20 августа, понедельник
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция V 23 авг 2011, 00:59


Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция V.

«Традиционализм и эзотеризм в исламе»:

1. Значение ислама. В современном мире ислам как мировая религия представляет собой наиболее активно сопротивляющуюся глобализму силу. Это делает исламский фактор чрезвычайно важным для фронта традиционализма. Именно с исламом ведут свою войну США, а идеолог конца истории Ф.Фукуяма пытался даже предложить термин «исламо-фашизм» для пущей дискредитации ислама. США как империя склонна к тому, чтобы назначить ислам новым врагом номер 1. Это почти официальная позиция США, а при Буше была просто официальной. А следовательно, ислам должен рассматриваться как приоритетное поле борьбы с американским империализмом, современным и пост-современным миром и глобализацией. Это предопределяет значение и важность ислама.

2. Ислам разнообразен. Отношение к исламу как к чему-то единому и цельному, как к чему-то однородному, это заблуждение или «пустой концепт». Этот концепт используется в трех случаях: в невежественных массах (которые вообще всегда ошибаются, так как банальность несовместима с истиной); в пропаганде мировых центров власти (использующих это ради конкретных политических целей); в устах теоретиков т.н. «чистого ислама» (салафизма, ваххабизма и т.д.), называемого иногда столь же условно «исламским фундаментализмом», «интегризмом». Первые два случая понятны. Третий случай представляет собой совершенную инновацию, так как на месте реально существующего ислама (традиционного ислама) пытается утвердить новаторскую конструкцию под видом «возврата к корням». Нечто подобное проделали в свое время протестанты, предложив вернуться к «истинному», раннему христианству, но создав нечто совершенно новое и почти не имеющее к христианству никакого отношения. «Чистый ислам» - близок к этому.

3. Мы должны проанализировать ислам вне «мифов», как он есть, в его многообразии. При этом следует выделить теологический, исторический, геополитический, этнический аспекты каждого направления. Это гигантская работа, без которой мы не можем всерьез говорить об исламе. Разделение должно идти по магистральным линиям: сунниты – шииты.

4. Шииты. Очевидно, что шиитское меньшинство это совершенно отдельная тема – и метафизически, и геополитически, и этнически. В целом шиизм (любой и магистральный двенадцатеричный, и гетеродоксальный семеричный, и особенно Ишрак и редчайший иранский суфизм) чрезвычайно близок к традиционализму. Он не имеет универсалистского измерения и допускает широкие различия. Особенно важные мессианские (махдистские) направления, так как в этом ключе легче найти точки соприкосновения с традиционалистским пониманием сущности современного и постсовременного мира как «открытия Космического Яйца» снизу и «великой пародии».

5.Сунниты: традиционный ислам и салафизм. Суннитское большинство должно быть разделено по нескольким факторам: допускающий суфизм и не допускающий (в стиле ханбалитского мазхаба и собственно ваххабизма).

6. Ат-тассавуф. Те линии суннизма, которые терпимо относятся к эзотеризму, тем самым обладают измерением, в рамках которого можно выстраивать взаимопонимание с традиционалистским подходом. Сам мир суфизма чрезвычайно широк, в нем множество тенденций. Многие тарикаты враждуют друг с другом. Одни идут на прозелитизм и кончают нью-эйджем. Другие закрываются и становятся почти фольклорными этно-сектами. Наиболее интересны представители ат-тассавуфа, которые укоренены в своей традиции, ортодоксальны, но обладают широким кругозором в отношении реальности современного мира, в его социологическом, геополитическом, аксиологическом и экономическом аспектах. Таких немного, но они чрезвычайно важны. Среда ат-тассавуфа в целом сегодня велика. Явно необходим программный текст, подчеркивающий радикальную несовместимость ценностей «тариката» с модерном и пост-модерном и описывающую общую (без детализации) стратегию поведения суфия в условиях «конца мира». Предпосылок к этому множество. Но суммирующего труда или одного автора нет. А должен был бы быть.

7. Традиционный ислам как целое. Нет общего интеллектуального путеводителя по «последним временам» и в контексте обычного традиционного ислама. Это понятно, так как он не представляет собой никакого концептуального единства. Традиционный ислам есть, он представляет собой подавляющее большинство современных мусульман, но обобщающих эсхатологических указаний для мировой уммы нет. То, что есть, почти всегда после первичной проверки оказывается сектой или салафизмом. Это не удивительно: эсхатологии концентрируются в сектах, а умму в целом пытаются представлять собой салафиты. И все же: эсхатологические, антиглобалистские, антиамериканские, анти-современные и анти-постсовременные настроения среди мусульман чрезвычайно развиты. Было бы желательно появление какого-то издания наподобие «Традиционный Ислам», которое служило бы трибуной для изложения многообразия позиций конкретных исламских сообществ.

8. Салафизм и мировой салафитский проект. Салафизм, чистый ислам находятся на переднем фланге политической борьбы в исламском секторе в современном мире. Это факт и этого нельзя отрицать. Именно здесь мы встречаем наиболее ясные и простые стратегии, глобальное мышление, четко поставленные цели – установление мирового Исламского Государства, введение шариата, организация социума на исламских началах в глобальном масштабе, учение о «доме войны» (дар-аль-харб) везде, где нет «дома ислама («дар уль-ислам»), и т.д. Очевидно, что в этой программе есть приемлемая для традиционализма часть и неприемлемая. Приемлемая состоит в борьбе против общего врага; неприемлемая в том, что касается предлагаемой альтернативы, собственно «исламского проекта», хотя точнее было бы назвать его «салафитский проект». Важно понять метафизику «салафитского проекта». Эта метафизика не нейтральна, она построена на отрицание эзотеризма и традиционализма, которые определяются здесь как «ширк», отступление от «чистого ислама». Корни полемики уходят к мутазилитам и противникам философов и суфиев. «Салафитский проект» радикально антишиитский, антисуфийский и антитрадиционный. И это не свойство отдельных салафитов, это обязательная метафизика всего этого движения. Эта двусмысленность геополитически выражается в тесном контакте салафизма (в частности, бин Ладена и Аль-Каеды) с ЦРУ и Бжезинским во время афганской войны, в том, что салафиты постоянно оказывают американцам услуги, давая повод вмешиваться в суверенные дела тех стран, которые пытаются сопротивляться США (Ирак. Ливия, Сирия, антироссийский салафизм на Северном Кавказе), но с другой стороны именно салафиты атакуют США активнее других антиглобалистских сил. Эту двусмысленность следует осмыслять снова и снова, вести вокруг этого диалог, выяснять позиции всех сторон конфликта. В глобальной битве с даджалом – какую роль играет салафизм? Мы бы оставили этот вопрос открытым.

