19 сентября, вторник
Поиск 
Декларации
Манифест АРКТОГЕИ >>

Мармеладъный (аудиоверсия) >>

Я летаю! (Николай Коперник mp3) >>

Книги Дугина

· Обществоведение для граждан новой России (2007) (new!) >>
· Конспирология (2005) >>
· Философия Войны (2004) >>
· Философия Политики (2004) >>
· Философия Традиционализма (2002) >>
· Эволюция парадигмальных оснований науки (2002) >>
· Русская Вещь (2001) >>
· Абсолютная Родина(1998) >>
· Тамплиеры Пролетариата(1997) >>
· Консервативная Революция (1994) >>
· Метафизика Благой Вести(1994) >>
· Гиперборейская Теория(1990) >>
· Мистерии Евразии(1989) >>
· Пути Абсолюта (1989) >>

Диссертационные исследования
Периодика
Альманах "Милый Ангел"

 номер 1
 номер 2
 номер 3
 номер 4


Журнал "Элементы":

 № 1 (Консервативная Революция)
 № 2 (Югославия и новый мировой порядок)
 № 3 (Элита)
 № 4 (Загадка социализма)
 № 5 (Демократия)
 № 6 (Эротизм)
 № 7 (Терроризм)
 № 8 (Национал-большевизм)
 № 9 (Постмодерн)


Газета Вторжение

Газета Евразийское Обозрение
Наше Audio
Цикл программ Finis Mundi
(в mp3 - low quality)
Рене Генон

Юлиус Эвола
 Густав Майринк
 Жан Бьес
 Мирча Элиаде
 Барон Унгерн
 Герман Вирт
 Фридрих Ницше
 Арх. Киприан (Керн)
 Жан Парвулеско
 Жан Рэй
 Петр Савицкий
 Ги Дебор
 Граф Лотреамон
 Николай Клюев
 Карл Хаусхофер

Песни Ганса Зиверса

Песни Евгения Головина
Серии/циклы
Сны ГИПЕРИОНА >>


А.Дугин АЦЕФАЛ >>



А.Дугин Rolling Stone >>


FAQ >>




А.Штернберг Барбело-гнозис(стихи) >>
Ю.Мамлеев Песни нездешних тварей(стихи) >>
Наши координаты
РФ, 125375, Москва, Тверская ул., дом 7, подъезд 4, офис 605,
телефон:
+7 495 926 68 11

Здесь можно всегда приобрести все книги, журналы, газеты, CD, DVD, VHS А.Дугина, "Евразийского Движения", "Арктогеи", ЕСМ и т.д.

Заказ книг и дисков.
По почте: 117216, а/я 9, Мелентьеву С.В.

E-mail:
Директор:
Александр Дугин
Контент:
Наталья Макеева,
Дизайнер:
Варя Степанова

Наша рассылка . Введите Ваш e-mail, чтобы получать регулярную информацию о новинках и мероприятиях:

Ссылки

Счетчики

..
Владимир Карпец: Для монархического сознания важны не обстоятельства времени, но «длящаяся вечность» 20 мар 2016, 20:00


Владимир Карпец

Царский Род

Для монархического сознания важны не обстоятельства времени, но «длящаяся вечность»

Уважаемые читатели! Перед вами моя новая книга «Царский Род». Кто-то скажет, что это «Русь Мировеева» в новом издании, как принято говорить «расширенном и дополненном». Это не совсем так.

От той, старой книги - в «олмовском» 2005 года варианте она называлась «Русь, которая правила миром» (название несколько «попсовое», но в целом было довольно точно, почему я и сам против него не стал возражать) - осталась примерно половина, а половина - совсем новое.

Появилась и также совсем новая - для меня - тема, которой прежде не было - «британская». Оказалось, что противостояние «Суши» и «Моря», Великого Континента и Атлантики, главный нерв всей геополитики, строго дублируется и противостоянием сакральных Царских и королевских династий на всех уровнях. Это, в общем-то, оказалось открытием, по крайней мере для самого автора.

Есть и еще много нового.

Как и та, первая, книга на данную тему, нынешняя дополнена разделом «Приложение и продолжение». На самом деле потому, что продолжение следует, и далеко не только и не столько как предмет исторических исследований.


