Арктогея - философский портал
Андрей Корнеев: Проект Laibach является не просто выразителем идей того или иного государства, но самоотождествлением себя с государством
    24 декабря 2015, 22:00
 
Андрей Корнеев

Laibach: идеология в музыке

Цель: спровоцировать максимальные коллективные эмоции и высвободить непроизвольную реакцию масс

Исследуя тему взаимовлияния идеологии и искусства друг на друга, никак нельзя обойти вниманием такой феномен в современной музыке как Laibach. Об этой группе много было написано, наиболее значительные анализы были проделаны Алексеем Монро в книге про NSK (Neue Slowenische Kunst) и Славоем Жижеком. В этой статье хотелось бы более подробно коснуться вопроса влияния политических идеологий на музыку, может ли искусство, транслирующее политические содержания считаться искусством и является ли таким транслятором Laibach?

Стоит заметить, что группа, являясь продуктом эпохи постмодерна, неизбежно является частью этой деградационной культуры, со всеми присущими ей характеристиками, в том числе ее отношением к политике.

Юлиус Эвола пишет об этих взаимоотношениях так: "Одним из наиболее типичных выражений этого стремления новой культуры к "нейтралитету" является противопоставление культуры политике. Отстаивается идеал чистого искусства и чистой культуры, которые не должны иметь ничего общего с политикой. У деятелей культуры, отстаивающих либерализм и культурный гуманизм, этот разрыв нередко оборачивается прямой оппозиционностью. Хорошо известен тип интеллектуала или гуманиста, испытывающего по отношению ко всему, что имеет хотя бы малейшую связь с миром политики - с идеалом и авторитетом государства, суровой дисциплиной, войной, властью и господством - почти истерическую нетерпимость, наотрез отказываясь признавать за подобными идеями какую-либо духовную или "культурную" ценность. В результате отдельные культурологи стремятся категорически отделить "историю культуры" от "политической истории", превратив первую в абсолютно самодостаточную область.

Конечно, антиполитический пафос и отчуждение, свойственные "нейтральным" культуре и искусству, во многом оправданы деградацией политической области, тем низким уровнем, на который скатились политические ценности в последнее время. Однако, помимо этого, речь идёт о некой принципиальной позиции, благодаря которой никто уже не замечает анормальности подобной ситуации, поскольку "нейтральный" характер стал основополагающей чертой современной культуры.

Во избежание недоразумений, имеет смысл уточнить, что противоположной ситуацией, за которой следует признать нормальный и творческий характер, является не то положение, при котором культура ставится на службу государству и политике (здесь, как и выше, мы используем это понятие в современном деградировавшем смысле), но такая ситуация, когда единая идея, в которой воплощён основной, центральный символ данного общества, проявляет свою силу и одновременно оказывает соответствующее, нередко незримое, влияние как на политическую область (со всеми присущими ему - далеко не только материальными - ценностями, как это бывает в настоящем государстве), так и на область мышления, культуры и искусства; это исключает всякий раскол или принципиальный антагонизм между культурой и политикой, а следовательно, и необходимость внешнего вмешательства.

Учитывая полное отсутствие сегодня цивилизаций органического типа и почти безоговорочное торжество процессов распада во всех сферах существования, подобная ситуация представляется практически немыслимой, и единственной, хотя и фатальной (поскольку сама по себе она является ложной и пагубной), альтернативой оказывается либо "нейтральная" позиция искусства и культуры, лишённых всякого высшего узаконения и значения, либо прислуживание поистине ублюдочным политическим силам, как это происходит при "тоталитарных режимах", в особенности тех, которые были сформированы под влиянием теорий "марксистского реализма" и сопутствующей полемики против "декадентства" и "отчуждения" буржуазного искусства".

Однозначно, исходя из данной альтернативы, Laibach нельзя присвоить нейтральную позицию, так как политические темы возникают в творчестве группы довольно активно. Но можем ли мы назвать их "прислужниками ублюдочных политических сил"? На самом деле нет. Как пишет Алексей Монро в своей книге, "LAIBACH применяют звук / силу в форме систематического (психофизического) террора в качестве терапии и в качестве принципа социальной организации.

Цель: спровоцировать максимальные коллективные эмоции и высвободить непроизвольную реакцию масс.