9. Ислам в России. Позиции, роль и место ислама в России мы должны рассматривать с эсхатологических и традиционалистских позиций. Для этого надо самым серьезным образом применить все предшествующие тезисы к российской ситуации. Ислам является частью российского пространства, и это сложилось веками. Но Россия сама не укрепилась в своей позиции в отношении Запада, глобализма, США, либерализма, пост-модерна. Позиция власти уклончива и может быть истолкована по-разному. На этом легко играть силам «даджала». Они указывая на глобалистские и либеральные стороны России натравливают на нее мусульман, а вместе с тем, русских на мусульман – как на «мигрантов», «приезжих» и т.д. Это стратегия ослабления потенциального противника Запада. Этому надо жестко противопоставить эсхатологический альянс мусульман и православных (шире, всех русских) против США, Запада, либерализма и модернизации. Ближе всего точек соприкосновения у русских с традиционным исламом; это не всегда факт, но чисто теоретически здесь ясно направление развития диалога. В интеллектуальной сфере и особенно в области неоплатонизма сходства еще больше. А на внешнем уровне нас сближает противостояние Западу, либерализму и пост-модерну. Но и здесь традиционный ислам часто пассивен и ограничивается дипломатическими формулами, вместо того, чтобы предложить общую стратегию действий. Либеральные прозападные «модернизационные» аспекты российской власти, коррупция и разложение общества, традиций, нравов отвратительны и нам и мусульманам, И мы должны бороться именно с ними, а не с друг другом и бороться сообща. Основные проблемы возникают с салафизмом. Он выступает «пугалом» дискредитируя весь ислам, а его радикальные проекты обостряют противоречия между эсхатологически ориентированными мусульманами и столь же эсхатологически ориентированными силами других конфессий или просто инстинктивными противниками глобализации. И здесь необходим серьезный и непростой диалог.

10. Резюме: Ислам и Традиция. Ислам имеет прямое отношение к Традиции. Это неоспоримый факт. И как таковой он должен быть признан традиционалистами. Ислам активен и выступает за традиционное общество. Это следует поддержать. Но ислам не тождественен Традиции. Традиция может быть и неисламской. Если мусульмане это признают, то есть согласны на условия многополярности, активный диалог и тесное сотрудничество, в том числе боевое, направленное против пост-современного мира и антихриста/даджала, следует развивать. Если мы имеем дело с новаторской и совершено современной протестантской версией универсализма и эксклюзивизма, под видом обращения к «чистому исламу», то здесь надо быть осторожными и тщательно распутывать непростой метафизический и геополитический клубок, чтобы не сорвало резьбу ни в ту, ни в другую сторону. Исламофобия - это зло, но злом может стать и активная исламизация, проходящая под знаменем «чистого ислама». Каждый должен следовать своей традиции. Если у нас не получается, то виноваты в этом мы, а не традиция. На чисто индивидуальном уровне выбор возможен, но русские, массово принимающие ислам, вызывают у нас лишь отвращение; они ищут силы вне себя и вне своей традиции, значит, они ущербны, слабы и трусливы.

Оргкомитет конференции

Полный текст...
Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция IV 19 авг 2011, 08:53


Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция IV.

Секция IV. «Миссия Юлиуса Эволы»:

1. Эвола является парадигмальной фигурой для традиционализма, наряду с Геноном. Чем больше проходит времени, тем ярче его фигура. Ни один из генонистов – Буркхардт, Вальсан, Шуон, не говоря уже о более мелких, не смог даже относительно сравниться с Эволой. И это процесс: генонисты становятся банальными, превращаются в конформистов-масонов или впадают в слабоумный «нью-эйдж», случай Эволы же остается памятником духа в темные времена.

2. По мере того, как история режимов третьего пути уходит в прошлое, мы все меньше помним партийных функционеров и даже партийных лидеров, и все ярче нам светят такие фигуры как Эвола. И это - по нарастающей. Через 20 лет мы услышим: Гитлер и Муссолини – политические деятели, жившие в эпоху Эволы и Хайдеггера и разделявшие (на примитивном уровне и частично) их идеи.

3. Звезда Эволы восходит над XXI веком. Новый традиционализм вырастает из его внимательного и глубокого прочтения. Наша задача прочесть Эволу иначе, по-новому. По-новому - это как? Попробуем наметить направления этого прочтения в тезисах.

4. Первое: Эвола - традиционалист без Традиции. Можно сказать, это его недостаток. Это будет по-старому. По-новому надо увидеть в этом его достоинство. Традиционалист без Традиции значит, что он оперирует с Традицией как семантической матрицей и претендует на то, чтобы владеть прямым выходом на денотативное множество Традиции – минуя конкретные традиции с их системой денотантов-детонатов. Мы убеждены, что это денотативное множество Традиции, которое в самой Традиции увидеть невозможно, и которое видно только с позиции традиционализма, совпадает с неоплатонической топикой. Симпатии Эволы к Плотину это подтверждают. То, что он смутно называет «западной традицией» - это неоплатонизм. И он же - традиционализм. Здесь мы полностью солидареныс тезисом Марка Седжвика о возрожденческих корнях теории Sophia Perennis, хотя неоплатонизм был создан отнюдь не Фичино и не Пико делла Мирандола.

5. Второе: Эвола настаивал на центральности преображающего опыта, то есть на инициатической практике. Это важно. Без базового преображения самой сущности человеческого существа, о Традиции нечего разговаривать. Здесь все очевидно даже визуально: говоришь о традиционализме, продемонстрируй определенные вполне конкретные экзистенциальные данные. Традиционализм - не дело лузеров, это дело аристократов. От человека, имеющего реальный опыт бездны, исходят вполне конкретные лучи, которые ни с чем нельзя спутать (как от Евгения Головина). Если этих лучей не исходит, то и говорить с человеком нечего. Эзотеризм - не дело черни. Эвола предлагал черни идти вон или попытаться поставить на кон все в крайне рискованной попытке облагородиться. Преображающий опыт – зримая, пальпабельная метка. Эвола просит ее предъявить при входе. Своего рода фэйс-контроль при доступе к традиционализму. Эвола, прочитанный по-новому, антисхоластик; провести никого не удастся. Чтобы делать золото, надо его иметь. В основе отбора – ордалия, бросаем человека в реку, с жерновом на шее, выплывет – достоин, аксиос, не выплывет, одним ублюдком меньше.

6. Третье: традиционализм не действителен без политики. Кто утверждает обратное, баран и подлец. Жить в мире антитрадиции и довольствоваться периферийными и безобидными галлюцинациями о Гиперборее и золотом веке, так не пойдет. Если ты традиционалист, измени мир, брось вызов окружающей мрази – демократии, правам человека, либерализму, материализму, эгалитарным идеям и партиям, и сотри их с лица земли. Победи или умри. По-новому: это не нытье о том, что «бедные кшатрии в конце кали-юги всегда ошибаются», а автомат, вокзал, горячая точка или революционная ячейка. «Взгорлил Дражу войвода, бросайте бомбы четники» - слова из сербской песни о Драге Михайловиче.