Оглавление

1. Русь Рюрика
2. Святая Грааль и / или Меровинги. На полях повествования
3. Русь Мировеева. От Хлодвига к Рюрику
4. И снова заметки на полях
5. Как ныне сбирается вечный Олег
6. Кто загадывает «священные загадки» и как их разгадывать
7. Благословение и проклятие Дома Романовых
8. Британская корона против Русской
9. Приложение и продолжение
10. Двухоконная рука и Гость на коне
11. Зеленая свеща княжны Марфы Сицкой
12. Социал-монархизм как русский образ «Четвертой политической теории»

Полный текст...
Олег Фомин-Шахов: Крестьянская автаркия - это бытийная, онтологическая часть русского будущего, его душа 13 ноя 2015, 16:00


Олег Фомин-Шахов

Русский уклад в XXI веке

Крестьянская автаркия - это бытийная, онтологическая часть русского будущего, его душа

Понять уклад

При слове "уклад" из нашей памяти услужливо выныривают пресловутые самовар, печь, лапти, матрешка, балалайка. Мы привыкли считать уклад синонимом старины, ретро, архаики. Но уклад может быть и индустриальным - с дымящими трубами заводов и нехлипкими бабами на разгрузке вагонов. Уклад может быть и информационным - с полной компьютеризацией, автоматизацией. Уклад, наконец, может быть нанотехнологическим.

Иными словами, уклад - это всего лишь культурно-хозяйственное устройство жизни. А вот каким он будет, уже всецело зависит от нас самих.

Существует множество пониманий и определений уклада. В отдельных случаях на первый план выходят социально-культурные, в других - экономико-технологические детерминанты.

В структуре уклада можно вычленить:
- культуру духовную (метафизика, традиции, ценности, социальные нормы, литература и искусство);
- культуру материальную (всё то, что в рамках текущего уклада произведено человеком);
- средства и способ производства (то, чем и как произвел всё это человек).

Есть соблазн, чисто модернистский, сказать, что уклад - это своего рода функция от средств и способа производства и потребления. Однако было бы ошибочным полагать, что мы пытаемся осмыслить уклад через жесткий односторонне направленный материально-экономический детерминизм. Сам по себе такого рода подход ложен и безрезультативен - подобно попытке решить, бытие ли определяет сознание или сознание бытие. Культура духовная связана с культурой материальной, а культура материальная связана со средствами и способом производства. Но при этом одно не происходит от другого. Тем более в какой бы то ни было временной последовательности. Правильнее было бы сказать, что все три названных компонента в структуре уклада развиваются одновременно, будучи взаимосвязанными и взаимоопределяющими.

Развитие укладов именовать "прогрессом" было бы неточно, поскольку это определение нагружено определенными оценочными смыслами, подразумевающими некую позитивную технологическую эволюцию во благо человека. Корректнее говорить об адаптации укладов под влиянием изменений - прежде всего климатических, демографических и ресурсно-сырьевых.

Полный текст...
Владимир Карпец: Возможно существование двух "уровней права" - общегосударственного и местного, включая местное обычное и религиозное, как это было в Российской империи 7 ноя 2015, 19:00


Владимир Карпец

Исцеление (от) права

Возможно существование двух "уровней права" - общегосударственного и местного, включая местное обычное и религиозное, как это было в Российской империи

Перестройка, по словам одного из ея "архитекторов", члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС Александра Яковлева, была заведомым и спланированным "сломом тысячелетней парадигмы". Важнейшей ея составляющей стала "правовая реформа". Формально была провозглашена "демократизация советского права", а фактически произошла ломка всей правовой системы: "советское право" за несколько лет исчезло. Но далеко не только оно. Что взамен?..

В теории государства и права существует понятие рецепции права. Это, согласно "Юридическому словарю" 1953 года издания, "заимствование чужеземного права". Такое заимствование "происходит в тех случаях, когда чужеземное право является значительно более развитым, чем право заимствующей страны, и соответствующим в большей или меньшей степени общественным отношениям данной страны, интересам господствующего в ней класса". И далее уточнялось, что "наиболее широко происходила рецепция римского права в Западной Европе в XII-XVI веках", а "отдельные случаи" заимствования "известны в настоящее время. Так, в некоторых восточных странах (Турция и др.) отдельные кодексы представляют собой более или менее точную копию кодексов той или иной европейской страны". Здесь крайне важна установка на то, что "европейское" всегда заведомо выше, чем "местное". А ведь это 1953 год. Еще послевоенная "золотая осень"… Даже и тогда?

В Европе первые опыты заимствований из римского правоведения приходятся на VI век. Рецепирование проходит несколько стадий, и в конце концов в XII веке германский император Фридрих Барбаросса назвал римское право "всемирным правом". В XVI веке его называли "писаным разумом" и "юриспруденцией, висящей в воздухе". В XIX веке юрист Моддерман назвал его "правом общим, высшим и научным". С этого времени начинается агрессивная экспансия не только римского, но и вообще европейского права как часть также и мировой европейской экспансии, начатой еще Каролингами в VIII-IX веках.