Следствие: эффективное подчинение дисциплине восставшей и отчуждённой аудитории, пробуждение чувства тотальной принадлежности и приверженности Высшему Порядку.

Результат: помрачая свой интеллект, потребитель сокращается до состояния смиренного раскаяния, которое является состоянием коллективной афазии, являющееся, в свою очередь, принципом социальной организации".

Таким образом, проект Laibach является не просто выразителем идей того или иного государства, той или иной идеологии, а самоотождествлением себя с государством, причем государством тоталитарным. Апофеоза это отождествление достигло в преобразовании направления Neue Slowenische Kunst в государство NSK. А, так как, по Эволе, во время зарождения группы, да и сейчас, цивилизации органического типа отсутствуют, а господствуют лишь ублюдочные политические силы при "тоталитарных режимах", которые были сформированы под влиянием теорий "марксистского реализма" и национал-социализма, то Laibach, отождествляясь с этими режимами, являются не трансляторами и соответственно, прислужниками транслируемых идей, но актерами, вживающимися в образ негативного персонажа и соответствующе влияющие на зрителей. А столь точная актерская игра, когда актера уже принимают за персонажа, действительно может считаться искусством, оголтелая же пропаганда каких бы то ни было политических идей посредством искусства является пошлостью.

Нужно вернуться к постмодернистской сущности Laibach. Александр Дугин так раскрывает сущность постмодерна: "Постмодерн как радикально новый этап основан на том, что процесс отрицания (т.е. собственно модерн) исчерпал свое содержание, свой смысл. Отрицать больше нечего (по меньшей мере, на Западе, где модерн как программа и был задуман и реализован). Премодерн исчерпан, избыт окончательно, следовательно, модернизации больше нечего подвергать, и модерн теряет смысл". Таким образом, постмодерн восстанавливает уже изжившее себя, для того чтобы вновь свалить это и осмеять его ценности. Деятельность NSK - это именно восстановление материала, который должен быть удалён, дезактивирован или сделан неявным, чтобы система без проблем могла продолжать свои операции в настоящем. Постмодернистскую сущность объединения подмечает и словенский историк искусства Томас Брейч: "Они отождествили крест и охотничий трофей, высокое искусство и китч, авангард и бидермейер… Тем не менее, IRWIN (группа художников, работающих в NSK) полностью преданны функциональной реальности целого. Спектакль - это их стиль, так как они знают, что нет нужды верить в него, потому что он убеждает зрителя силой".

Осталось лишь ответить на вопрос, почему идеологии, к которым Laibach питают интерес и адекватно на них реагируют, изжили себя, и как группа будет развиваться дальше в русле модернизации идеологий? Жижек утверждает, что на практике развитая тоталитарная идеология отказалась от претензий на истину: "Она больше не воспринималась всерьёз, даже своими авторами: её статус является лишь статусом средств манипуляции, исключительно внешним и инструментальным; её устав утверждается не её истинностью, а простым экстраидеологическим насилием и обещанием выгоды". Из всех идеологий, когда-либо "сыгранных" группой, ныне здравствует лишь одна - либерализм, которая продолжает поглощать массы своей мнимой нетоталитарностью. Она побеждает своих врагов не открытой силой, а действуя более тонко. Поэтому группа должна выработать новые адекватные меры отождествления с ней, чтобы двигаться по творческому пути дальше. То, что Laibach находятся в растерянности подтверждает их 7-летний перерыв с 2006 по 2014 год, обращение к несвойственному для них материалу классической музыки (альбом LAIBACHKUNSTDERFUGE), написание саундтреков к фильмам "Железное небо", которые являются пародией на уже неактуальный нацизм, их поездки в Северную Корею, "коммунизм" которой постепенно перестает быть чем-то экзотическим даже в современном мире. Появление иной, претендующей на истину сформированной идеологии в ближайшее время маловероятно, поэтому сопротивление Laibach тоталитарному, но уже либеральному режиму все еще актуально. Поэтому будем надеяться, что альбом 2014 года "Spectre" будет новым этапом развития и усиления "систематического (психофизического) террора в качестве терапии". Ну или же моментом переосмысления своей тактики для более активного и тонкого сопротивления.


  
Материал распечатан с философского портала "Арктогея" http://arcto.ru
URL материала: http://arcto.ru/article/1653