7. Четвертое: Эволу надо прочитать слева. Не с позиции эгалитаризма, прогрессизма или гуманизма, такое прочтение просто невозможно. Под левым мы имеем в виду - против буржуазии, капитализма и либерализма. Это тоже не само собой разумеется. У Эволы есть «Ориентации» и «Человек среди развалин», которые однозначно дают понять: буржуазия лучше пролетариата, а капитализм – социализма. Вот это ошибка Эволы (в основе - ошибка Генона). Сущность ошибки в отождествлении третьего сословия с третьей кастой (вайшьи) и третьей функцией (у Дюмезиля), а пролетариата с четвертой кастой (шудры). Неверно. Крестьяне – третья каста, вайшьи и только крестьяне и мелкие ремесленники, живущие в сельской местности. Горожане/ буржуа и пролетарии/ разорившиеся крестьяне, мигрировавшие в города – не третья и не четвертая каста. И те и другие - социальные выродки, как и купцы. В индоевропейском обществе нет ни купцов, ни горожан, ни пролетариев. Все они симулякры людей, возникшие как паразиты на периферии кшатрийских укрепленных крепостей, предназначенных для сбора налогов (мы называем их городами). Капиталисты – носители контринициации, а пролетарии – опустившиеся крестьяне. Надо быть с крестьянами, даже опустившимися, против ублюдков - торговцев и банкиров. Традиционализм - это революция против современного мира, а современный мир создан торгашами, а не социалистами и не бедными детерриториализированными вчерашними крестьянами, загнанными в город и порабощенными упырями-буржуа. Современный мир – буржуазный. И проигрыш СССР показывает, что Генон и Эвола не правы. Побеждает в конце кали-юги всегда только худшее. Ничего хорошего в коммунистах нет, но они намного лучше, чем либералы. Новое прочтение Эволы: ранний нигилистический дадаизм и поздний анархизм справа («Оседлать тигра»), отсюда выход на левый эволаизм.

8. Пятое: Эвола и тема Радикального Субъекта. То, что Эвола традиционалист без Традиции, может быть прочитано в контексте Новой Метафизики. Новая Метафизика стоит на стороне Традиции против Модерна и Пост-Модерна, но она задается неприятным вопросом: как Традиция, которая - всё, могла допустить существующий сегодня смрад? Что-то не то в самой Традиции. И тогда конституируется идея Радикального Субъекта, который есть исток Традиции, и поэтому ему безразлично, в какой парадигме он находится. Радикальные опыты Эволы подводят нас вплотную к этой теме. Эвола – провозвестник Новой Метафизики. Это уже совсем по-новому.

9. Эвола в мире. Ахмадиниджад недавно сказал: «Не атомные боеголовки и не количество напечатанных долларов, а идеи имеют решающее значение». Когда придет Махди, все эти клиппотические химеры рухнут разом. Это будет почище мирового финансового кризиса. Эвола – это идея. Четко изложенная, блистательная, огнедышащая идея. А значит, это универсальное оружие. Все, кто думают, должны прикоснуться к Эволе. За последствия, впрочем, никто ручаться не может.

10. Последнее: Эвола в России. Как и все в России, Эвола или не-Эвола, это грустная тема. У нас аристократами занимаются врожденные холуи, красоту освещают уроды, литературу преподают те, кто просто не умеют читать. Генон называл русских имитаторами. Научное объяснение этому Александр Дугин постарался дать в книге «Мартин Хайдеггер. Возможность русской философии». Мы - носители «логос нотос», бастардного логоса. Эвола, поэтому, не про нашу честь. Неудивительно, что им (как и всеми остальными великими прямыми вещами) занимаются кривые фрики. Таков наш удел. Мы бы запретили кому ни попадя читать Эволу. И то лучше на языках. Он несложно поддается переводу, его идеи не так просто понять на любых языках. А еще сложнее прожить. А если не хотим или не можем понимать или проживать, то и нечего браться. Мы бы давали книги Эволы только тем, кто пройдет определенные испытания. Как и было в 70-е и 80-е в СССР. Надо беречь наши margaritas от porcos. Прежде чем приступать к Эволе, надо очиститься от пролетариата, бастардного логоса и совсем уже кривой буржуазности. Надо создать герметический круг, оберегающий Эволу и его идеи от неопрятных и неряшливых неудачников.

Полный текст...
Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция III 15 авг 2011, 21:09


Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция III.

Секция III. «Горизонты новой метафизики и Радикального Субъекта»:

1. Концепт РС обоснован необходимостью найти точку опоры в ситуации глобальной смены парадигм. Когда мы, традиционалисты, задаемся вопросом: почему Традиция уступает место убожеству современного мира, мы должны дать абсолютный ответ. Неабсолютный ответ нас не устроит. Абсолютный ответ состоит в том, что есть нечто более важное, чем Традиция, и это более важное хочет, чтобы Традиция в какой-то момент ушла и что-то этим «хочет» желает сказать… Так рождается концептуальный тезаурус Новой Метафизики: РС, постсакральная воля и невозможная реальность.

2. На что похож РС в более конвенциональных традициях? На тревожных персонажей, которые древнее древнего, но никуда не исчезают и сегодня. Это Енох, Идрис, Мельхисидек, Хизр, «царь мира». При этом РС соответствует имманентному аспекту реальности. В этом вся тонкость. Мы знаем, что не меняется трансцендентное. Это мы охотно допускаем, и проблемы тут нет. Все имманентное меняется, мутирует. На то оно и имманентное, Все, да не все. Что-то остается неизменным в потоке изменения. Парадигмы, народы, царства, политические системы, идеологии, даже религии сменяют друг друга, но это что-то все такое же, как было. И не где-то там, а здесь, вот именно конкретно здесь.

3. На неоплатоническом языке есть триада монэ, проодос, эпистрофе. Постоянство высшего апофатического Единого, космогоническое исхождение (эманация) и возврат в Единое (кеносис, тавхид, теозис). РС – это монэ, но только не вне мира, а внутри мира. Это постоянство и неизменность, тайно соприсутствующие и проодосу и эпистрофе. Это вертикаль по отношению к вертикали (так как проодос-эпистрофе это вертикальное время, перпендикулярное обычному – циклическому – времени, а линейного времени просто не существует). Это особое монэ.

4. РС может быть описан в шиваистской топике. Выдыхание Шивы – конституирование реальности (как иллюзорной отдельности). Вдыхание Шивы – аннигиляция реальности (как иллюзорной отдельности). Но есть еще не-дыхание Шивы, как он сам. И великого тождества можно достичь методом анупайи то есть методом, отсутствия метода. Различие между «я» и Шивой – чистая иллюзия. Ее не стоит даже снимать, так как ее никогда и не было. Это удар молнии. И все пути становятся равными – в аскезу и наслаждение, в изысканность и отвращение, в жизнь или в смерть, вверх или вниз. Ничего этого нет. Путь агхори и других капаликов – иллюстрация такого отношения к миру.