Марксизм был также одной (хотя и уже поздней) из форм той же самой экспансии, и естественно, что советские правоведы, выступавшие "под знаменем марксизма", не могли не признавать любую рецепцию "прогрессивной". В этом состояла глубочайшая системная ошибка, сделавшая советскую правовую науку по сути безсильной и открывшей дорогу "правовым реформам" конца прошлого столетия.

"Слом парадигмы" был запланирован еще задолго до перестройки. Более того, не просто запланирован, а заложен. Ему открыла дорогу сама же официальная идеология СССР - марксизм - как часть "западного проекта".

Полный текст...
Владимир Карпец: Историческую форму монархии в России в известном смысле можно считать тезисом, историческую советскую форму социализма - антитезисом: речь идёт - не может не идти - о синтезе 3 сен 2015, 20:00


Владимир Карпец

Социал-монархизм как русский образ "Четвертой Политической Теории"

Историческую форму монархии в России в известном смысле можно считать тезисом, историческую советскую форму социализма - антитезисом: речь идёт - не может не идти - о синтезе

Краткая диагностика

На протяжении последних двух веков в России не на жизнь, а на смерть, боролись между собой две политические идеологии - монархическая и социалистическая. Их считали непримиримыми и взаимоисключающими. Сегодня повержены обе. И вместе с ними, по сути, повержены Россия, русская история и русская цивилизация. Продолжение следования по формально начатому в 1991 году буржуазно-демократическому "тренду", заимствованному, или, как говорят в правовой науке, "реципированному" у иной, евророатлантической цивилизации, чревато уже распадом самой Русской земли.

Однако само это противостояние и противопоставление монархии и социализма с самого начала содержало и до сих пор содержит, если так можно выразиться, "системную ошибку": монархия - это тип государства и, соответственно, все, что с ней связано, относится к области политического, а социализм - категория прежде всего социально-экономическая, причем экономическая по преимуществу. Строго говоря, это вещи, расположенные в разных плоскостях, и они не могут меж собой ни жестко соотноситься, ни быть жестко друг другу противопоставлены. Тем не менее, в истории России они противостояли, и это противостояние привело к катастрофическим последствиям. Почему?

Социализм XIX века провозглашал политико-историческое преемство с так называемым "Просвещением" и порожденными им антитрадиционными, антимонархическими и антицерковными революциями, прежде всего французской и американской XVIII века. Отвергая господство частной собственности, зафиксированное этими революциями, но при этом выступая за разрушение всех традиционных институтов - от религии до семьи (об этом прямо говорилось в основных программных документах социализма, в том числе в Коммунистическом манифесте К. Маркса и Ф. Энгельса), социализм XIX века выступал как внешнее средство осуществления гностических доктрин "рассотворения" мира, само "сотворение" которого рассматриалось молодым Марксом как начало "отчуждения" (отрицать важную содержательную сторону этих доктрин невозможно). Такой социализм - до сих пор для многих его исследователей, в том числе выдающегося русского математика и историка И. Р. Шафаревича (в книге "Социализм как явление мипровой истории"), абсолютно тождественный социализму как таковому - действительно был враждебен имперской, монархической и православной России не только на политическом уровне, но тотально и глубинно. "Ни одна революция в Европе и во всем мире не может победить до тех пор, пока существует нынешнее Русское государство", - писал Ф.Энгельс. Этот тезис был зеркально отражен политически абсолютно противоположной, но структурно тождественной позицией, высказанной в 1849 году Ф. И. Тютчевым в его статье "Россия и революция": "Уже давно в Европе существуют только две действительные силы: Революция и Россия, - писал русский дипломат и поэт. - Эти две силы сегодня стоят друг против друга, а завтра, быть может, схватятся между собой. Между ними невозможны никакие соглашения и договоры. Жизнь одной из них означает смерть другой. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром, зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества".

Полный текст...
Владимир Карпец: Если "элита" действительно хочет быть таковой, она должна прежде всего сама перестать быть частью "потребительского общества" 25 авг 2015, 14:00


Владимир Карпец

Правящий слой

Если "элита" действительно хочет быть таковой, она должна прежде всего сама перестать быть частью "потребительского общества"

Сегодня Россия вновь вступает в ситуацию с возможностью любого исхода. Нельзя исключить, что снова, как и всегда, все придется начинать сначала. Совершенно очевидно, что в значительно степени все будет зависеть от того, что принято называть правящим слоем. Надо смотреть трезво и без иллюзий. Сам по себе народ политически не решает ничего. Но устойчивость и преемственность правящего слоя укоренена в историческом бытии народа, сущностном с ним единстве. Если этого нет, правящие элиты, уходя со сцены, тянут в погибель и народы.

