Арктогея - философский портал
Русская идея | Илья Дмитриев | Философия патологоанатома | Очередной приговор современному обществу, вынесенный из уст радикального консерватора | 27.11.2009
    27 ноября 2009, 11:45
 
Илья Дмитриев
"Литературная газета"

Философия патологоанатома

Очередной приговор современному обществу, вынесенный из уст радикального консерватора

''Делающие философию'' обвиняют ''штудистов'' в забвении о подлинном смысле философствования и общественной миссии философаАлександр Дугин, "Постфилософия" (М.: Евразийское движение, 2009) - очередной увесистый том от главного консерватора России, кажется, самим своим названием указывает на ироничную рефлексию автора в отношении современной ситуации в философской среде и собственного места в ней.

Всех, кто так или иначе занимается сегодня философией, в частности в России, можно условно разделить на два лагеря.

Представители первого привыкли искать прибежище мысли в скрупулёзных методологических штудиях, отказавшись от претензии на размах и этические выводы.

Вторые – это те, кто, согласно меткому выражению, действительно "делают философию". Как правило, между двумя лагерями существует устойчивая взаимная неприязнь, и их представители то и дело норовят отказать друг другу в праве называться философами. Первые обвиняют последних в "ненаучности", тяготении к публицистике. Последние первых – в забвении о подлинном смысле философствования и общественной миссии философа.

Вне всякого сомнения, Дугин принадлежит ко второму лагерю и даже в некотором смысле возглавляет его.

В какие бы смелые изыскания ни пускался философ, учение о трёх парадигмах (о трёх сменяющих друг друга в процессе исторического развития глобальных типах сознания – премодерне, модерне и постмодерне) остаётся методологическим каноном его школы. "Постфилософия" – это очередной приговор современному обществу, вынесенный из уст радикального консерватора. С отстранённостью патологоанатома Дугин вскрывает самые глубоко запрятанные предпосылки настоящего и рисует картину вероятного будущего. Рисует так, как будто это уже не диагноз, а заключение о причинах смерти.

Впрочем, Дугин не был бы самим собой, если бы ограничился только констатацией. Конечно, "Постфилософия" – это не только книга-приговор, но и книга-руководство к действию, хотя и очень своеобразное. Поди найдись, что возразить на всё происходящее, когда сам тот способ, которым ты выделяешь себя из окружающего мира, на поверку оказывается частью заговора против тебя самого. В этом смысле философия Дугина, конечно, не замкнута в авторском тексте, но прокладывает себе дорогу через сознание читателя, от которого в значительной степени и зависит то, какими будут последние ответы и выводы.

Здесь автор, безусловно, наследует традицию повышенной требовательности к читателю, свойственную наиболее ярким представителям публичной мысли. В лице Дугина академическая философия снова возвращает себе те атрибуты, в соответствии с которыми она становилась вещью крайне захватывающей, опасной, требовательной и подчёркнуто актуальной.


  
Материал распечатан с философского портала "Арктогея" http://arcto.ru
URL материала: http://arcto.ru/article/1524