5. Манифестация предполагает, что у нее есть внутренние границы. Это материя. Дойдя до нее, космогоническая манифестация души обращается вспять. И начинает подъем. Или тянет время: так поступают демоны и верные сатане, они приклеиваются к материи, не спешат от нее оттолкнуться как от дна. Так созидается ад. Логично: абсолютная возможность исследует свои пределы, достигает их и возвращается. Но так, если есть другое, нежели Одно. А если Другого нет? Тогда нет и границы. Тогда есть путь ниже материи, ниже демонов и ада. На одно дыхание ниже. РС ставит именно такой метафизический эксперимент: об онтологии границы и «пограничных состояний».

6. Теперь о денотативном множестве Новой Метафизики. Новая Метафизика говорит не на языке Традиции, но на языке традиционализма. Вводим предварительное соответствие: денотаты традиционализма и неоплатонизма совпадают. Соответственно, денотаты Новой Метафизики являются теми же, что и денотаты неоплатонизма. Это важное утверждение: бесполезно размышлять о РС в иных топиках, оттуда мы просто соскользнем. РС имеет смысл как то, что стоит по ту сторону вуали неоплатонического мира. Эта вуаль соткана из денотатов. РС прячется за ними. Но именно за ними, а не за чем-то еще.

7. Где Новая Метафизика возможна? Теоретически везде. Но практически только здесь и сейчас. Она не проглядывается в мирах семантически консистентных, где денотативная вуаль насыщенна и плотна. Лишь когда реальность разлагается как труп, там проступают черты РС. Все этажи мира подобны друг другу. Они отражают Оригинал. И лишь на дне, в конце кали-юги все сходство с оригиналом утрачивается. Это есть симулякр – копия без оригинала (кстати, чисто платоническое определение, хотя и парадоксальное). Когда мир окончательно поглупел, истинное сознание более не замутняется сознанием половинчатым. По-настоящему можно мыслить только в сердце ничто.

8.Вопрос о правомочности употребления слова «субъект». Эвола, имея в виду нечто аналогичное, говорит о «Я» или о «радикальном я». Речь у него идет не об «идеализме», но о чем-то оперативном и подобном тому, что мы хотим сказать в Новой Метафизике. Если обратиться к Жильберу Дюрану и его «траекту», взятому за отправную точку, то можно говорить о Радикальном Траекте или даже о радикальном Дазайне (Хайдеггера). Можно ввести для уточнения, что никакого отношения к конвенциональному субъекту или к конвенциональному «я» РС не имеет.

9. Проблема соотношения Новой Метафизики и хаоса. Хаос и структура как неизменные константы, ускользающие от интеллективного (ноэрического) взгляда, вызывают смутные ассоциации с полем РС. РС прячется за вуалью умопостигаемых смыслов мира, а хаос плещется под миром, угрожая его порядку. Хотя тембр и стиль различаются существенно. Вспомним о пересечении нижней границы. Хаос находится под материей, как объемное измерение хоры, сплющенной в «Тимее» до плоской неинтеллигибельной пленки. РС углубляется в хаос, преодолевая вниз ткань материи, прокалывая ее. Для РС все - хаос. Он вызывает хаос везде, куда падает его взгляд. А наоборот? Призывает ли хаос РС? Релевантна заметка Эволы в «Интродукционе алла маджиа» о «коррозивных водах»: то есть когда вызывает, но чаще всего нет.

10. Где можно мыслить о РС? Сегодня везде. У нас и во всем мире, это одинаково. Более того, без РС эффективность традиционализма и его борьбы с пост-современным миром будет нулевой. Это столь же важная тема для социального протеста, как ранее «Капитал» Маркса.

Полный текст...
Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция II 11 авг 2011, 09:14


Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция II.

Секция II. Традиция против Постмодерна

1. В традиционализме как философии и мировоззрении наличествует жестко революционный компонент. У Эволы он выражен эксплицитно (тезис о «Восстании против современного мира»). Но у Генона он также присутствует и в не меньшей, если не в большей степени (в этом смысле вполне релевантна статья Рене Аллё «Генон и Маркс»). Две формы современность и Традиция полностью противоположны. Поэтому традиционалист заведомо стоит в оппозиции к современному миру (как белый в отношении к красному, марксист к капиталисту и т.д.). Современный мир в большинстве, следовательно, традиционалист есть повстанец, революционер, воин против «темного века».

2. На Западе сегодня это далеко не всегда имеет место. Традиционалист вполне может быть социальным конформистом или маргинальным неоспиритуалистом. То есть налицо контаминация традиционалистской среды тем, что является ее антитезой – современным миром. Это аномалия: если традиционалист не является абсолютным повстанцем, он не традиционалист. Эвола считал, что бороться надо всегда и боролся. Генон считал, что все потеряно с человечеством, и удалился от него, продолжая метать из Каира молнии гнева. Никто из них не стал клерком или социальной шестеренкой современного мира. Тот, кто стал, тот предатель традиционализма. Его надо вычеркнуть.

3. Итак, традиционализм недействителен вне контекста радикальной войны, вне повстанческой зоны. Эта зона может быть разнообразной, но она должна быть именно самой собой. Тот, кто не считает, что нынешний мир заслуживает лишь уничтожения и не работает в этом направлении, тот может идти вон. Но это только предпосылка традиционализма. Дальше самое интересное: как организовать повстанческую зону и как соотнести ее структуру с мутациями парадигмы в сторону Пост-Модерна? Вот как стоит вопрос. И никак иначе.

4. Традиционализм не может не иметь политического и идеологического измерения. Нельзя жить в мире и быть свободным от мира. Мир есть вызов и требует от нас ответа. Традиционалисты обязаны его дать. Этот ответ плохо сочетается с современными идеологиями: либерализмом, коммунизмом и фашизмом. Все эти идеологии отражают ткань современного мира. Значит, традиционализм нуждается в новой теории. Мы называем ее Четвертой Политической Теорией. Этой теории пока нет, но она должна быть. Значит, она будет. Традиционалист не может быть либералом, более того он должен быть антилибералом. Но он не может быть имманентным антилибералом, он должен отрицать в либерализме абсолютно все – индивидуума, человека, свободу, рынок, прогресс, капитал, наслаждение, право, развлечение, потребление, Запад, США, права человека и т.д. Но не во имя класса (пролетариат) и не во имя расы (нацизм), но во имя Традиции.

5. Когда были все три политические идеологии, у традиционалиста был смущающий выбор и совсем маргинальная позиция. Сегодня нет. Традиционалист выходит на авансцену политического процесса. Он отрицает либерализм тотально и абсолютно, в корнях и ветвях, в стволе и даже в почве. Не просто свалить дерево либерализма, но вывести вон и выкинуть во мглу кромешную саму почву, на которой это уродство пустило ростки: такова задача.