В 1924 году, сразу же после смерти "вождя мирового пролетариата", Иосиф Сталин объявил о так называемом "ленинском призыве в партию". Массовым образом ряды "революционного авангарда рабочего класса", состоявшего тогда из рабочих в лучшем случае на четверть, не просто пополнили - заполнили - настоящие "рабочие от станка". Кто это были такие? Прежде всего, сдвинувшиеся в города русские крестьяне, утратившие связи с родной землей, но сохранившие о ней генетическую, "нутряную" память. Эти люди не имели ничего общего с "ленинской гвардией" - интеллигентской и в основном нерусской. Но также у них было очень мало общего с "Русью уходящей", даже совершено иной внешний облик: удивительно, но сразу же после марта 1917, после отречения народа от Царя, внезапно изменились лица русских людей. "Башкирские, прямо сахалинские", - как написал Бунин в "Окаянных днях". Но это были именно русские люди. Просто Русь обернулась иной своей стороной, иным, "подземным" лицом. Да, "своею азиатской рожей". В чем, сразу скажем, нет ничего ни плохого, ни хорошего. Просто так, как есть.

В 1924 году в одночасье "ленинская партия" стала "сталинской кузницей кадров".

На самом деле именно после "ленинского призыва" впервые примерно за два с половиной века в стране начал формироваться правящий слой, сущностно единый с ее народом. Как бы к этому ни относиться.

"Компартия как своего рода орден меченосцев внутри государства Советского, направляющий органы последнего и одухотворяющий их деятельность" - так говорил сам Сталин о своем замысле, который, возможно, был не лично его, но "запасным вариантом" Императорской армии и разведки на случай свержения Монархии.

В "Энциклопедии военной разведки России" (М., 2004) сообщается, что начальник Разведывательного управления Генштаба генерал Николай Михайлович Потапов (1871-1946) сотрудничал с большевиками с июля 1917 года. Документы об этом, крайне важные для понимания глубинной преемственности государственности России, пока что не рассекречены.

Полный текст...
Виктория Кузнецова: Религиозные смыслы стихотворения Александра Твардовского "Я убит подо Ржевом" 7 апр 2015, 20:00


Виктория Кузнецова

Религиозные смыслы стихотворения Александра Твардовского "Я убит подо Ржевом"

В самом факте появления в печати в 1946 году известного стихотворения Александра Твардовского, написанного по впечатлениям поэта на Калининском фронте в 1942 году, есть уже загадка. Цензура ли военного времени его не допускала в печать, сам ли поэт не спешил с публикацией, неизвестно…

Первая же строка, ставшая хрестоматийной, сразу задает тексту некую нереальность, условность: "Я убит подо Ржевом" - у этого "я" нет имени, отчества, фамилии, но это "я" говорит от имени погибшего воина именно здесь, на "Ржевском выступе" войны. Воин убит, но словно "вещает " из загробного мира. Это речь мертвого - к живыми, рассказ, о том, как пришла его смерть, и перечисление подробностей ее схоже со статистическим отчетом. Это монолог никому неизвестного человека. Безымянен не только он - но само место его гибели - некое "безымянное болото" на карте военных действий, да он и не знает точного географического расположения своей части - вокруг нет ни населенного пункта, ни другого ориентира. Для солдата важнее помнить военные детали "В пятой роте, на левом, при жестоком налете", именно их фиксирует его сознание, и именно они воссоздают явь происходившего. Это ориентиры общего характера, которые он мог видеть.

Героический пафос стихотворения в самом его начале поэтом намеренно снижен: убит воин не в открытом бою, а при авианалете. И болото без названия, и вражеский налет на него почему-то обыденно, нелепо жесток - эти "причинные" приметы гибели словно скрывают какую-то непонятную военную драму.

И вначале сдержанная сухость констатации факта перерастает в следующих двух строфах в ничем и никем, никакой "цензурой", не сдерживаемое чувство личной трагедии произошедшего:

Я не слышал разрыва,
Я не видел той вспышки -
Точно в пропасть с обрыва -
И ни дна, ни покрышки.

Смерть пришла к нему внезапно, не исключено, что даже во сне. И этот конец жизни устрашает его этой своей обреченностью: все произошло почти мгновенно, внезапно, и никто об этом не узнает: он просто "пропал без вести". Его не положили в гроб, не предали его тело земле, не упокоили кости. Он возвратился в пространство земли в хаосе, без какой-либо последней человеческой заботы. И эти слова "ни дна, ни покрышки", имеющие в обиходе некое мистическое, заклинательное значение, он со скорбью переосмысливает и адресует своей безвестной судьбе.

