Арктогея - философский портал
«Царь мира» и «сокрытый царь»
    11 июня 2011, 00:00
 
Владимир Карпец

«Царь мира» и «сокрытый царь»

У Рене Генона есть замечательная небольшая работа, которая так и называется «Царь Мира», но мысли, которые содержатся в этом труде, разбросаны и по другим работам Генона, в том числе статьям, написанным в разное время.. Прежде всего, Генон имеет ввиду неподвижный центр, который сохраняется на протяжении всей «манвантары», т.е. цикла существования этого мира, от его возникновения и разворачивания до сворачивания и возобновления. Рене Генон отождествляет этот центр с фигурой Ману, или проточеловека, первочеловека. Эта фигура во многом близкая, или даже тождественная, с иудео-христианской фигурой Адама Кадмона. Отсюда Генон делает выводы, что сакральные фигуры, такие как Менос, или даже индейский Маниту, это фигура, которая с одной стороны является фигурой человеческой, а с другой стороны сверхчеловеческой. Отсюда же Генон производит понятие закона. Номос - анаграмма того же самого имени Ману. Итак, речь идёт о неподвижном центре, который носит характер закона и логоса, одновременно имея проточеловеческую природу. В авраамической традиции фигура Ману совпадает с фигурой Мельхиседека, Царя-священника, который предшествует всему разворачиванию библейской истории, и стоит по ту её сторону. В данном случае, совпадение Ману и Мельхиседека говорит об очень важной вещи, о том что существует Традиция, которая первична по отношению к самой иудео-христианской традиции. В языковом плане напомним о так называемой ностратической теории, сформулированной замечательным советским учёным М.Илличем-Свитычем (1934-1966). Праностратический язык соотносится с Традицией, которая предшествует многим другим, в том числе и библейской.

У Генона по этому поводу есть замечательная маленькая статья, которая называется «Гиперборея и Атлантида», где он доказывает: традиция авраамическая является вторичной по отношению к традиции Мелхиседека. Самое интересное, что о вторичности авраамической традиции по отношению к Мелхиседеку, т.е. Царю мира, говорится в самой же Библии. Приношение Авраамом даров Мелхиседеку, затем благословение Мелхиседеком Авраама. О том же самом говорится и у апостола Павла: Христос - иерей по чину Мелхиседекову. Но Сам Христос и есть логос, а у многих Святых Отцов мы находим соотнесение фигуры Мельхиседека и Христа. «Яко ты еси Царь Мирове и Спас душам нашим» - слышат православные христиане за каждым богослужением. Очень важно, что древлеправославная традиция говорит о Христе как Царе Славы. Исус Христос Царь Славы в каком-то смысле противопоставляется Христу историческому, каковому соответствует никонианское и католическое титло INRI. (ИНЦИ ) Иисус из Назарета Царь Июдейский. Речь идёт об одном и том же Христе, но рассмотренным с разных сторон. Христос как Царь Мира это Исус Христос Царь Славы

Интересен один важный спор среди старообрядцев в 19-ом веке, когда так называемые неокружники говорили о том, что существуют два Бога. Исус – Бог истинный и Иисус, как Бог не истинный. Безусловно, это ересь, но как всякая ересь она основана на некоторой метафизической реальности. Отвергая ересь, отталкивая её, в то же время, мы можем давать на неё адекватный православный ответ. Мы говорим о Христе как Боге истории – в соответствии с западной традицией, но и как Предвечном Сыне, Спасе-в-Силах, Спасе Ярое Око в традиции восточной, русской по преимуществу. В конечном счете, это едино, но в земной проекции ведет к принципиально разным историософским и даже политическим выводам.