6. Традиционализм должен стать ядром 4ПТ. Ни у одной современной политической группы нет столь связного видения ситуации, как у традиционалистов. Нет опасности, что кто-то примкнувший к антилиберальному джихаду собьет традиционалистов с толку; напротив, вступив на него, лучшие сами придут к традиционализму, а худшие все равно послужат правому делу. Традиционалисты должны быть мировой революционной контр-элитой. Их противник – глобальная элита. В конце времен миром правит антихрист/дадджал. Все те, кто имеет в современном мире власть, его марионетки, так как идут на компромисс с духом современности, а это дух анти-Традиции. Либо эта элита, либо мы. С ней должна быть развернута планетарная война. Силен антихрист? Бесспорно. Бог сильнее.

7. Современность сегодня мутирует. Появляется новая (пост)реальность - виртуальность. Это ставит перед традиционалистом новые проблемы. Мы приблизительно знаем, как быть в случае Восстания против современного мира, Как быть с восстанием против Пост-Современного мира? Мы не ставим под вопрос, что именно это необходимо. Мы хотим понять как?

8. Чтобы понять как, надо опознать, что такое Пост-Модерн. Для традиционалиста это довольно просто: открытие яйца мира снизу, гоги и магоги ворвавшиеся в наш мир, тотальное демоновселение (пандемия позессии), то есть великая пародия или царство-наоборот, дьявольская карикатура на жизнь, человека, государство, порядок. Но карикатура на что? Не на Модерн же, на Традицию. А значит: это карикатура на нас, на традиционалистов. В Пост-Модерне мы сталкиваемся не просто с иным, нежели мы сами и ценности, которые мы защищаем. Мы сталкиваемся с симулякрами нас самих, с лже-традицией. Что-то подобное Генон имел в виду в концепте «контр-инициации».

9. Мутация парадигмы Модерн-Пост-Модерн требует масштабной ревизии методов традиционалистской борьбы. Вместе с тем, это требует нового мастерства в «оседлании тигра», а еще «новой бдительности». Пост-Модерн – это наше кривое зеркало. Как дьявол есть обезьяна Бога, а Майя и Кали суть шакти Принципа. Надо мыслить Пост-Модерн недуально. Нас раздваивает, мы же должны собираться воедино: только так мы завершим иллюзию мира.

10. Принцип материи по Плотину и Сохраварди это «задержка». Внешний мир – это мир задержки. Задержка это суть иллюзии. Все силы иллюзии брошены сегодня на то, чтобы протянуть это недоразумение, называемое человечеством, еще хоть какое-то время. Наша задача развеять эту иллюзию. Мы ответственны за то, чтобы конец мира как конец иллюзии наступил вовремя.

Полный текст...
Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция I. 9 авг 2011, 01:16


Тезисы к конференции «Against Post-Modern World». Секция I.

Секция I. Христианство и неоплатонизм:

1. Неоплатонизм является той интеллектуальной средой, в которой происходило формирование христианского богословия. Неверно сводить неоплатонизм лишь к Оригену или Дионисию Ареопагиту, а также к христианской мистике. Это намного больше. Именно христиански понятый неоплатонизм лежит в основании концептуального аппарата всей Никейской догматики. Поэтому знакомство с неоплатонизмом как философией, а также образом мысли и даже образом жизни, христианину абсолютно необходимо.

2. Неоплатонизм относится к Православию различным образом и под ним можно понимать широко и узко разные вещи: - самое общее: эллины и эллинство как таковое, то есть среда (социальная, интеллектуальная, культурная, философская, эстетическая), где происходило становление христианства;

- Александрийская школа от Филона Александрийского до Климента и Оригена (Ориген был вместе с Плотином слушателем Аммония Саккаса);

- аллегорическое и символическое толкование Библии (в оппозиции Антиохийской школе экзегетики);

- эллинистическое толкование Библии Филоном Александрийским (как иудейский прецедент позднейших христианских экзегез);

- Ориген и оригенизм;

- отцы-каппадокийцы (св. Василий Великий, св. Григорий Нисский, св. Григорий Назианзин);

- влияние Плотина, Порфирия, Амелия и т.д. на христианских авторов (те же отцы-каппадокийцы);

- Дионисий Ареопагит и влияние на него Прокла;

- Иоанн Филоппон и его полемика с Проклом с христианских позиций;

- св. Максим Исповедник;

- Михаил Пселл и Иоанн Итал;

- исихазм и теории нетварного света;

-Гемист Плетон и школа Мистры.

3. Это о Православии в его греческом изводе. Неоплатонизм был и на Западе, и до великой схизмы строгого различия проводить нельзя. Поэтому следует включить и западных отцов – бл. Августин, Боэций, Скот Эриугена.

4. Платонизм оказал влияния на схоластику и после великой схизмы (но уже в ином, католическом контексте) и в Возрожденье (Фичино, Пико делла Мирандола) выступил как особенное мировоззрение.

5. В эпоху возникновения русской религиозной философии (XIX - XX века) все эти линии так или иначе повлияли на софиологию и все с ней сопряженное. Это значит очень многое: во-первых, русская философия неразрывно связана с неоплатонизмом, во-вторых, вся культура Серебряного века связана с ним же.

6. Уместно поставить вопрос: где место неоплатонизма во всех его смыслах в современном христианском самосознании? На Западе католическая мысль даже в ее самой консервативной форме, как правило, останавливается на томизме и схоластике, а мистические тенденции более радикального платонизма разбираются в ином либо научном, либо спиритуалистском контексте. В Православии такое впечатление, что эта тема вообще никак системно не обозначена.

7. Для современного русского Православия жизненно важно новое знакомство с неоплатонизмом и его топикой. Можно набросать план, как это делать по этапам:

- платоновские штудии (включая изучение греческого и оригинальной платонической терминологии);

- изучение неоплатонического наследия (Плотин, Ямвлих, Прокл);

- выявление неоплатонических тенденций в наиболее важных линиях православной мысли и догматики;

- переосмысление русской религиозной философии (Соловьев, Булгаков, Флоренский, Лосев) с позиции масштабных знаний о платонизме;

- создание школы православного неоплатонизма.

8. Важнейшим моментом является задача точной реконструкции осуждения платонизма и оригенизма при Юстиниане, осуждение Иоанна Итала, исихастские споры, борьба с имясловием. Необходимо точно восстановить контекст, смысл и цели всех этих моментов, осуществить деконструкцию. Необходимо понять структуру и идейные основы критики платонизма на разных этапах становления христианской догматики и христианской истории в целом.

9. Полезно провести компаративистский анализ того, как неоплатонические тенденции сложились в других монотеистических религиях – в исламе (аль-фаласафа, ат-тассавуф, ишрак, шиитский гнозис) и в иудаизме (каббала). Кроме того важно внимательнее изучить влияние неоплатонизма на Возрождение и ряд мистико-оккультных течений (от Бруно до розенкрейцеров и герметистов).