Полный текст...
Юрий Мамлеев: Русская идея может осуществляться не только на Земле, но и в других пространствах видимой и невидимой Вселенной 21 дек 2014, 14:00


Юрий Мамлеев

Замыкание треугольника

Русская идея выходит за пределы земного мира и может осуществляться не только на Земле, но и в других пространствах видимой и невидимой Вселенной

В понедельник, 22 декабря, в Малом зале Центрального дома литераторов в Москве состоится презентация новой книги Юрия Мамлеева - сборника стихов и рассказов «Невиданная Быль». Мероприятие начнется в 18.30 и пройдет в рамках юбилейного заседания Клуба метафизического реализма, которому в этом году исполняется десять лет. Вести вечер, на который приглашены писатели, философы, журналисты и известные деятели культуры, будет писатель Сергей Сибирцев - председатель Клуба метафизического реализма. Президентом же общества является сам Мамлеев.

Пресс-релиз новой работы основоположника метафизического реализма гласит: «Рады сообщить, что вышла и поступила в продажу книга Юрия Мамлеева "Невиданная быль. Стихи и проза". Это уникальная книга, которой, пожалуй, нет аналогов, поскольку она сочетает в определенном единстве прозу и стихи. Стихи написаны от имени героев рассказов Мамлеева, поэтому книга разбита на несколько циклов, каждому из которых предшествует рассказ. Представленные стихи по духу различны настолько, насколько отличаются друг от друга сами герои рассказов. Например, Человек с лошадиным бегом - это совершенно не то, что Саша Трепетов из романа "Московский гамбит". В итоге получается некое органичное единство, когда писатель-прозаик имеет возможность в воображении "переселиться" в образ своего героя (ведь для него это просто) и писать стихи от его имени. Книга вышла в издательстве "Традиция" - это новое, весьма интересное и в некотором роде даже загадочное издательство».

Литературный секретарь Мамлеева Тимофей Решетов, составивший сборник «Невиданная быль» и написавший к нему предисловие, попросил прославленного автора ответить на несколько вопросов касательно выхода его новой книги.

- Юрий Витальевич, не могли бы Вы дать краткую характеристику лирических героев, от лица которых написаны стихотворения. В этой книге пять частей, пять литературных персонажей. Расскажите немного о каждом из них.

- Пожалуй, это возможно, хотя не так просто. Начнем с того, что возьмем крайние точки: герой рассказа «Человек с лошадиным бегом» и герой рассказа «Праздник». Стихи Человека с лошадиным бегом - это поэзия крайнего сюрреализма, причем не эстетского сюрреализма во французском духе, а сюрреализма с каким-то юродивым оттенком, с духом бродяжничества, проникновения в души совершенно непредсказуемых персонажей, которые встречаются в пивных, на кладбище и т. д.

Полный текст...
Судьба западной философии и русское начало 16 сен 2012, 16:01


Илья Дмитриев

Судьба западной философии и русское Начало

Постфилософская ориентировка относительно возможности

В эссе «Когито и история безумия» из сборника 1967 года «Письмо и различие» Жак Деррида характеризует проект исследования Мишеля Фуко «История безумия в классическую эпоху» (1) как попытку «написать историю самого безумия», «дать слово самому безумию». Это значит: говорить о безумии принципиально не на языке психиатрии – шире – разума вообще, репрессирующего и «захватывающего» безумие. Эмансипирующий, критический смысл проекта, казалось бы, вполне внятен: для того, чтобы раскрыть аутентичное содержание одного из членов оппозиции разум/безумие, необходимо осуществить критику, деструкцию словаря, в котором этот член (безумие) определяется со стороны противоположного члена (разума), поскольку такой словарь изначально функционирует в режиме отрицания, репрессии, унижения, «захвата», «объективации». Дабы постичь безумие в его собственной истории для Фуко принципиально важно раскритиковать и тем самым нейтрализовать тенденцию к описанию безумца с точки зрения психиатра. Замысел этот, однако, как показывает Деррида, наталкивается на очень сложное, имманентное самому себе препятствие. Оговариваясь, что речь идет отнюдь не о простой игре слов, Деррида пишет, что эта попытка – дать голос самому безумию и, может быть, даже взглянуть на разум со стороны безумия - является самым безумным в проекте Фуко. Почему? Отвечая на этот вопрос, Деррида с присущим ему изяществом выводит одну из самых притягательных, завораживающих, интересных фигур постструктуралистского мышления – фигуру критического движения, распространяющегося на собственную возможность.

Поймав Фуко на слове о том, что «безумие есть невозможность произведения» и в конечном итоге его голос есть молчание, Деррида спрашивает: «…имеет ли, перво-наперво, само молчание историю? Да и археология, пусть и молчания, не является ли она особой логикой, организованным языком, неким проектом, порядком, фразой, синтаксисом, произведением? Не окажется ли археология молчания наиболее действенным и искусным возобновлением … акта, осуществленного против безумия, повторением как раз в тот момент, когда этот акт разоблачен?» (2) Постараемся как можно основательнее уяснить, в чем же, с точки зрения Деррида, заключается опасная двусмысленность фукианского проекта. Она заключается в том, что «история», «археология» (авторский проект Фуко по переосмыслению исторического исследования) - все они представляют собой опыты связного дискурса, некоей внятной, то есть, собственно, разумной речи. Корень априорной, если можно так выразиться, провальности фукианского проекта заключается, таким образом, в том, что он развертывается как речь отнюдь не безумца - и уже поэтому не отвечает заявленной цели: дать голос самому безумию как таковому.

