”, независимо от специфики их позиций, сходится в одном - в борьбе с порнографизацией, сексуальной либерализацией и сексуальной революцией в обществе.

“Правые” борются не против секса, а за секс, но за его интимно агрессивную, интериорную, солнечную, фаллоцентрическую и патриархальную версию. Существам с сексуальностью демократического типа это может не нравиться, так как “матриархальный” тип эротической организации действительно органически не совместим с “патриархальным” типом, как слабость несовместима с силой, недееспособность с творческим и созидательным порывом, а “феминизм” и “педерастизм” с резкостью и жестокостью аскета или “Дон Жуана”.

Империя как эротическая кульминация
Сфера эротической спецификации различных типов сопряжена и с еще одной крайне болезненной и острой сегодня темой - с темой государственности. Совершенно очевидно, что в государстве воплощается созидательный импульс народа и нации - если этот импульс силен и свеж, государство обладает всеми признаками стабильности и процветания. Если он слаб, государство становится неустойчивым и тяготеет к дезинтеграции. Безусловно, в этом отражается и эротическое качество нации.

Высшей формой планетарной эротики, макрокосмической сексуальности является имперостроительный импульс, который ведет к объединению гигантских географических, этнических и культурных пространств под эгидой единого правителя, воплощения Единой Идеи, единой Силы. Империя в отличие от обычного государства всегда носила сверхъестественный характер, так как уникальность объединения разнородных и разрозненных конгломератов в единое целое предполагает участие некоторой сакральной энергии, настолько трансцендентальной, что она способна переступить через ограничения и отличия всех внутри-имперских составляющих. Если любое государство как единение и придание формы психо-физической субстанции своих граждан уже отражает в себе эротический импульс, то в случае Империи этот импульс должен быть эротическим в высшей степени, как некое предельное унифицирующее героическое напряжение, выходящее за рамки обычной эротики.

Империя всегда рассматривается Традицией как результат Иерогамии, Священного Брака, произошедшего между Небом и Землей. Небесный принцип воплощается в Правителе, Сыне Неба, Помазаннике. Земной принцип - в самой бескрайней территории, а также в народе, населяющем имперские земли. Специфика сугубо имперского эротизма предопределяет особый имперский тип сознания, для которого характерно, с одной стороны, понимание недосягаемой Высоты Правителя (на портреты Русского Царя простые крестьяне еще в XIX веке молились, как на икону), а с другой стороны, нескончаемой Широты имперских территорий. Все это делает имперскую эротику заведомо макрокосмической, глобальной, континентальной и даже планетарной. Именно в имперской сексуальности более всего проявляются свойственное полу как таковому качество тотальности, глубина его мистерии, конкретность его магии. Мужское самосознание имперостроителей прочно сплавляется с восприятием себя как “Сыновей Неба”, “Сыновей Света”, как сакральных и избранных установителей духовного порядка. Женская стихия также тотализируется, но, скорее, вширь - женщина становится синонимом великого пространства и великих имперских рас. Так уникальная и особая Иерогамия Царя с его Империей, повторяется на уровне всех имперских этносов в тайне имперской Любви, где каждый мужчина - “Сын Неба”, “Император”, а каждая женщина - “ Великая Земля”, персонификация имперской “Расы”. Там, где однажды существовала Империя, там эротическая специфика народов с необходимостью будет уникальной, особой и подчеркнуто макрокосмической, сверхчеловеческой. И процесс распада Империи, наносящий удар в самый центр эротической стихии ее жителей, не может не вызвать фундаментальных реакций, которые будут присутствовать, как показывает история, еще в течение долгих веков после гибели Империи как постоянное и настойчивое стремление к Реставрации, как “ биологическое” неприятие “сексуальности малых форм”.