10. Значение неоплатонизма в современном православии фундаментально занижено. Интеллектуализм - не единственный путь христианина, но отсутствие интеллекта или систематическое эмоциональное слабоумие и слепой девоционализм едва ли, в свою очередь, являются правильными путями. Не все глубоко понимают христианские догмы. А вот это очень плохо. Должны все. И неоплатоническая философия поможет нам понять их лучше.

Полный текст...
Традиционализм и его миссия 7 июл 2011, 21:20


Александр Дугин

Традиционализм и его миссия

Для начала обратим внимание на такую реальность как традиционализм. Я несколько раз обращался к философии традиционализма и хотел бы обратить внимание на следующую вещь. Философия традиционализма — это совершенно отличное явление от того, что можно назвать традиционным обществом и даже традицией. Об этом писал и сам Рене Генон в книге «Царство количества и знаки времени». Но он обозначил некий, на мой взгляд, второстепенный аспект, сказав, что существование в мире Традиции гораздо важнее и глубже, чем оперирование с реконструкциями Традиции, которые созданы на основании неких интеллектуальных усилий. Сам Генон, будучи совершенным традиционалистом, то есть человеком, реконструировавшим представления о парадигме Традиции, ушел в Традицию с головой. Когда он принял ислам, то переехал в Каир, поселился в традиционном обществе и пытался личной судьбой свести к минимуму, абсолютному «ничто» различия между традиционализмом как интеллектуальной реконструкцией парадигмы Традиции и традиционным существованием. Сам он показал этот вектор, но для нас интереснее то, что традиционализм как философия невозможен в рамках премодерна. Традиционализм — это явление, абсолютно отличное от того, что происходит и что возможно в рамках парадигмы премодерна.

Иными словами, традиционализм и традиционное общество — это вещи качественно различные онтологически и гносеологически. Между ними нельзя ставить знак равенства, несмотря на то, что Генон стремился свести к минимуму этот зазор собственной судьбой, как это прекрасно показывает Марк Сэджвик в своей книге «Против современного мира», где он дает блестящую, на мой взгляд, экспозицию философии судьбы традиционализма в ХХ веке. Он показывает, что при всем желании, всей искренней, тотальной решимости Генона инкорпорироваться в традиционный мир каирского ислама, он был и оставался в нем белой вороной, что он не аффектировал исламскую традицию ни в малейшей степени и, строго говоря, Генон, не говоря уже о Шуоне и других его последователях, просто представляет собой совершенно отдельное явление. Сэдвик дальше не пошел, но сама эта констатация, причем написанная традиционалистом, англичанином, преподавателем Каирского университета, генонистом, который вступил в исламскую тарику и живет полноценной исламской жизнью, очень ценно. Это просто честное признание очень честного человека, который просто хочет называть вещи своими именами. Очень хороший исследователь, его книга переводится сейчас на русский язык — блестящая компиляция судьбы и истории традиционализма в ХХ веке. Генон, Эвола и все остальные наши друзья. Есть там и про нас, про Новый университет.

В чем же здесь заключается наиболее интересная и тонкая вещь? Дело в том, что в премодерне нет и не может быть представления о том, что мы называем парадигмой премодерна. Премодерн есть, а вот представления о парадигме нет, то есть все, кто находится внутри Традиции, живут под суггестией, под внушением, под влиянием этой матрицы и поэтому когда человека Традиции спрашивают — вы кто? Он абсолютно честно отвечает: я — мусульманин, я — православный христианин, я — иудей, я — буддист. А когда ему говорят, а кто вот этот представитель другой традиции, тоже полноценной, аутентичной. Он говорит — сразу, автоматически — «какая-то сволочь». Почему так происходит и почему отсутствует реальное взаимопонимание между представителями одной и другой традиций? Если не рассматривать, разумеется, естественные догматические противоречия.

И что говорит традиционалист? Он говорит, что это представитель иудейской традиции, это — исламской традиции, это христианской традиции, это — православной. Как замечательно! Потому что объектами манипуляции у традиционалиста и человека Традиции являются абсолютно разные реальности. У одних это — традиция как данность, которую они никогда не осмысливают как философскую парадигму, они просто утверждают, что это есть. А другие видят наоборот, не данность, а исключительную парадигму, причем реконструируемую очень в интересном состоянии.

Традиционалистская реконструкция — это не результат инерциальной защиты, например, христанами Вандеи своих традиционных ценностей перед наступлением Французской революции, они — нечто совершенно другое. Это то, к чему подводит Сэджвик в своей книге, но чего он не объясняет. Когда наступает эпоха модерна (нас здесь опять интересует фазовый сбой), представители модерна, носители прогресса, парадигмы Просвещения осознают вначале себя носителями новой картины мира, то есть творцами новой программы. У них поначалу есть ощущение, что речь идет о довольно искусственной инсталяции неких фундаментальных, концептуальных параметров знаний, бытия, со своей реконструкцией онтологии, гносеологии, представления о субъекте. И у них есть представление о том, против чего они действуют и именно здесь, на тонкой грани между парадигмой премодерна и парадигмой модерна, происходит формулирование такой концепции, как традиционное общество. Кто ее формулирует? Понятно, что кто угодно, но только не представители традиционного общества, которые никогда и ни при каких обстоятельствах не способны осмыслить свой образ жизни, свою веру и свою цивилизацию как традиционное общество. Они говорят, это исламский мир, это моя деревня, это мой приход. О том, что всё это, начиная корейскими пожирателями ящериц и заканчивая эскимосскими шаманами, называется традиционным обществом, включая византийскую цивилизацию, католическую Европу, православную Сибирь или исламскую умму, естественно, никто не думает. Концепция традиционного общества рождается в тот момент, когда Традиция, традиционное общество заканчивается. И формулируют эту концепцию традиционного общества, то есть осознают традиционное общество как реализацию инсталлированной парадигмы ее противники — революционные представители эпохи Просвещения. И когда эта модель возникает, когда премодерн начинает осознаваться как парадигма премодерна, а она начинает осознаваться как таковая только здесь, на этом шве между Средневековьем и эпохой Просвещения, вот тут-то и возникает совершенно уникальное явление, которое можно назвать истоками традиционализма, потому что традиционализм возникает тогда, когда Традиция заканчивается. И парадигма Традиции так же исчерпывает себя, рассасывается, гаснет, становится недейственной, слабой, разбавленной, как сегодня исчерпывает себя парадигма модерна, которая больше никого не вдохновляет. Но на самом деле именно сейчас и можно говорить о модерне как о парадигме, и о постмодерне как парадигме. Именно в этот тонкий период, в этот шов между традиционным обществом, то есть средневековой Европой, и современной Европой Просвещения и формируется представление о традиционном обществе, которое было осознано как некая ложь для модерна. Это была система фундаментальных философских предрассудков, гносеологических и онтологических, с которыми надо было бороться. Но враг был описан. И врагом не было христианское европейское Средневековье, врагом было традиционное общество со всей совокупностью его установок. Кстати, когда Сэджвик описывает генеалогию традиционалистского мышления, проделав очень точно структурную работу относительно того, что можно считать и что нельзя считать традиционализмом в узком смысле слова, то есть он исследует безусловно Генона, Эволу и достаточно небольшой круг западноевропейских интеллектуалов, и выделяет в качестве основных черт их идеологии идеи о Софии Переннис, о Примордиальной Традиции, а также о том, что можно назвать универсальным или трансцедентальным единством традиций. Это не просто защита одной традиции, для всех представителей этой школы, традиционалистов, было характерно то, что они разделяли веру в очень тонкие вещи — это идея трансцедентального единства Традиции, которая основана на том, что существует София Переннис, то есть единственная, вечная, нескончаемая мудрость, которая является источником вдохновения различных традиций, и каждая традиция или религия является неким взглядом, аспектом этой Софии Переннис и когда-то, как утверждают традиционалисты вслед за Геноном, все традиции сходились в едином ключе — в Примордиальной (Изначальной) Традиции, которая была наиболее полным, совершенным, абсолютным воплощением Софии Переннис. И вот когда Марк Сэджвик начинает исследовать истоки перенниализма, он говорит: хорошо, масонство, оккультизм, а откуда они взялись, откуда вообще это взялось? На самом деле он доходит до этого момента. Он доходит до флорентийской академии, Марсилио Фичино и до Возрождения