Основным слабым местом «Истории безумия», согласно Деррида, является то, что, отталкиваясь от конкретных исторических форм подавления, «захвата», разыгрываемых в рамках становящихся на заре Нового времени психиатрических практик, Фуко неосторожно и нескромно распространяет свой критический пафос на «Разум вообще», на всю полноту возможностей рацио. «Весь европейский язык, язык всякого, кто прямо или косвенно участвовал в приключении западного разума, является необозримым посланием проекта, определяемого Фуко в виде захвата и объективации безумия. Ничто в этом языке и никто из тех, кто говорит на нем, не могут уклониться от исторической виновности … судебным разбирательством которой Фуко, кажется, собирается заняться» - пишет Деррида. И тут же он продолжает: «Но это, очевидно, невозможное разбирательство, поскольку и закон, и приговор будут без конца заново совершать преступление самим фактом своего оглашения. Если Порядок, о котором мы говорим, столь могуществен, если его могущество – единственное в своем роде, то оно таково из-за своего сверхопределяющего характера и того структурного, универсального и бесконечного заговора, которым оно компрометирует всех тех, кто понимает его язык, даже когда этот язык предоставляет форму для его разоблачения. Порядок поэтому разоблачается порядком» (3).

Полный текст...
Философский корабль и сумерки русского логоса 9 авг 2012, 10:28


Философский корабль и сумерки русского логоса.

(интервью Н.Мелентьевой телеканалу «Мир» 06 августа 2012 г.)

90 лет назад большевики Советской России совершили политический и символический акт под условным названием «философский корабль» ( в историографии он именуется  грубее - «философским пароходом»). Номинально это была высылка части  русской гуманитарной интеллигенции  из России в Германию и Латвию. В сентябре 1922 два парохода отправились из Петрограда за рубеж,  еще несколько отплыли из Севастополя. Среди оказавшихся в эмиграции мыслителей были  русские философы: Н.А. Бердяев, И. А. Ильин, Л.П. Карсавин, Н. О. Лосский, П.А. Сорокин, С.Е. Трубецкой, С.Л. Франк и другие. Многие мыслители, писатели и музыканты покинули Россию еще раньше. К ним принадлежали: С. В. Рахманинов, С.С. Прокофьев, И. Северянин,  В. Набоков, И. А. Бунин, З. Н. Гиппиус, Д. С. Мережковский, К. Д. Бальмонт, , А. Белый, А. М. Ремизов, Б. К. Зайцев, И. Г. Эренбург, В. В. Кандинский, Ф. И. Шаляпин, М. И. Цветаева, В. Б. Шкловский, В. Ф. Ходасевич и др..  Многие из тех, кто не покинул Советскую Россию  были репрессированы, и даже расстреляны (Н.Гумилев, позднее – Н.Клюев), некоторые покончили с жизнью, другие отправились во внутреннюю эмиграцию…

Философский корабль 1922 года был несомненно символическим событием (можно говорить о символизме корабля, ковчега, плавания, воды, перемещения, моста итд), ознаменовавшим конец последним надеждам русской интеллигенции, возлагавшимся на стихию русской революции, где  в пламени обновления кипели и плавились идеи, проекты возможной и чаемой еще тогда русской философии. 

С философским кораблем и последующей эмиграцией большей части  интеллектуальной элиты русского Серебряного века философский процесс в России был прерван. Но что конкретно было прервано? Была ли в России полноценная самостоятельная философская традиция, систематический  философский дискурс? 

Скорее  нет.  Удар был нанесен по самому процессу зарождения русского логоса, по его  вызреванию в утробе русской стихии, по процессу  первичного высвобождения  философского сознания из хаоса русского бытия.

Отвечая так на вопрос, я солидаризуюсь с глубоко обоснованной позицией Александра Дугина,  в своих книгах  «Мартин Хайдеггер и философия другого начала» и «Мартин Хайдеггер  и возможность русской философии», убедительно показавшего, что русская философия еще только стоит на пороге своего рождения.  Ее просто еще никогда не было, несмотря на многовековые усилия русской души прорасти логосом сквозь русское поле, взойти из материнского лона русской земли, восстать над горизонтом русского пространства. И если русские в истории несомненно мыслили — литургией, стихиями, пространством, войной, властью, государством, богом или хаосом -- то они до сих пор не мыслили философски.