Россия была одной из последних Империй, которая сохраняла сугубо имперскую эротическую специфику намного дольше других государств. Причем это происходило вопреки внешней десакрализации ее режимов, вопреки главенству антиимперских идей и организаций. Макрокосмическая эротика русских, русских не в национальном, но в имперском смысле, оказалась намного глубже нежели монархический строй или православная концепция Святой Руси, хотя именно сквозь эти формы континентальная эротика проявлялась наиболее полно, логично и органично. Даже совершенно противоимперский, “общественно-сексуальный”, антигероический и матриархальный интернационал-большевизм 20-х годов уступил в дальнейшем место гротескному, пародийному, но все же в некоторой степени “почвенному” сталинскому “империализму”, который был вынужден прибегать к насилию и абсурду для осуществления тех глубинных эротических позывов имперской нации, которые пробились сквозь совершенно “левый” идеологический пласт, обладавший полнотой террористической и абсолютной власти. Однако уже изначально в подобном альянсе были заложены элементы, которые не могли не привести “советскую империю” к краху. Но если отдать себе отчет в укорененности эротического имперского комплекса, если осознать то, до какой степени имперский макрокосмический Эрос отличается от обычного, чисто “человеческого” секса, станет совершенно очевидным, что с этой реальностью только декретным способом совладать невозможно. Имперскую эротику уничтожить несравнимо более сложно, нежели саму Империю, так как речь здесь идет о самых глубинных пластах бессознательного, мало поддающихся гипнозу рациональных или псевдорациональных убеждений. Тем более, что никаких разумных и внешних причин для подавления имперской сексуальности, строго говоря, просто не может быть, - эти аргументы действительны только в обществе, целиком и полностью основанном на “общественном договоре”, на “конвенции”, а печальная история коммунистических идей в нашей стране (также стремящихся построить общество “коллективного договора” - Богданов, Плеханов и т.д.) свидетельствует о том, что у нас это не приживается, мы слишком органичны, спонтанны и одушевлены для этого.

Русские патриоты, таким образом, характеризуются еще и тем, что их эротическая программа, сознают они это или нет, является тотально макрокосмической, планетарной, взывающей к древним, глубинным энергиям великой имперской расы. Эти энергии - не просто привычки или склонности, это идеи-силы, невидимая, но могущественная реальность, спящая в глубине души нашего народа. Идя против нашей имперской эротики, представители альтернативных, антипочвенных сил, затрагивают те уровни, с которыми совершенно не безопасно иметь дело. Как только население бывшей Империи действительно осознает то, как глубоко и интимно поразили его эротику сторонники “сексуальной перестройки”, горе тем, кто будет ассоциироваться в глазах пробудившегося народа с инициаторами всеобщей кастрации. Реакция может быть отсроченной, но она неизбежно даст о себе знать. Тот, кто знает логику действия великих эротических энергий, легко может предвидеть, что чужеземно ориентированные поборники “правовых государств” рано или поздно станут жертвой эротической агрессии имперских этносов, так как их угораздило встать между “Сынами Неба” и “Великой Землей”, их угораздило вмешаться в таинство русской Иерогамии. Судьба их предшественников - более чем красноречива.

Заключение
Мы постарались выделить в нашем кратком изложении несколько наиболее принципиальных моментов, которые становятся с каждым днем все более актуальными, по мере того, как мы начинаем называть вещи своими именами. И если в вопросах политических интриг, социальных преобразований, экономического распада, национальных войн в нашем Отечестве стало трудно разобраться не только обычным людям, но и политикам-профессионалам, то характер эротической специфики того или иного типа является естественной, органической демаркационной линией, отделяющей “наших” от “ненаших”. В такой ситуации гораздо важнее полагаться на внутренние энергии крови, на голос Континента России, который мы слышим в своих глубинах, а значит, эротизм становится для нас почти единственным средством для реального выбора, который решит окончательно судьбу нашей Державы и нашей Имперской Расы. И только из внутреннейших глубин нашей национальной души сможет подняться тот импульс, который объединит нас по ту сторону политических и классовых расхождений, в великом подвиге нового Имперостроительства. Для того, кто действительно “хочет” и “может”, преград не существует.
статья написана в июле 1991, опубликована в газете "День"


Оглавление "Консервативная Революция" - Оглавление "Русская Вещь"
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    19 апреля 2003, 16:59
    ''Элементы'' №6 | А. Дугин | Эротичекий идеализм | 2000
    16 декабря 2002, 16:12
    А.Г.Дугин | Русская Вещь | Структура мужской души | 1997
    А.Г.Дугин | Русская Вещь | Русская любовь | 1999
    А.Г.Дугин | Философия Традиционализма | Пол и субъект:2
    А.Г.Дугин | Философия Традиционализма | Пол и субъект:1
    2 декабря 2002, 10:56
    А.Дугин | Консервативная Революция | Восстание Эроса | 1994
    А.Дугин | Консервативная Революция | Элевсинские топи фрейдизма | 1994
    А.Дугин | Консервативная Революция | Эротизм и Империя | 1994
    ВЕСЬ АРХИВ