В «Царе мира», Рене Генон соотносит Мелхиседека, как Царя мира, с такой же сакральной фигурой Архангела Михаила. Если мы посмотрим древнюю Православную Традицию, то мы, действительно, очень часто не будем различать: в каких случаях речь идёт о Христе, а в каких случаях об архангеле Михаиле. Особенно это хорошо видно в написанном Благоверным Царём Иоанном Васильевичем Грозным каноне «Ангелу Грозному Воеводе». В этом смысле очень важно, что Царь мира, «большой логос», определяет ситуацию «малого логоса» (условно). Историческое понимание Христианства, связанное с толкованием Христа только как исторической фигуры, связанное с титлом INRI, выталкивает сакральное понимание Христа Царя Славы, Мелхиседека и архангела Михаила “из логоса в мифос». Фигура Царя Мира с точки зрения структурной социологии перемещается из «керигмы» в «структуру» и начинает жить самостоятельной жизнью в народных представлениях, которые возводят все сакральные царские династии к Царю Мира. Возводят, конечно, неисповедимым, внелогическим образом. Отсюда появление таких странных мифологических фигур, как Змей, от которого рожает Царевна, и потом происходит истинный Царь, Световое существо как предок Чингизхана в «Сокровенном сказании монголов», Кентавр у Меровингов, наш Китоврас (что одно и то же). Все эти мифологические фигуры, в разных ситуациях, выражают одно и то же. Все сакральные династии, обладающие абсолютной легитимностью, образуют в конечном счете одну и ту же сакральную династию, восходящую к Царю Мира, и в данном случае, совершенно не важно, каким образом мы будем это объяснять. Генон называет этот истинно Царский род Vamsa Surya. Царь, «вытесненный в мифос», одновременно является и начинателем Царской династии, и «отсутствующим Царем». Здесь мы можем обратиться к русским сказкам, деревенским сказаниям, бабушкиным рассказам и даже какому-то такому лепету полудетскому, полустарческому, который иногда можно по деревням услышать. В русском народе, особенно после раскола, когда пошёл этот разлом, и уже была вторая династия, а не первая, говорили так: «Тот Царь что в Петербурге это не настоящий Царь, а вот настоящий Царь, он – там ». В «Повести аб антихристе» 15 века говорится от Последнем Православном Царе, который придет как «отрок отроков маковицких, близ рая живущих». Имя ему Михаил. Царь Михаил отождествляется с последней эсхатологической фигурой. И подлинная царская легитимация есть знак от Сокрытого Царя. Интересно, что в критические минуты русской истории, Император Павел, совершенно неожиданно, получает от старообрядцев, перед тем как он пишет свой указ о Единоверии, икону Архангела Михаила. В честь этой иконы он потом называет Михайловский замок, в котором он принимает мученическую смерть от рук заговорщиков.

Новый «знак» был получен в конце семидесятых. 1878 год, одно за другим - покушения на Александра II, одно из полицейских дел - «дело ишутинцев», по имени народовольца Ишутина, пытавшегося привлечь к террору старообрядцев, говоря им о необходимости «мести Романовым». В это время один из виднейших начетчиков, Илларион Григорьевич Кабанов, писавший под псевдонимом Ксенос («странник»), пишет письмо Главному Государственному контролеру Тертию Ивановичу Филиппову: «Ни в коем случае не должен Государь думать, что то, что происходит это дело рук старообрядцев». И далее: «Сейчас, вся Древняя Русская Церковь от Царя до пахаря поддерживает нашего Государя». Ксенос исходил всю Россию, знал, что писал, писал с полной ответственностью. Он пишет об этом в настоящем времени, и что тоже интересно, не упоминает старообрядческий епископат и священство, хотя был поповцем, а не безпоповцем. Царство, а не священство – это еще и ответ – через века - опять Никону, да и Ватикану.

Надо просто быть внимательными. В августе прошлого года под Смоленском разбился самолет, в котором польское политическое руководство летело на предполагавшиеся антирусские «чествования» на месте катынской трагедии. Что же произошло? Польша готовилась стать ударной антироссийской силой, не только политической, но и военной. Вот они все летят сюда, все они странным образом собраны в одном самолёте, что запрещено всеми военными уставами мира. Ни одна спецслужба не могла собрать их в одном самолёте, не могла «организовать» соответствующую погоду. Решение о том, что все летят вместе, и все в одном самолете принимает сам Президент Польши. Гибнут все. Кто уничтожил польское руководство? Это не ФСБ конечно, это просто невозможно. Совпадение? Но все совпадения – это всегда язык. Эта иерархия смыслов – и не только смыслов – находится по ту сторону наших нравственных представлений, и наших представлений о жизни и смерти. Фантазировать на тему устроения этой иерархии неправомерно, но приходится это констатировать. Но ее особым уделом совершенно очевидным образом остается Россия. Россия.


  
Материал распечатан с философского портала "Арктогея" http://arcto.ru
URL материала: http://arcto.ru/article/1558