 Русский логос сегодня «стоит под паром», находится на подготовительной стадии, в утробе русской стихии, русского пространства, мышления,  истории,  народа и русского «дазайна». 

Русская (именно  русская, а не западноевропейская или  универсальная) философская (именно философская,  а не публицистическая,  не литературная, не литургическая или политическая) мысль  до сих пор еще не состоялась.

Напрашивается вопрос: а что мы имеем в виду под философией как таковой?  Здесь целесообразно принять во внимание  размышления величайшего философа 20 века Мартина Хайдеггера относительно всего здания  западноевропейской философии и ее судьбы.

Философия, по мнению Хайдеггера, возникла около двух с половиной тысяч лет назад, царственно прошествовала сквозь этапы истории западного мира, воздвигла западную цивилизацию в ее базовых предпосылках и основаниях, претерпела головокружительные концептуальные метаморфозы  и, наконец, пришла к своему завершению, к своему полному и не отменимому концу. 

Полный текст...
Концепция бедного субъекта 11 сен 2011, 22:15


Дарья Дугина

Концепция бедного субъекта

"Не смотрите на то, что делает наш человек. Посмотрите на то, к чему он стремится."

Ф.М.Достоевский

Характерной особенностью русской философии, по мнению некоторых историков русской философии, является онтологизм мысли. Позиция онтологизма в философии, в отличие от противоположной позиции гносеологизма, предполагает первичное рассмотрение не процесса мысли, но объекта постижения. Находясь на стороне онтологического, мы прежде всего пытаемся выявить и ответить на вопрос: ЧТО есть, ЧТО является объектом нашего познания, на ЧТО обращен взор нашей интеллектуальной интуиции. Приверженцы модели онтологизма пытаются, в первую очередь, найти в ряду всего, что "течет и меняется", некую фундаментальную основу - неподвижную точку, подобную большому камню в быстротекущей горной реке. И только после нахождения и обретения этой опоры - бытийной инстанции, мы можем рассматривать уже собственно наш процесс интенционального поиска этой вещи. Тем самым, мы начинаем мыслить о мышлении только после того, как мы определим, что есть и что мы можем постигать. Приверженцами такого метода являются Парменид (идея тождества бытия и мышления), Платон ( поиск идей как истинно существующих инстанций) - обращавшие свои рассуждения на поиск некой неподвижной основы, являющейся носителем бытия.

В противоположность онтологизму, гносеологизм пытается изначально понять сам ход нашего мышления. Приверженцы такой позиции ( а сама позиция стала активно развиваться после И. Канта) обращают свой взор на рефлексию процесса мышления. В такой модели под сомнение берется возможность вычленения некой опоры, обладающей собственным онтологическим статусом, и она становится "вещью-в-себе" - непостижимой для познания. Единственное, что нам остается - изучать сам процесс познания. В таком методе чрезвычайно важен Субъект, именно он становится центром, его роль чрезвычайно велика.

Русские философы далеки от позиций гносеологизма. Это обусловлено тем, что сама идея Субъекта и некой познающей инстанции в русском сознании, чрезвычайно туманна и замутнена. И русская культура, и русская история, и русская религия не приемлят понятия "индивид", понятия сугубо западного, холодного, отстраненного. Коллективизм русского народа, который просматривается даже в мельчайших деталях письменной речи ( как то - написание "я" с маленькой буквы, в отличие от английского языка, где "I" всегда пишется с большой буквы), имеет совершенно иное, другое понятие субъекта. И этот субъект надиндивидуален, общ и един для множества людей. Это народный дух, который никогда не разбивается на части и думает, верит, понимает, слышит, постигает совершенно по-особому.

Русский Субъект абсолютно беден. Он практически отсутствует, он настолько велик, что начинает казаться слишком малым. Эта бедность - бедность не в классическом понимании недостатка или нужды, но бедность, превысшая богатство и изумруды, как бедность монаха, превышает внутренней сутью все сокровищницы и клады. И беден субъект так, что почти отсутствует, что еле проступает его воля, его интенции сквозь туман неразграниченности. И не просто нет направленности на что-то, но нет изначальной точки-инициатора этой направленности.

Наш русский бедный субъект - это на самом деле самое тайное и волшебное, что есть. Это тонкое бытие. Это настоящее бытийствование. Это надежда, которая не обращена, но есть само бытие.

Русский народ беден. Он страдалец, подобно Иову. Народ несет знамя Христа, верной истины, которой он полностью отдает свои притязания на рефлексию и несет его героически, сквозь темноту веков и угроз, боли и страдания... Не предавая подлинное бытие.

Русский человек слишком широк, чтобы быть субъектом. И кажется бедным. Но эта бедность - самое великое богатство - и это широта - дает неповторимую опору мира.