Очень интересно возводить геноновскую философию как раз к эпохе Возрождения и к этому специфическому европейскому платоническому эзотеризму, который полнее всего и яснее всего представлен в платонической школе Марсилио Фичино.

Полный текст...
Международная Конференция «Against Post-Modern World» 3 июл 2011, 16:37


В рамках нового проекта «ТРАДИЦИЯ» 15-16 октября 2011г. в Москве состоится Международная Конференция «Against Post-Modern World» по актуальным проблемам Традиционализма.

Основные темы:

Христианство и метафизика в XXI веке;

Традиция в условиях постмодерна.

Метафизика радикального ислама.

Платонизм и политика.

Эсхатология (ортодоксия и гетеродоксия).

Радикальный Субъект

Ревизия традиционалистского дискурса

Традиция и Революция

Секции конференции:

Секция I. Христианство и неоплатонизм:

- Ориген;

- Отцы Каппадокийцы;

- Дионисий Ареопагит;

- Христианский гнозис;

- Неоплатонизм в западном христианстве (от Боэция до схоластики);

- Неоплатонизм и философия Ренессанса.

Секция II. «Традиция против Постмодерна»:

- Традиционализм и политика в XXI веке;

- Традиционализм и глобальная элита;

- Четвёртая Политическая Теория и Традиция;

- Актуальность Рене Генона в XXI веке;

- Духовный нордизм и его метафизика;

- Традиционализм и проблема монотеизма;

- Наследие Жана Парвулеско

Секция III. «Горизонты новой метафизики и Радикального Субъекта»:

- Эсхатологический гнозис;

- Новая Метафизика и социология воображения: радикальный траект и археомодерн как кондиция;

- Язык и денотативное множество новой метафизики;

- Новая метафизика и проблема хаоса.

Секция IV. «Миссия Юлиуса Эволы»:

- Традиционализм без Традиции;

- Традиция и революция;

- Эвола: взгляд слева;

- Эвола и Запад;

- Герметическая Традиция;

- Платонизм и язычество.

Секция V.«Традиционализм и эзотеризм в исламе»:

- Концепция чеченского традиционализма;

- Философия Ишрака, суфизм и неоплатонизм;

- Концепт «Революции пророков» Гейдара Джемаля;

- Метафизические мотивы в современном исламском фундаментализме – ваххабизм, салафизм, теология Аль-Каиды).

Секция VI. Традиционализм и проблема языка (семиотика традиционализма):

- Примордиальность как проблема;

- Гиперборейская теория и наследие Германа Вирта;

- Денотативное множество традиционализма;

- Контринициация как семантический концепт.

Секция VII. Метафизика хаоса:

- Мифология хаоса;

- Хаос и хора Платона;

- Хаос и Хайдеггер;

- Делёз: хаосмос, сгиб, постмодерн и барокко;

- Хаос и Телема: теория, ритуалы, практики;

- Голос из Ничто: метафизика Юрия Мамлеева.

Секция VIII: Каббала и неоплатонизм:

- Лурианская каббала;

- Рамхаль и его наследие;

- Эсхатологические мотивы в каббале;

- Каббала и Пост-Модерн.

В работе конференции примет участие группа европейских традиционалистов (Клаудио Мутти и др.) В рамках конференции состоится персональная выставка русского художника Алексея Беляева-Гинтовта и других художественных коллективов.

К участию в работе конференции приглашаются авторы публикаций по философии традиционализма и близким темам, а также лица, заинтересованные в становлении и развитии традиционалистской мысли в России и в Восточной Европе.

Для участия в конференции необходимо прислать заявку с указанием своих личных данных на адрес solomon2770@yandex.ru (для слушателей), и тезисы Вашего предполагаемого доклада (для участников конференции) до конца августа. Тезисы докладов должны быть представлены в электронном варианте в редакторе Word. Times New Roman, размер 14.

По результатам конференции будет выпущен сборник материалов.

Председатель Оргкомитета конференции Натэлла Сперанская.

Полный текст...
Критика универсализма Рене Генона 11 июн 2011, 23:39


Жаринов Семен

Критика универсализма Рене Генона

Не отрицая огромной важности работ Рене Генона, как для религиоведения, так и для консервативных социологии и философии, хотелось бы отметить о возможном пересмотре, хотя бы в рамках русского традиционализма, учения об Изначальной Традиции. Считаем важным для евразийского традиционализма в критике современного мира идти еще далее «вправо», чем европейские традиционалисты, т.к. идея метафизического универсализма, возможно, имеет современные корни. Нужно отметить, что подобная попытка ревизии традиционализма уже осуществлялась профессором А.Г. Дугиным в его работе «Контринициация»,1 где подвергалось критике учение о метафизическом единстве различных традиционных форм.

Вкратце изложим интересующие нас стороны учения Генона о Традиции. В своей концепции Примордиальной Традиции Рене Генон исходит из тезиса о «трансцендентном единстве всех традиций». Различные традиции Генон сравнивает с несколькими дорогами, которые «ведут к одной-единственной цели». Добравшийся же до этой цели «находится в центре пересечения всех путей» и теперь он «может использовать, если ему это необходимо, элементы любых традиционных форм, потому что он их все преодолел и теперь они для него, в сущности, одинаковы, так как все они ведут к точке, где он уже находится». Ритуалы той или иной традиции, таким образом, релятивизируются, и, более того, Генон пишет о возможности с определенного момента «употреблять на практике ритуальные средства, принадлежащие иным традиционным формам». Для этой реализовавшейся личности «все традиционные формы уже не являются средствами продвижения к концу пути, но представляют собой лишь различные способы выражения единой Истины, которые следует использовать в зависимости от обстоятельств, подобно тому как мы используем разные языки, для того чтобы быть понятными разным людям».2 Такова в общих чертах позиция основателя школы интегрального традиционализма.