И эта бедность, именно эта, кроткая, смиренная, ненаправленная, иногда сбивчивая и еле понимающая - это подлинно русское богатство. То, которое само того не зная, уже находится в центре бытия.

В том центре, где богатство и бедность - только лишь словесные категории. В центре абсолютной истины. В центре вечного света блага, в том крае души, где слова слишком истощены, чтобы выразить беспредельность и сверхвеличие Бога...

Полный текст...
Новая книга
Валерий Коровин - Третья мировая сетевая война

События
Все книги можно приобрести в интернет-магазине evrazia-books.ru или в офисе МЕД +7(495)926-68-11


Александр Дугин "Путин против Путина", Яуза, 2012


Леонид Савин "Сетецентричная и сетевая война." МЕД, 2011

Мартин Хайдеггер
Александр Дугин. "Мартин Хайдеггер: философия другого Начала", Академический проект, Москва, 2010

Русское время
Русское время. Журнал консервативной мысли, №2, 2010

Португальская служанка
Жан Парвулеско "Португальская служанка", Амфора, 2009

Против либерализма
Ален де Бенуа "Против либерализма. К четвертой политической теории", Амфора, 2009

Сетевые войны
Сетевые войны. Угроза нового поколения, Евразийское движение, 2009

Александр Дугин - Четвёртая политическая теория
Александр Дугин. "Четвёртая политическая теория", Амфора, 2009

Русское время - Журнал консервативной мысли
Вышел первый номер журнала консервативной мысли <Русское Время>

Александр Дугин - Радикальный субъект и его дубль
Александр Дугин. "Радикальный субъект и его дубль". Евразийское движение, 2009

Архив

Прочти по теме

Иудаизм
[ Иудаизм ]

·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Окончание) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы (Продолжение) | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Две большие разницы | Каббала в широком смысле слова - эзотеризм Запада, Каббала в узком смысле слова - иудаистский эзотеризм | 25.07.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (окончание) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот (продолжение) | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Эзотеризм наоборот | Метафизика нации в Каббале | 10.06.2009
·Иудаизм | Сергей Панкин | Другие | Индоевропейское и иудаистское понимание сакрального | 06.04.2009
·Иудаизм | Зеэв-Хаим Лифшиц | Иудейские законы и современность | Баланс традиции и модерна в отдельно взятой личности | 10.07.2007
·Иудаизм | Кризис религиозного сионизма | ''Государство Израиль - локомотив Избав
Тексты offline
Читайте в журнале "Крестьянка" №9 за сентябрь 2008 года

  • Александр Дугин: "Деконструкция Владислава Суркова"
  • Весь архив

    Темы
    · Все категории
    · Культура
    · Политология
    · Традиция
    · Философия
    · Экономика
    Evrazia.org


    Евразийская музыка

    Послушать

    рекламное

    Прочие ссылки
    Архив
    30 июля 2010, 16:02
    Русская идея | Александр Дугин | Реконструкция парадигм (взгляд из ХХI века) | В России постмодернистский эзотеризм, выйдя на улицы, грозит стать брешью в стихии западного "телоса", его "антитезой", его "темным дублем" | 30.07.2010
    22 января 2010, 18:16
    Русская идея | Алексей Нилогов | Законодатель стиля: короткий путь к абсолютному знанию | Философские идеи Дугина с трудом поддаются квалификации, так как не вписываются ни в какие классические схемы | 31.01.2010
    27 ноября 2009, 11:45
    Русская идея | Илья Дмитриев | Философия патологоанатома | Очередной приговор современному обществу, вынесенный из уст радикального консерватора | 27.11.2009
    30 мая 2008, 15:14
    Русская идея |
    10 апреля 2008, 21:21
    Русская идея | Александр Дугин | Археомодерн (III часть) | В поисках точки, где и модерн, и архаика ясны как парадигмы | 10.04.2008
    Русская идея | Александр Дугин | Археомодерн (II часть) | В поисках точки, где и модерн, и архаика ясны как парадигмы | 10.04.2008
    Русская идея | Александр Дугин | Археомодерн | В поисках точки, где и модерн, и архаика ясны как парадигмы | 10.04.2008
    15 августа 2007, 15:32
    Русская идея | Рецензия на книгу Александра Дугина "Философия войны" | 15.08.2007
    30 мая 2007, 14:52
    Русская идея | Кирилл Товбин | Вера и идентичность | Небеса Обетованные – далекие и близкие | 30.05.2007
    16 мая 2007, 09:44
    Русская идея | ''Базница-Инфо'' | Учебник для граждан Империи, или кто генерирует идеи для Путина | 16.05.2007
    ВЕСЬ АРХИВ