С консервативных позиций сложно не усмотреть в этой концепции некоторой тревожности, особенно тогда, когда она ставится во главу угла всей системы, что в конечном итоге сближает ее, конечно, учитывая довольно существенные оговорки, с позициями различных новых религиозных движений.3 И нельзя ли соотнести данную позицию Генона с высказыванием одного заблудившегося священника: «Следуя по пути, проложенному созерцанием, индийские брахманы приходят к тому же, к чему приходили все мистики, в какое бы время и в каком бы народе они ни жили. Яджнявалкья и Будда, Плотин и Ареопагит, Мейстер Экхарт и Григорий Палама, каббалисты и Николай Кузанский, Яков Беме, Рейсбрук и множество других ясновидцев Востока и Запада с единодушием, которое невольно приводит в трепет, возвещают о том, что они познали, дойдя до самых пределов бытия».4 Это слова о. Александра Меня.

В целом, возражений не вызывает тезис о едином источнике различных традиционных форм. Так, согласно авраамической традиции, после Всемирного Потопа начало «новому» человечеству дали три сына Ноя, которые и стали трансляторами того учения, носителем которого был Ной. Таким образом, можно сказать, что религиозные формы хамитов, семитов и иафетян восходят к единому источнику. В данном случае можно вспомнить теорию прамонотеизма, которую активно развивал австрийский лингвист и этнограф, а также католический священник, Вильгельм Шмидт. Эта теория заявляет, что различные архаические и политеистические религии суть деградировавшее, или искаженное, единобожие. Последнее же является первичной формой религии.5 Однако здесь имеет место горизонтальная передача, которая могла часто весьма изменяться и даже искажаться (что и доказывают «прамонотеисты»), причем, не только вследствие тех или иных культурно-исторических причин, но, что нельзя исключать, и вследствие причин «духовного» порядка. Что касается вертикальной передачи, то можно вспомнить слова о том, что Дух Святой «дышит, где хочет». Поэтому, правомерно признать возможность некоторой истинности различных традиций, обусловленной откровением как источником той или иной традиционной формы. Тем не менее, это еще не означает признание того факта, что полноценных традиций может наличествовать несколько. У нас нет оснований полагать, что вертикальная передача во всех случаях имела подлинный источник или адекватную интерпретацию, ведь, как заметил Н. Трубецкой, откровение «может прийти от дьявола, и отличить его от откровения божественного не всегда легко».6 Можно предположить, что в результате искажения форм, полученных горизонтально, либо неподлинности источника вертикальной передачи (прелесть, контринициация), либо неадекватности выражения откровения, мы получили, на самом деле, несводимые друг к другу традиции. Несводимость наиболее наглядна на примере двух вариантов метафизик: манифестационистской и креационистской.7

Полный текст...
Апория как метод теологического мышления: апористический парадокс ''абсолютного объекта'' 10 июн 2011, 11:28


Гейдар Джемаль

Апория как метод теологического мышления: апористический парадокс "абсолютного объекта"

Проблема философии как феномена - удивительно странная вещь и не совсем понятно как и почему она возникает. В нашем мире, где существуют филиации традиционного мышления (начиная с древности, в архаическое время и в более поздние времена), мы не видим нигде феномена философии, кроме как на Западе. А именно - в Греции, откуда потом это явление перешло на все западное пространство. Конечно, есть такие понятия, как индийская философия, китайская философия. Но, по большому счету, это очень серьезная натяжка, поскольку на самом деле существует либо феномен артикулизации того, что является метафизикой, либо же - очень беспомощное и спорное подражание в Новое и Новейшее времена западному дискурсу. Как оригинального явления философии за пределами Запада, за пределами эллинистического Запада, на самом деле, не существует. Философия – это такая организация мышления, которая позволяет управлять целеполаганием, выстраивать прозрачную для себя и самоконтролирующую цивилизационную структуру. В результате этого такая структурорасполагающая философия получает в свое распоряжение некие методики работы с материальным миром – научные, организационные, военные, культурные и прочие. Таким образом, общество, располагающее философией, оказывается наделенным колоссальным преимуществом перед древними традиционными обществами, которые философией не располагают (это наглядно показывает вся история). Взять, к примеру, пространство Индии – богатейшая традиция, распадающаяся на множество фундаментальных школ; огромное количество людей, которые практикуют фундаментальное созерцание. И вместе с тем – полная беспомощность перед, казалось бы, гораздо более одномерным, примитивным социумом (западным), который приходит в Индию и ставит в ее течение одного поколения полностью на колени. Более того, подвергает ее фундаментальной «переработке», оказывая на индийское традиционное общество такое влияние, что и после непосредственного ухода колонизаторов, оно остается «подбитой» птицей, которая однокрыло скачет и все никак не может взлететь к высотам Ориона, где находится арктический дом Вед.

В чем же заключается феномен философии, которая организует пространство вокруг себя таким образом, что те социальные формации, в которых философии нет - оказываются беспомощными?

На мой взгляд, философия возникает в тот момент, когда метафизике классического типа (метафизике большой Традиции) бросается абсолютно реальный и страшный вызов. Это происходит в архаические времена. Под метафизикой большой Традиции я понимаю неартикулированное символическое сознание, тесно связанное с принципом Мудрости, которая по преимуществу не нуждается в слове и в понятийной речи. Этой первоначальной фундаментальной метафизике бросается вызов в виде героического сознания. Возникает героическое сознание. И оно сразу вступает в глубочайший конфликт с метафизической мудростью. Далее…Через некоторое время после того, как этот вызов был «переварен» метафизической мудростью -она отвечает. Отвечает метафизика большой Традиции некими методологиями, в значительной степени и почерпнутыми у героического сознания, но обращенными на героическое сознание с тем, чтобы его подавить, установить контроль над героическим сознанием со стороны Мудрости.

Полный текст...
Традиционализм | "Арктогея" | Против постмодернистского мира | Международная конференция по актуальным проблемам Традиционализма | 03.06.2011 3 июн 2011, 20:21


"Арктогея"

Против постмодернистского мира

Международная конференция по актуальным проблемам Традиционализма

В октябре 2011 года в рамках нового проекта "Традиция" в Москве состоится международная конференция "Against Post-Modern World" по актуальным проблемам Традиционализма.

 

Основными темами конференции заявлены следующие:

  • Традиция в условиях постмодерна.
  • Десекуляризация (возрождение религиозного фактора).
  • Эсхатология (ортодоксия и гетеродоксия).
  • Симулякры неоспиритуализма.
  • Традиционализм и Традиция в России, славянском мире, Восточной Европе.
  • Проблема инициации.
  • Царство пост-количества.
  • Ревизия традиционалистского дискурса
  • Традиция и Революция

Полный текст...
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки